Елена Мельникова,

Октябрьская революция была исторически необходимой или вообще ненужной? Социализм — это великое достижение человечества или тупик? На эти и другие вопросы в 1989 году ответило 2894 студента из восьми республик СССР — в рамках социологического исследования «Образ прошлого и образ будущего в сознании студентов». Сегодня (спустя 27 лет!) ученые задают молодежи те же вопросы, чтобы узнать, чем взгляды нынешних студентов отличаются от мыслей тех, кто учился в перестройку, и говорят, что это первое настолько масштабное исследование среди молодых людей с советских времен.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Что думали и чувствовали студенты в 1989 году

Когда была объявлена перестройка, Горбачев дал распоряжение открыть в Союзе несколько крупных социологических структур. Параллельно появилась программа «Общественное мнение» Гособразования СССР, куда включили большинство крупных вузов в республиках СССР и начали изучать проблемы молодежи. Студентов спрашивали об отношении к преподавателям, молодым семьям, реформам. В 1989 году случилось важное масштабное исследование — «Образ прошлого и образ будущего в сознании студентов». Директор ЦСПИ БГУ Давид Ротман — один из тех, кто участвовал в том проекте (как ведущий научный сотрудник Проблемной НИЛ социологических исследований БГУ им. В.И.Ленина) и работает над его «сиквелом» сегодня.

— Это было очень интересное исследование. Мы тогда получили портрет советской молодежи: ее представление о прошлом, оценку настоящего и мысли о будущем, — перечисляет Давид Генрихович. — Каждый раз результаты докладывались на самом высоком уровне, чуть ли не Горбачеву. Часть вопросов касалась перестроечных реформ. Но в то время чувствовался какой-то популизм — в том числе и в выступлениях Михаила Сергеевича. И оценки молодых людей были примерно такими же: «Это только обещания!» Было много информации, на которую власти решали не обращать внимания, а потом происходили такие ситуации, как резня в Баку и Карабахе, Ферганской долине… Исследования по межнациональным отношениям показывали, что в этих регионах есть напряжение, может что-то произойти! Был и вопрос насчет устойчивости Советского Союза. Молодежь говорила о том, что республики хотят выходить из состава СССР — но мы тогда и представить не могли, что Союз распадется…

Из исследования «Образ прошлого и образ будущего в сознании студентов», 1989 год:

«Негативные эмоции испытывают сегодня 58% будущих специалистов, а позитивные — 41%. Среди негативных эмоций главенствуют неудовлетворенность и неуверенность (всего 33%), среди позитивных — надежда (20%). Оптимизм, уверенность, удовлетворенность в самой незначительной степени отличают сегодняшнего студента. Следует заметить, что и надежда — чувство, присущее в настоящее время каждому пятому молодому человеку, хрупка и неустойчива. В любой момент она готова уступить место разочарованию. Связано это как с переоценкой фактов истории страны, так и с оценками нынешней ситуации».

«Результаты исследования свидетельствуют о росте пессимистических настроений (история страны — это цепь трагических ошибок, которые завели страну в тупик, выхода из которого нет — 19% в 1988 году и 46% в 1989; трудно определить, какое общество мы построили — 58% и 74%), а также о быстро прогрессирующей утрате веры в социалистическую идею (социализм — это утопия, социальный тупик — 14% в октябре и 36% в декабре 1989 года)».

«В целом Великую Октябрьскую социалистическую революцию считают необходимой только 37% респондентов. Остальные уверены, что революция либо была преждевременна (25%), либо вообще не нужна (34%)».

«Лишь незначительная часть студентов заботится о восстановлении престижа КПСС (З% по выборке). В том числе в Литве — 0, в Москве и Ленинграде, на Украине, в Таджикистане и Эстонии — 1%. Это свидетельствует об уровне престижа партии в студенческой среде в данный момент».

«18% студентов в любой момент готовы принять участие в студенческих выступлениях. В их числе 46% представителей Армении, 26% — Литвы, 16% — азиатской части России. Подавляющая часть студентов заявила, что примет участие в выступлениях при определенных условиях (75%). Состояние студенчества таково, что сегодня оно может пойти вслед за любым лидером, независимо от того, какова его социально-экономическая платформа и политические цели».

Что думают и чувствуют студенты в 2016 году

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— ЦСПИ — практически единственная социологическая служба в Беларуси, которая проводит исследования в рамках крупнейших международных проектов, — говорит Давид Ротман. — Потому я не очень удивился, когда к нам обратился Совет по делам молодежи СНГ с предложением провести исследование, связанное с проблемами студентов. И подумал: «Но мы же 25 лет назад это делали! А не пойти ли нам по пути повтора? Чтобы понять, что произошло в головах людей за 25 лет».

Идея вдохновила только пять государств: к Беларуси на общественных началах присоединились Россия, Армения, Азербайджан, Казахстан и Кыргызстан. Стараясь в целом сохранить методологию, социологи уже опросили 1500 российских студентов и по 500−600 молодых людей в других странах. Но, по мнению Давида Генриховича, сделана только часть работы.

— Я хочу провести опрос тех, кто был молодым в 1989 году. Получится такой треугольник. Нам еще предстоит анализ собранных данных — но, на первый взгляд, это очень интересные материалы, которые многое объясняют.

В исследовании есть вопросы, связанные с оценкой нынешней ситуации в странах (и о том, как студенты видят дальнейшее развитие государств). Также социологи интересовались взглядами студентов на ценности семьи, дружбы, профессии — и, что особенно интересно, просили оценить разные периоды советской истории: от необходимости Октябрьской революции до эффективности перестроечных реформ.

— Могу предположить, что белорусская молодежь в целом крайне слабо осведомлена о событиях советских лет, особенно за пределами тезисного изложения школьного учебника, — высказывает свое мнение Вадим Можейко, эксперт по культуре и образованию «Либерального клуба». — С одной стороны, это связано с нынешним преподаванием истории в школах, когда акцент делается на зубрежку отдельных фактов к ЦТ, а не на умении мыслить критически и выстраивать собственное отношение к непростой истории Беларуси в советское время. С другой стороны, многие вопросы, актуальные на закате СССР, сегодня молодежь просто не волнуют. Вера в социалистическую идею, восстановление престижа КПСС — всё это осталось в 1989 году.

Но проблема шире: в Беларуси до сих пор не прошло полноценной десоветизации, нет осмысления значения этих событий на государственном уровне. В итоге зачастую мы видим сохранение советской пропаганды с замалчиванием неудобных фактов, и это выдается за сохранение исторической правды. А любые попытки задавать неудобные вопросы трактуются как посягательство на святое и стремление переписать историю.

Любопытно, что некоторые ответы из СССР образца 1989 года выглядят подозрительно актуально и сегодня — трудно определить, какое общество мы построили. Так что главной реформой в молодежной политике должна быть смена ее фокуса: не транслировать молодежи государственную идеологию, но ориентироваться на потребности молодежи. Самые актуальные вопросы сейчас — это реформа высшего образования и его европеизация, появление реальной возможности решить квартирный вопрос для молодежи, достойные рабочие места и срочная служба в армии.

Результаты исследования будут представлены Совету по делам молодежи государств - участников СНГ на очередном заседании в Азербайджане в конце ноября.

-30%
-10%
-26%
-25%
-21%
-30%
-10%
-10%
-30%
0070465