Василий Семашко, Анна Иванова Специально для TUT.BY, фото и видео авторов

19 сентября Петр Порошенко обсудил с Хиллари Клинтон в Нью-Йорке ситуацию в Украине и санкции против России. Официально на востоке Украины действует «режим тишины», однако перестрелки продолжаются с обеих сторон. TUT.BY продолжает публиковать репортажи Василия Семашко и Анны Ивановой о поездке в зону АТО. Журналисты побывали там летом, а весной ездили на территорию самопровозглашенной ДНР. Зачем? Чтобы ценить жизнь, надо побывать там, где она ничего не стоит.

В день выхода первого репортажа из зоны АТО на сайте PSB-NEWS — «Новости с временно оккупированных территорий» появилась статья, посвященная журналисту Василию Семашко. Автор приводит личные данные журналиста, а также задается вопросом, почему ему до сих пор не закрыт въезд в Украину. Семашко считает, что публикация была спланированной, а доступ к такого рода информации «имеют далеко не все сотрудники спецслужб». «Единственной целью, с которой я ездил на Донбасс, и по одну, и по другую сторону фронта, — показать, что на самом деле происходит в Украине. Показать не как пропагандист Украины или России, а как нейтральный журналист», — говорит Семашко.

«В Украине я находился по приглашению Елены Белозерской, в прошлом журналиста, теперь — члена УДА (Украинской добровольческой армии). Естественно, перед тем как пригласить меня, Елена ознакомилась с предыдущими моими публикациями. Поездки на передовую выполнял, будучи официально аккредитованным через СБУ в штабе АТО. Глупо предполагать, что СБУ не имеет информации о том, что я был в ЛНР-ДНР. К чести СБУ, там отличают журналистику от пропаганды, поэтому проблем с пребыванием в Украине и аккредитацией в зоне АТО не возникло. Считаю, что эта публикация выгодна только тем, кто не желает, чтобы до граждан Беларуси и не только доходила непредвзятая информация из Украины».

Сегодняшний материал — о больнице, где поправляют здоровье раненые.

Праздник и траур на одной площади

В ночь на 12 июня в районе шахты «Бутовка» около поселка Спартак под Донецком были убиты 4 и ранено 15 бойцов «Правого сектора» (до конца 2015 года ПС и УДА были одной организацией).

Напротив этой шахты через линию фронта мы были в марте, когда делали материал о доставке «гуманитарного» хлеба.

Вечером на площади в Днепре транслируют матч Евро-2016 между сборными Украины и Германии. Большой экран, выступление артистов, уличные кафе, множество гуляющих. Праздничная атмосфера.

Неподалеку на той же площади несколько человек в военной форме с символикой «Правого сектора» зажигают свечи памяти по погибшим товарищам и разворачивают плакаты, призывающие Порошенко именовать АТО войной.

Праздник и траур на одной площади одновременно. Большая часть людей, пришедших на площадь, предпочитает футбол.

Гибель бойцов добровольческого формирования, которых по Минским соглашениям не должно быть на передовой, получила огласку в СМИ.

Представитель Администрации президента по вопросам АТО Андрей Лысенко был вынужден признать факт гибели бойцов «ПС». Генштаб начал официальное расследование, которое должно установить, «каким образом люди, не относящиеся к Вооруженным силам Украины, без соответствующего разрешения находились на передовой».

При этом присутствие добровольческих формирований на фронте не является тайной — в соцсетях достаточно информации об этом. К примеру, на странице в «Фейсбуке» организации по оказанию медпомощи на передовой «Госпитальеры» есть отчеты с фотоснимками, в каком секторе (регионе) АТО какому подразделению «Правого сектора» или УДА они оказывают помощь.

В такой ситуации появление в формально незаконных подразделениях журналистов, да еще иностранных, да еще побывавших у их противников, стало очень рискованным делом для командования. С одной стороны, мы на свой страх и риск приехали за тысячу километров по приглашению командира батальона УДА, а с другой стороны — мы прибыли «не вовремя».

Больница, которой больше двухсот лет

На следующий день направляемся в областную клиническую больницу имени И.И.Мечникова — одно из старейших многопрофильных лечебных медицинских учреждений Украины, областной центр специализированной хирургической помощи.

В 1998 году этой больнице исполнилось 200 лет. Больница известна тем, что здесь наиболее качественно оказывают медицинскую помощь раненым в АТО.

Около морга больницы люди в военной форме — товарищи недавно погибших бойцов на шахте «Бутовка».

Среди них были участники вчерашней траурной акции на площади. Родственники пришли опознавать своих погибших детей.

С больницей имени Мечникова сотрудничает известный в Украине батальон «Госпитальеры» — объединение фронтовых медиков, оказывающих помощь раненым.

Эту организацию при добровольческом корпусе «Правый сектор», теперь при УДА, основала не имеющая медицинского образования Яна Зинкевич, которой тогда было 19 лет. В первые же полгода существования «Госпитальеры» стали эффективной организацией по оказанию первой медицинской помощи раненым и их доставке в госпитали, сохранив жизни тысячам людей.

Финансируются «Госпитальеры» за счет добровольных пожертвований.

Больницу показывает заместитель главного врача, нейрохирург Юрий Скребец. Во время работы на передовой Юрий получил две контузии и ранения. Награжден орденом «За Мужество» 3-й степени.

Елена Белозерская с Яной Зинкевич (из архива Е. Белозерской)
Елена Белозерская с Яной Зинкевич (из архива Е. Белозерской)

Если в больнице Юрий Скребец по важности второй человек, то на передовой им командует 21-летняя Яна Зинкевич и вместо «Юрий Юрьевич» к нему обращаются по позывному «Юзик».

За время вооруженного конфликта Днепропетровская область приняла 10−11 тысяч раненых. Через Мечниковскую больницу прошло более 2 тысяч наиболее тяжело раненых, для спасения которых требовалась реанимация и интенсивная терапия. Для приема раненых здесь специально оборудовали отдельное помещение.

Как и на другой стороне войны, у большинства раненых минно-взрывные осколочные травмы. Здесь их 91−92%. Больше всего раненых поступило во время Дебальцевского и Иловайского «котлов» 2014 года: около 50 человек в сутки, а рекордное поступление — 150 в одну ночь.

Помня, как в Донецке врач-травматолог рассказывал об общении через линию фронта со своими коллегами, задаю вопрос Юрию Скребцу, общается ли он с врачами, работающими по другую сторону конфликта.

«Считаю, что все врачи, если они не „ватные“, давно выехали из так называемых ДНР-ЛНР на нашу сторону. С теми, кто остался в ДНР-ЛНР, мне общаться не о чем. Я считаю себя патриотом Украины, я за ее целостность, суверенитет, независимость», — отвечает Юрий.

В подтверждение своих убеждений Юрий показывает на себе татуировку в районе сердца с символикой «Госпитальеров» и «Правого сектора».

В одном из коридоров больницы висит стенд с советской символикой и… «георгиевскими» лентами. Но Юрий Скребец и раненые бойцы не обращают на эту символику внимания — стенд посвящен памяти врачей, работавших в госпитале во время Второй мировой войны, к которым здесь относятся с уважением. И на этом стенде «георгиевская» лента символизирует орден Славы, преемник Георгиевского креста.

Не раз, путешествуя по Украине, замечал, что здесь отделяют коммунистическую идеологию от памяти погибших во Вторую мировую войну. Как и в России и в Беларуси, в Украине почти в каждом селе есть памятник погибшим в этой войне. И все эти памятники ухожены. Зато активно избавляются от памятников, связанных с Лениным и его соратниками.

Юрий Скребец приводит нас в одну из палат с ранеными.

Поскольку бойцы «Правого сектора» и УДА (Украинской добровольческой армии) не относятся к ВСУ, им не положены выплаты за боевые ранения.

Бондик, Старый и Рубин из Ульяновска

Боец с аппаратом Илизарова на одной руке и перевязанной другой с позывным Бондик. Родом из Полтавы. Гражданская специальность — строитель. У него разрывное ранение обеих рук.

К нему в гости прикатил на инвалидном кресле с перевязанной окровавленной стопой боец Старый, по профессии шахтер.

Добровольцы ДНР-ЛНР нам говорили, что воюют «за свою землю». Те, кто воюет с ними со стороны Украины, говорят точно так же. Разница в том, что для воюющих со стороны Украины «своя земля» — это вся территория Украины, единой и неделимой.

Спрашиваю Бондика, как бы он охарактеризовал происходящее на фронте. В отличие от официальной власти, происходящее он именует не АТО.

«Война, натуральная война», — отвечает Бондик.

По его словам, правительство не дает ВСУ воевать с врагом, соблюдая Минские соглашения, и за несанкционированный выстрел в сторону врага боец ВСУ может получить 7 лет лишения свободы. Несмотря на официальный запрет, воюют добровольческие формирования, в составе которого — Бондик.

«Нет там перемирия, это все бред, маска, которую натянули ОБСЕшники, — продолжает Бондик. — Полный беспредел со стороны правительства. Война идет, самая настоящая война… И мы воюем за свою землю. Чтобы у нас дома не взрывались снаряды, чтобы наши дети спали спокойно. Мы их сюда не звали. Они сами к нам пришли и навязывают свои идеи и свои права. Я хочу жить в свободной Украине».

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Старый рассказывает, что воюет за свою родину против тех, которые пришли на его землю, чтобы уничтожить его народ. Происходящее называет полным беспределом со стороны правительства и именует войной.

На мою реплику, что жители ДНР-ЛНР говорят в отношении таких, как Старый, что они тоже не идут к ним домой, Старый отвечает:

«Кто хочет жить в России — пусть едут в Россию. Но это — наша земля. Нельзя продавать свою родину, где родился. Это равносильно, что предал свою мать. Ну, как можно так делать? Сегодня продал одних, завтра других, послезавтра третьих».

Задаю вопрос, когда, по его мнению, и чем закончится все это.

«Когда расстреляют наших фальшивых генералов, которые работают все еще на Москву, и когда Порошенко поумнеет. Вот тогда это и кончится».

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

В той же палате лежит Сергей с позывным Рубин. Он родом из Ульяновска, гражданин России. В боях потерял ногу. В России у него могут быть большие проблемы, а украинское гражданство давать ему не торопятся. К его решению воевать на стороне Украины родные, по словам Рубина, отнеслись «нейтрально, индифферентно».

Спрашиваю о причинах поступка и с кем воюет.

«Воюю со своими врагами политическими, с врагами свободы человека, с Российской Федерацией. В этом вижу весь смысл своего участия здесь, в разрушении такого конструкта, как Российская Федерация».

Уточняю, что он, являясь гражданином Российской Федерации, воюет со своей страной.

«Естественно. Я воюю с правительством. Не с народом. Я не против народа. Народ угнетается своим правительством. Против него я воюю. Наоборот, я воюю как бы за российский народ. У меня есть общий критерий как бы врага. Под него подходят все, кто против свободы, а остальное, кто им будет — это в обратном. Правительство, правительство другой страны, правительство независимых каких-то республик надуманных, которых вообще как бы не существует, этих независимых республик. Мне все равно».

По выздоровлении, без ноги, Рубин планирует продолжить воевать.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

В палату заходят две женщины-волонтеры и раздают раненым угощение, сигареты, предметы гигиены и другие необходимые вещи.

Проходя по коридору, в одной из палат видим тяжелораненого, подключенного к аппаратам жизнеобеспечения. У него нет руки и ноги. Там, где видна вторая, — на простыне проступают пятна крови.

Продолжение следует.

Читайте также:

Путешествие на войну. Армия и добровольцы Украины

Путешествие на войну. Хлеб, жизнь, бездомные собаки и что будет дальше

Путешествие на войну. Тельманово. В нескольких километрах от линии фронта

Путешествие на войну. Донецк — территория экстрима

{banner_819}{banner_825}
-30%
-25%
-25%
-30%
-25%