Коронавирус
Выборы-2020
Отдых в Беларуси


Анастасия Бойко,

В суд Центрального района Минска поступили материалы уголовного дела против 17-летнего минчанина — его обвиняют в насилии в отношении омоновца. Однако мама парня утверждает, что насилие применили как раз сотрудники ОМОНа. По ее словам, задержав Антона и его друга Николая (имена подростков изменены — TUT.BY), они избили ребят и помочились на них.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Вечером 18 июля 17-летний Антон и его 16-летний друг Николай выпивали на набережной возле водохранилища Дрозды. Употребив около 300 граммов водки, ребята направились к пляжу. По дороге их окликнули сотрудники ОМОНа. Антон и Николай испугались и бросились бежать (здесь и далее приводятся показания из постановления об отказе в возбуждении уголовного дела против сотрудников ОМОНа, которое родители Антона получили из Следственного комитета. — Прим. TUT.BY).

Добежав до частного сектора, Николай заметил, что друга рядом нет. Вдруг он почувствовал боль от удара в глаз, упал на траву и закрыл лицо руками. Он не видел, кто его ударил, но когда открыл глаза, рядом с ним стояли сотрудники ОМОНа.

Антон, который успел отбежать метров на 300, оглянулся и увидел такую картину: к его другу подскочил мужчина в гражданской одежде и сделал силовой захват шеи. Следом в направлении самого Антона бежал сотрудник ОМОНа, поэтому парень рванул во дворы. Однако, подумав, решил не бросать друга в беде. Когда он вернулся к Николаю, тот лежал на земле, глаз у него покраснел.

Подростков погрузили в автозак, чтобы доставить в РУВД Центрального района для составления протокола. В машине уже сидело трое несовершеннолетних парней (задержали за то, что они фотографировались на крыше здания «Мир фитнеса») и другие сотрудники ОМОНа.

Антон утверждает, что во время движения у него потемнело в глазах и закололо сердце. Он встал, машину тряхнуло, и он упал на одного из омоновцев. Тот оттолкнул его назад, и Антон стал пятиться в направлении Николая, который привстал, чтобы его удержать. Эти действия ребят сотрудники ОМОНа расценили как попытку сопротивления.

— У моего сына пролапс митрального клапана, поэтому ему могло стать плохо. Он даже ушёл из футбола из-за постоянных болей в сердце, — говорит мама Антона.

Омоновец, оттолкнувший от себя Антона, позже заявит о том, что парень ударил его в губу. Именно из-за этого эпизода Антону предъявят обвинение по статье 364 УК РБ (Насилие либо угроза применения насилия в отношении сотрудника органов внутренних дел).

Фото: Reuters
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Reuters

Родители подростка допускают, что падение их сына на сотрудника ОМОНа можно было расценить неправильно.

— Я предполагаю, что и трое сидевших в машине подростков, и другие сотрудники ОМОНа, и друг Николай могли подумать, что Антон хотел ударить правоохранителя, — рассуждает отчим парня.

Несовершеннолетние свидетели, судя по всему, так и подумали. В распоряжении редакции TUT.BY имеется видео, которое записал один из них. Он рассказывает, что произошло в машине.

— Через несколько минут после того, как автомобиль тронулся с места, между милиционером и одним из незнакомых мне парней произошел конфликт. Один парень встал и ударил милиционера. Дальше я не помню, — говорит парень и продолжает: — Милиционер начал бить их обоих. Били кулаками и ногами в голову и туловище. Один милиционер вначале ударил парня открытой рукой, потом пару раз закрытой рукой, кулаком по голове. После этого на них надели наручники за спиной, положили на пол лицом вниз и по всему пути следования машины периодически били кулаками и ногами по голове и туловищу. Каждый из милиционеров нанес парням не менее 5 ударов руками и ногами. Приблизительно минут через 10 машина остановилась, и меня с друзьями выпустили из автомобиля, а те парни и трое сотрудников милиции остались в автомобиле.

Двое других свидетелей тоже восприняли телодвижение Антона как удар — по крайней мере так они сказали следователю. После этого, по их словам, омоновцы скрутили парням руки за спиной и надели наручники. При этом каждого из них ударили не меньше двух раз.

Сами ребята утверждают, что ударов было гораздо больше. Из показаний Антона следует, что после того как он упал на омоновца, его кто-то не меньше 5 раз ударил по голове, а когда он лежал на полу — нанес не менее 5 ударов ногой в спину. Николай утверждает, что его не меньше 2−3 раз ударили по спине ребром ладони.

Что же говорят сами омоновцы? В документах из СК, которые получили родители Антона, есть и показания силовика, который утверждает, что на него напали. По его словам, Антон резко встал и ударил его кулаком правой руки в верхнюю часть губы. Затем Николай тоже приподнялся с места, но пытался он ударить или же просто подхватывал друга, правоохранитель не знает.

Ни в его показаниях, ни в показаниях двух других омоновцев (которые, впрочем, полностью подтвердили версию коллеги) нет ни слова про удары. Лишь указано, что подросткам заломили руки за спины, надели наручники и положили лицами в пол — «во избежание дальнейшего конфликта».

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Максим Пушкин, TUT.BY

По словам родителей Антона, самое ужасное началось, когда свидетелей высадили из автозака. После этого, как рассказывает мама, к ребятам подошел один из омоновцев и высказал сожаление, что им нет 18 лет, иначе он бы с удовольствием их «опустил» (совершил насильственный половой акт). По словам мамы, подростки, обездвиженные лицом вниз, услышали звук расстегиваемой ширинки, и им на головы полилась какая-то жидкость.

В показаниях самих подростков упоминаний про угрозы «опустить» нет, про жидкость, полившуюся им на головы, — есть.

До приезда в РУВД Антон и Николай пролежали лицом вниз, их головы омоновцы прижимали к полу ногами. В отделении на парней составили протоколы об административном правонарушении по ст. 17.3 КоАП (Распитие алкогольных напитков либо появление в общественном месте в пьяном виде, оскорбляющем человеческое достоинство и нравственность). Освидетельствование выявило 0,6 промилле алкоголя в крови у Антона и 0,4 — у Николая.

О случившемся родители узнали в тот же вечер и сразу поехали к детям. Ребят продержали в РУВД Центрального района всю ночь. На утро мама Антона, отец Николая и оба подростка поехали в Главное управление собственной безопасности МВД (ГУСБ МВД), где родители написали заявление на сотрудников ОМОНа.

После они отправились в Центральный районный отдел СК, где им дали направление на экспертизы. У Николая на осмотре были обнаружены кровоподтеки на грудной клетке и голове, ссадины на голове и на руках, а также кровоизлияние в соединительную оболочку правого глаза (осмотр был проведен 19 июля). У Антона — кровоподтек на ухе, ссадины на лопатке и ягодице (осмотр 21 июля). Эксперт охарактеризовал повреждения как легкие телесные.

Фото: Reuters
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Reuters

Мама Антона утверждает, что кроме этого была проведена экспертиза на наличие на волосах подростков следов мочи — и она их подтвердила. Однако в документах от Следственного комитета про это ничего не сказано.

Через три дня после инцидента, 21 июля, Центральный районный отдел СК по Минску возбудил против Антона уголовное дело по статье 364 УК РБ (Насилие либо угроза применения насилия в отношении сотрудника органов внутренних дел).

Семья Антона считает, что дело завели, потому что они обратились с заявлениями на правоохранителей в вышестоящие органы. При этом ни в одном ведомстве оснований для наказания омоновцев не увидели. Командир ОМОН ГУВД Дмитрий Балаба ответил, что проверка не показала нарушений закона. В ГУСБ МВД сообщили, что «основания для задержания, а также применения физической силы и специальных средств имелись, действия сотрудников ОВД признаны законными». В Центральном отделе СК отказали в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников ОМОНа.

Следствие по делу против Антона завершено. 4 октября материалы поступили в суд Центрального района Минска, сообщила TUT.BY помощник председателя Минского городского суда Анастасия Шильвян. К рассмотрению дело еще не назначено.

-15%
-50%
-40%
-50%
-20%
-10%
-50%
-10%