/ /

— Я учился в образцовой советской школе: серьезный уровень образования, пионеры, комсомольцы. Все по-настоящему. В последние два года все рушится. То, что мы учили, стало неправдой, в школе начинают преподавать историю Румынии. Какие румыны? При чем тут они?! — вспоминает бывший замминистра иностранных дел Молдовы Валерий Осталеп первые годы независимости своей страны. Для одних развал СССР открыл дверь к долгожданной свободе, для других — стал началом кровавого конфликта, в жизни третьих ничего не поменялось: «был колхоз и нет колхоза». В рамках спецпроекта «25 лет без СССР» TUT.BY посетил Молдову, которая предпочла Востоку Запад, и непризнанную Приднестровскую Молдавскую Республику, которая все сделала наоборот.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Кишинев встречает туристов потрепанными дорогами без разметки. Местные уже и не помнят о том, когда белые линии исчезли с полотна. Одни говорят, что месяц назад, другие — год, третьи и вовсе шутят, что разметки не было так давно, что если бы она и появилась, никто бы не знал, как по ней ездить. Вдоль унылых темно-серых магистралей стоят такие же депрессивные советские многоэтажки. Сердце белоруса тоскливо сжимается от вида неухоженных фасадов, а глаза по привычке ищут памятник Ленину, которыми щедро удобрены улицы крупных белорусских городов и райцентров. В центре Кишинева Ильича нет. Хотя раньше был. Главный, из красного уральского гранита, стоял у здания Дома правительства. Говорят, делали его по уникальной технологии и отполировали до такой степени, что голубиный помет скатывался вниз, не задерживаясь. В 1991 году памятник демонтировали и перенесли в свободную экономическую зону.

Отношение к советскому прошлому у молдаван разное. Кто-то вспоминает то время с тоской, кто-то старается поскорее забыть.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Какая была обстановка в Молдавской ССР перед развалом? Такая же, как и по всему Союзу. Ничего не было в магазинах. Ничего нельзя было купить. У меня родилась дочка в 1989 году, и у нас сгорел утюг. Тогда памперсов не было. Были пеленки, которые гладили. Я звонил по всему Советскому Союзу, чтобы достали мне утюг. Никто не смог. Позвонил знакомой в Германию — прислала. До сих пор работает. Ребенку нужно было купить молоко. Утром в четыре часа нужно было вставать, идти в магазин, чтобы купить хоть что-то. У папы «сгорели» 15 тысяч рублей. На эти деньги я на его похороны смог купить полтора килограмма колбасы. Вот таким мне запомнилось это время. Меня никто никогда не убедит в том, что Советский Союз был хорошим, — вспоминает политический аналитик Михай Черненку.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

26 декабря 1991 года Советский Союз официально распался, и 15 республик получили независимость. В проекте «25 лет без СССР» портал TUT.BY покажет особый путь каждой из стран и расскажет, как живут люди в некогда родной загранице.

«Что это было? В кого стреляли? Почему?»

Последние годы жизни Молдавская ССР провела под румынскими флагами. В 80-х годах в стране активизировалось национальное движение, члены которого призывали к выходу из Советского Союза и объединению с Румынией. Унионисты придерживались мнения, что румыны и молдаване — один народ, который был разделен в 1940 году, советы — оккупанты.

На волне унионистских настроений в Кишиневе начали проводиться националистические демонстрации с антисоветскими и антирусскими лозунгами. 31 августа 1989 года Верховный совет МССР придал молдавскому языку статус единственного государственного и перевел его с кириллицы на латиницу.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Бывший замминистра иностранных дел Молдовы Валерий Осталеп

— В конце 80-х в Молдавии началось абсолютно искусственное, не имеющее ничего общего с реальностью нагнетание национальной обстановки, — рассказывает Валерий Осталеп. — Вот буквально в нескольких десятках метров от места, где мы с вами сидим, собирались десятки тысяч людей и кричали: «Чемодан, вокзал, Россия» и «Русские, за Днестр». Стали появляться румынские флаги.

Не всем жителям Кишинева были по нраву новые веяния.

— Мне тогда было лет 16. Я себя чувствовал тогда, как говорил Остап Бендер, «чужим на этом празднике жизни». Я, мои родители, мои знакомые смотрели на все это как на абсолютно чужое и не понимали, кто эти люди. О чем это вообще все? — объясняет собеседник.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

В 1990 году Молдавская Советская Социалистическая Республика стала Советской Социалистической Республикой Молдовой, а затем провозгласила суверенитет. В ноябре 1990 года государственные герб и флаг Молдавии, которые были выполнены в «советской стилистике», заменили на новые, основанные на государственных символах Румынии. Изменения коснулись и образования. В школах стали изучать историю Румынии.

— Я хотел учиться на юридическом. Представьте себе, что для того чтобы поступить, мне пришлось практически за ночь подготовиться к экзамену по истории Румынии. Советского Союза уже не было, Молдовы еще не было. На первом курсе к нам приходили лекторы вести курс «колхозное право», а колхозов больше нет. На международном праве встал вопрос о Варшавском договоре. Нужно его изучать или нет. Не было ни учебников, ничего. Таскали либо книги Советского Союза, либо румынские, — объяснил Валерий Осталеп.

Националистический курс, который избрало новое руководство страны, вызвал недовольство в некоторых регионах страны. Ситуация усугублялась демонстрациями в Кишиневе с антисоветскими лозунгами. В результате в сентябре 1990 года на востоке страны была образована Приднестровская Молдавская Советская Социалистическая Республика в составе СССР.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

5 ноября 1991 года ПМССР стала Приднестровской Молдавской Республикой. Противостояние центральных властей и непризнанной республики закончилось вооруженным конфликтом, который привел к многочисленным жертвам с одной и с другой стороны. Основные бои проходили в приграничных Бендерах и Дубоссарах. На некоторых зданиях до сих пор видны выбоины от пуль и осколков. Кровопролитие остановилось после вмешательства России.

Уже в июле 1992 года российский президент Ельцин и его молдавский коллега Снегур подписали соглашение о принципах урегулирования конфликта в ПМР. После этого конфликтующие стороны разделили миротворцы, которые стоят там и по сей день.

— Спросите любого в Молдове. Та война 1992 года вообще про что? Кто начал, за что боролись? Ведь только в Кишиневе больше русских, чем во всем Приднестровье. Какой-то неприязни к русским нет. Это абсурд. А что тогда это было? В кого стреляли, кто и почему? — отметил экс-замминистра иностранных дел Молдовы.

Коммунисты v. 2.0: пришли к власти строить капитализм

Со временем прорумынские настроения в стране поутихли. Первые годы независимости для Молдовы, как и для большинства постсоветских республик, протекали тяжело. Экономические связи с другими странами были потеряны, заводы стояли. В результате безработицы молдаване стали разъезжаться. Одни поехали работать в Европу, другие — в Россию.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— К концу 90-х Молдова настолько деградировала, что тут перестали давать зарплату в принципе. Ее просто не получали. По три-четыре месяца. И никто этого не стеснялся, — вспоминает Валерий Осталеп.

Разочарование новыми реалиями привело к тому, что в 2001 году к власти приходят коммунисты, которые в то время были в оппозиции. Приходят с помпой — за них отдали свои голоса 50,04% избирателей.

— В отличие от всех остальных они (коммунисты. — TUT.BY) не бредили национализмом.

По результатам парламентских выборов 2001 года коммунисты получили 71 место в парламенте из 101, что позволило им назначить свое правительство. В то время в Молдове президента избирал парламент. Поэтому страну возглавил первый секретарь ПКРМ Владимир Воронин.

Как отмечают эксперты, молдавские коммунисты «эпохи нулевых» сильно отличались от партийцев советского разлива.

— Они использовали название коммунизма, но строили капитализм. Ни о каких серьезных коммунистических задачах разговора не было, — подчеркнул Валерий Осталеп.

Коммунисты продержались у власти до 2009 года. На парламентских выборах в том году они вновь собрали большинство мест в парламенте. По стране прокатилась волна протестных акций, которая вылилась в массовые беспорядки. В результате были назначены досрочные парламентские выборы, на которых коммунисты получили 48 мандатов. Четыре другие партии, выступающие за европейскую интеграцию, сформировали коалицию, и Владимиру Воронину пришлось сложить с себя полномочия президента.

«Молодежь в Молдове высшее образование не получает»

Нынешняя Молдова продолжает курс на европейскую интеграцию. В 2014 году парламент ратифицировал соглашение об ассоциации с ЕС. Хоть страна и не входит в Евросоюз, на административных зданиях Кишинева рядом с молдавскими развеваются и флаги ЕС. Граждане Молдовы могут без виз ездить в Европу. Румынские власти предоставляют гражданство всем молдаванам, кто может подтвердить, что имеет предков-румын. Учитывая то, что с 1918 по 1940 гг. Молдова была в составе Румынии, сделать это несложно. Кроме того, в Кишиневе есть организации, которые помогают людям с оформлением румынского гражданства «под ключ»: разыскивают ваших родственников в архивах, оформляют документы, готовят к собеседованиям.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Молодежь в Молдове образование высшее не получает. Если умный — уезжает. Здесь оставаться какая перспектива? Да и рабочие наши все в Италии. Языки похожие, выучить легко, а зарплаты выше. Здесь остаются только те, кто уехать не захотел, — вздыхает житель Кишинева Игорь.

Главными направлениями трудовой миграции молдаван остаются Россия и Италия. По данным Центробанка России, за 2015 год объем личных переводов из России в Молдову достиг 908 миллионов долларов. Раньше было больше. В 2014 году — 1,8 миллиарда, в 2013 — 2,2 миллиарда.

— Начиная где-то с 2001 года, с правления коммунистов, люди начали уходить из страны, — объяснил экономический эксперт Сергей Гаибу. — Люди находили легко работу за рубежом. Тем более что румынский язык близок к итальянскому, испанскому. Приток этих денежных масс (от трудовых мигрантов) доходил до трети ВВП страны. Люди работали и отправляли деньги домой. Сформировалась экономика на основании потребления. Деньги зарабатывали где-то в другом месте, а тратили в Молдове. Сейчас уже начинается спад. Молдова не может рассчитывать на те деньги, которые приходили раньше.

Виноделы переориентировались на Запад и другие страны

Такая близость с Западом чревата сложностями с Востоком. Первыми удар приняли на себя молдавские виноделы. В 2006 году Роспотребнадзор ввел запрет на экспорт молдавских вин в Россию по санитарным соображениям. В 2007 году продукция из Молдовы вновь появилась на полках российских магазинов, но в 2013 году экспорт опять запретили. В 2014 году Россия также запретила ввоз в страну молдавской сельхозпродукции. Исключения составили предприятия, зарегистрированные в Приднестровье, и некоторые производители в Гагаузии, автономном территориториальном образовании на юге Молдовы.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

После того как рынок для виноделов закрылся, многим из них пришлось свернуть свой бизнес.

— У меня очень много коллег, которые всю жизнь занимались виноделием, — объясняет молдавский винодел Лука Ион, который ранее 7 лет возглавлял союз мелких виноделов. — У них все шло хорошо. Но они сделали одну ошибку — работали только на один рынок. Когда за день полностью исчез рынок сбыта, им было очень сложно переориентироваться и продавать свою продукцию в других странах. Некоторые из них так и не смогли пережить этот период, и им пришлось закрыться. Другие, наоборот, преодолели трудности и вышли намного более сильными и с винами другого качества. Не лучшего или худшего. А качества, которое ориентировано на предпочтения других потребителей.

Как отмечает собеседник, после запрета молдавские производители переориентировались на работу в других направлениях, и всем нашлось место.

— Сейчас наши вина экспортируются практически во все страны мира, — подчеркивает собеседник.

Семья Луки Ион уже четыре поколения работает на своих виноградниках. По воспоминаниям собеседника, в советское время мелких производителей вина в стране не было. После распада СССР началась эпоха ренессанса для молдавских виноделов. Хотя в первые годы молдавской независимости выйти на рынок мелким производителям было сложно.

— Закон был очень суровый для малых производителей. Настолько, что многим было практически невозможно выйти на рынки из-за нереальных условий получения лицензии. У нас получилось изменить законодательство. Сейчас вообще нет лицензии на производство вина. Говоря проще, если раньше государство решало, есть ли у тебя право производить вино, то сейчас решает рынок. Если рынок решит, что твое вино плохое, то его очень скоро перестанут покупать и придется закрыться, — резюмировал винодел.

«Наши цыгане вообще красавцы»

Молдова неоднородна. На юге живут гагаузы — православный тюркский народ, на севере — общины цыган и русских старообрядцев, на востоке и вовсе живет своей жизнью непризнанная Приднестровская молдавская республика. Помимо этого есть болгарские деревни, украинские, румынские. Каждая народность со своей культурой, историей, традициями, языком. Чтобы влюбиться в Молдову, надо прочувствовать на себе все ее многообразие.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY
Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Неофициальная столица молдавских цыган, город Сороки, расположена на севере страны. От Кишинева сюда ведет отличная трасса, построенная на деньги «американского народа». О заокеанской щедрости молдаванам не дают забыть многочисленные дорожные знаки, установленные вдоль трассы.

В Сороках ромы живут в кварталах на холме. Самые яркие примеры «неоцыганской архитектуры» с куполами «под золото» видны практически из любой точки города.

Цыганский барон (он же король) всея Молдовы Артур Мирча-Михайлович Черарь встречает нас у арочного въезда в свою резиденцию. Встреча без галстуков. Поэтому монарх стоит без черной шляпы с полями и вороного коня, а в тельняшке, трениках и шлепках.

— Это король? — на всякий случай уточняем у местных.

— Да.

Цыганский барон жмет нам руку и, извиняясь, удаляется:

— Надо матери давление померить, — говорит Артур Михайлович и исчезает за забором соседнего дома.

Наш водитель из Кишинева, который бывал тут не раз, делится ценным советом:

— Все, что тебе говорят, дели на шестнадцать.

Через несколько минут король возвращается и приглашает нас во двор. К дому из красного кирпича ведет вымощенная дорожка, на которой припаркован «жигуль». Рядом — две вросшие в землю «Чайки». Вид у легенд советского автопрома удручающий: ржавчина, разбитая лобовуха, спущенные колеса.

— На ней Брежнев ездил, — говорит король, указывая на один из автомобилей.

По совету водителя делим услышанное на шестнадцать и следуем за бароном на веранду, где хозяйничает его супруга.

Интервью король не начинает, пока не внесешь пожертвование в местный фонд. Куда уйдут эти средства, не совсем ясно — что-то вроде поддержки цыганского интернационала.

Наш белорусский бюджет ограничен, поэтому на нужды ром мы протягиваем 10 долларов и 20 злотых (в Молдову мы добирались через Варшаву). Король снисходительно улыбается, жена — в ярости. Женщину такие взносы не устроили, о чем она тут же сообщила на цыганском мужу. Сказала громко и эмоционально.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY
Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

— За интервью с бароном минимум 100 долларов, — переходит на русский женщина.

По совету водителя мы делим 100 долларов на шестнадцать, и добавляем еще 20 злотых. Стоим на своем.

Женщина продолжает ругаться на цыганском, король ей отвечает, но как-то робко. Мы хоть и не понимаем языка, но морально поддерживаем барона. Его улыбка сквозь седую бороду свидетельствует о том, что король на нашей стороне.

— Ну хоть 50 долларов, — не уступает супруга.

Накидываем сверху 20 злотых. Стоим на своем. В переговорах с цыганами главное не дать слабину.

Супруга сдается, но ругаться на цыганском не перестает. Нехотя берет чайник со стола и уходит в дом.

Барон приглашает за стол. Деньги просит забрать, «чтобы не смешить соседей». Нас долго уговаривать не приходится.

Артур Михайлович говорит спокойно на чистом русском языке. Цыганским бароном всея Молдовы он стал в 1998 году после смерти его отца — барона всего Советского Союза Мирча Чераря. К слову, похороны предводителя ромов были самыми пышными в истории современной Молдовы. На церемонию съехались тысячи людей из разных стран, были также представители молдавской власти, бизнеса, культуры.

— После его смерти я должен был возглавить цыганское сообщество. Развалился Советский Союз, и мы вынуждены были признавать независимость каждой страны и каждой республики бывшего СССР, — вспомнил Артур Михайлович.

По словам Артура Михайловича, обязанность барона — представлять интересы цыган на локальном и международном уровнях. О жизни при Советах барон вспоминает с любовью:

— В Советском Союзе была красота, была прелесть. Все, что вы видите, все дома, которые тут были построены, эти архитектурные ансамбли — все было построено во времена СССР. Не было границ, было свободное передвижение товаров, сырья. Мы работали. У нас была известная трикотажная фирма «Чирари». Работали с Австрией, Украиной, Румынией. Везде у нас были связи. После развала нас передавили. Передавила Турция, поляки, а потом Китай. Так развалился Союз, так развалились все наши связи.

Король цыганских молдаван на жизнь зарабатывает предпринимательством. Как и его подопечные:

— Наш народ занимается торговлей: купи, продай. Покупают одежду, портьеры, посуду, наборы ножей, кухонные наборы, пододеяльники. Вот это наш профиль. Я прошу все правительства обратить внимание на наших цыган и не мешать им заработать на кусок хлеба. Наши цыгане вообще красавцы. Они занимаются крупнорозничной и мелкорозничной торговлей. Самое главное, что они честно и порядочно зарабатывают свой кусок хлеба.

Структура молдавских ромов разветвленная. Помимо барона в каждом населенном пункте, где проживают представители диаспоры, есть свои полномочные представители, местные лидеры. Они руководят общиной на местах. К барону же обращаются по делам государственной важности. Нередко поступают обращения и от местных властей с просьбой урегулировать конфликты между диаспорами.

— Я их папа и не дам в обиду свой народ. Вот недавно был конфликт в селе. Полсела на полсела. Цыгане с местными спорили. Я вмешался и сделал мир, — добавил барон.

В конце встречи барон великодушно разрешает пожертвовать на нужды цыганского народа 10 долларов и 20 злотых, но просит добавить что-нибудь сверху. Даем еще 100 леев (примерно 5 долларов). Артур Михайлович доволен и приглашает заехать в гости еще раз. Супруга молча смотрит нам вслед.

Молдавское село, в котором живут кацапы

Примерно в 40 километрах от неофициальной столицы молдавских цыган попадаешь совершенно в другой мир. Село Покровка — поселение старообрядцев. Проживает здесь около 1000 человек. Практически все они сохранили веру предков, которые бежали из России после церковной реформы, предпринятой в середине XVII века. На сельской церкви красуется дата основания поселения: 1753 год.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Покровцы занимаются сельским хозяйством. Главный товар местных — малина, которую у них закупают польские перекупщики. Покровцы привыкли работать на себя и живут своей жизнью: трудятся, ходят в церковь, говорят по-русски, а себя на полном серьезе называют «кацапами». В центре Покровки стоит Дом культуры с библиотекой, за ним — примэрия, аналог белорусского сельисполкома. Над входом в административное здание развевается флаг Молдовы.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Примэр Покровки Иван Лактионович Рыльский

— А где флаг Евросоюза? — интересуемся у примэра (председателя сельисполкома. — TUT.BY) Ивана Лактионовича Рыльского.

— Ну никто нас не обязывал (вешать флаг ЕС. — TUT.BY). Мы же только с Россией. Мы же в оппозиции, — объясняет чиновник.

Помимо общественной жизни у Ивана Лактионовича в селе свое дело — автосервис.

— Ну примэру надо же что-то на мелкие расходы, — шутит собеседник.

Власть в Покровке поделена на светскую и церковную. Административные вопросы решает примэрия, религиозные — церковный совет старейшин. Село прославилось тем, что отсюда практически не уезжают.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Каждый имеет свой надел, свою землю. Мы очень много купили земель у молдаван в соседних селах. Работают у нас много. Представь, на 450 домов у нас 120 тракторов МТЗ и в каждом доме по машине. Люди здесь хорошо живут, но и работают много. Выращивают малину, яблоки, сливу. Все, что растет.

По словам Ивана Лактионовича, распад СССР в их селе прошел спокойно. Националистические лозунги из Кишинева сюда не долетели.

— Вопроса национальности у нас не возникало. Это была большая политика. Народ особо не конфликтовал.

Покровка — русскоязычное село. Даже в местной школе преподают на русском.

— Вот мне 55 лет, так я молдавского нихр… не знаю, — признается примэр. — Плохо, конечно. Бывает, приеду на собрание и сижу. Хорошо хоть, что секретарь молдаванка.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

89-летний житель Покровки Лактион Леонтьевич Рыльский живет в доме вместе со своей супругой Аксеньей. Во дворе небольшое хозяйство. Несмотря на возраст, супруги выращивают виноград, малину, возле крыльца в самодельном загончике резвятся утята. Лицо старожила украшает седая борода. Как пояснил Лактион Леонтьевич, местным старообрядцам после 60 запрещено сбривать бороду.

По воспоминаниям собеседника, современная Покровка не сильно отличается от той, которой была в его молодости. Разве что обычаи местные стали немного мягче. Например, разрешили людям в церковь ходить в светской одежде. Раньше мужчинам обязательно нужно было надевать рубаху. Однако главный обряд в селе существует и по сей день. Старообрядцы связывают себя узами брака только с представителями своей веры. То есть будущая жена или муж должны обязательно принять старообрядчество, прежде чем создать семью.

Покровцы всегда жили замкнуто, поэтому после распада СССР для них практически ничего не изменилось:

— Только раньше были колхозы и все должны были там работать, а потом колхозы убрали и все стали работать на себя, — объяснил Лактион Леонтьевич.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Приднестровье: «суворики», квадратные монеты и памятники Ленину

Столицу непризнанного Приднестровья (ПМР) Тирасполь от Кишинева отделяют около 80 км. Между городами постоянно курсируют маршрутки. Дорога из точки «а» в точку «б» занимает примерно полтора часа. На молдавской стороне у границы ПМР пунктов пропуска нет. Лишь несколько полицейских дежурят у трассы. На стороне Приднестровья первыми транспорт встречают российские миротворцы в форме и с автоматами. Военные в дела мирские не вмешиваются. За ними — пункт пропуска с приднестровскими пограничниками.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Формально ПМР на политической карте мира нет. Но вот же она, граница. Самая настоящая. Вокруг люди в форме, в будке висит портрет президента ПМР Евгения Шевчука. Первое лицо государства строго «смотрит» из-за стекла на спины офицеров, оглядывает стенд с фотороботами разыскиваемых преступников и всматривается в глаза туристам, которые протягивают свои документы в окошко. Таковые в Приднестровье не редкость. Как раз за нами границу проходила тургруппа из Польши, которым предстояла поездка по виноградникам с дегустациями вин и коньяка.

Молдаване и приднестровцы пересекают границу свободно с минимальными затратами времени. Географически Кишинев от Тирасполя разделяют 80 километров, а идеологически это не просто две отдельные страны, а два отдельных мира.

В ПМР немного получше дороги, есть разметка, ухожены фасады, миротворцы у мостов, памятники Ленину, Суворову и названия улиц на русском и кирилличном молдавском языках. В редких случаях на табличку помещается еще и украинский. Суворова на улицах Тирасполя много. Все-таки именно по его указу в 1792 году был основан город.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Здесь в обороте своя валюта — приднестровский рубль, или, по-народному, «суворики». В первые годы из-за недостатка купюр в Приднестровье ходили советские рубли с наклеенными на них марками различных цветов с портретом Суворова и указанием номинала. После появления своего монетного двора в Тирасполь перенесли и печать купюр. Сейчас в ходу банкноты образца 2007 года.

Учитывая то, что страну населяют молдаване, русские и украинцы примерно в равных долях, на рублях стараются учесть интересы всех. Так, на «десятке» изображен Суворов, на «пятидесятке» — Тарас Шевченко, на «сотке» — Димитрий Кантемир. Два года назад здесь начали также выпускать пластмассовые многоугольные монеты номиналом 1, 3, 5 и 10 рублей. Деньги ПМР принимаются только на территории непризнанного государства. За его пределами их не обменяешь.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Председатель правительства ПМР Павел Прокудин

В беседе с TUT.BY председатель правительства ПМР Павел Прокудин сразу подчеркнул, что конфликт между Молдовой и ПМР в 1992 году носил не межэтнический характер, а идеологический. Все-таки в начале 90-х, когда Кишинев смотрел в сторону Румынии, Тирасполь придерживался курса на Москву.

«Исторически Приднестровье — это земля России, основанная по итогам русско-турецкой войны. Больше 200 лет Приднестровье было в составе Российской империи», — объясняет директор бюро политических исследований «Медиатор» Сергей Широков.

Статус-кво сохранился и по сей день. На последнем Приднестровском референдуме, который прошел в 2006 году, 97,2% участников проголосовали за присоединение к России. Это не случайно. Россия помогает непризнанной республике с социалкой и газом, строит больницы, школы. В Тирасполе даже можно заметить «кареты» медиков с надписью на борту «Скорая помощь России».

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

В 2014 году законодатели Приднестровья обратились к России и ООН с просьбой о признании ПМР суверенным, независимым государством, но статус так и не поменяли. До сих пор на международном уровне эта территория считается Молдовой. Независимость ПМР признало лишь Содружество Непризнанных Государств, в которое входят Абхазия, Нагорный Карабах и Южная Осетия. На центральной улице Тирасполя есть даже официальные представительства Республики Абхазии и Южной Осетии.

Как отметил Павел Прокудин, непризнанный статус негативно сказывается на приднестровском бизнесе. В частности, это похоронило местный рынок международных автомобильных перевозок. Для включения в международные транзитные системы необходимы молдавские номера. Поэтому предприятиям для экспорта и импорта приходится прибегать к услугам молдавских или украинских фирм, а то и вовсе регистрироваться на территории Молдовы.

— Молдова на протяжении 15 лет планово и поэтапно продвигает свою правовую юрисдикцию на внешнюю экономику Приднестровья. Если до 2006 года наш бизнес мог экспортировать и импортировать товары с минимальным количеством молдавских документов, то последние 10 лет наш бизнес вынуждают регистрироваться в Молдове, то есть он де-юре становится молдавским и должен проходить все таможенные процедуры. То есть на внешний рынок наш бизнес выходит под маркой Made in Moldova. Хотя он базируется на территории Приднестровья, здесь же платит налоги, здесь же рабочие места. Но в силу политических моментов происходит процесс двойного оформления, двойного растаможивания, — объяснил Сергей Широков.

По мнению эксперта, в социальном плане людей беспокоит постоянное состояние нестабильности.

— Идут постоянные переговоры, дискуссии о том, что такое Приднестровье. Что будет завтра с его статусом? Будет в каких-то формах существовать в Молдове или уйдет в независимое плавание. Все это создает негативный осадок. Вопрос будущего, вопрос завтрашнего дня всегда остается открытым, — заключил эксперт.

Ситуация с гражданством в ПМР интереснее, чем в Молдове. Тут теоретически можно иметь на руках четыре паспорта: приднестровский, российский, молдавский и румынский.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

«Из-за непризнанного статуса как такового гражданства Приднестровья не существует. Поэтому было принято решение, чтобы люди могли принимать гражданство тех государств, на которое они имеют право. Большинство, конечно, граждане Российской Федерации. Также получают украинское гражданство, молдавское, стран Европейского Союза. У нас люди могут иметь несколько паспортов и несколько гражданств, чтобы свободно ездить по миру», — пояснил собеседник.

Мультигражданство стимулирует отъезд людей в другие страны. По данным переписи населения ПМР, проведенной в октябре 2015 года, на территории непризнанной республики постоянно проживает 475 665 человек. По сравнению с данными 2004 года, население сократилось на 14,3%. Уезжает, конечно же, преимущественно молодежь. Как пояснил Павел Прокудин, правительство предпринимает меры для того, чтобы оставить молодых специалистов в стране. В частности, создаются благоприятные условия для их последующего трудоустройства и работы. Также обсуждается вопрос перенятия белорусского опыта с распределением молодых специалистов, которые отучились на бюджетной форме.

Одно из главных предприятий Приднестровья — Тираспольский винно-коньячный завод «KVINT». По данным за первый квартал 2016 года, он замыкал пятерку крупнейших налогоплательщиков ПМР. Контрольным пакетом акций завода владеет ООО «Шериф». Компания выкупила «KVINT» в 2006 году за 21,6 миллиона долларов с условием вложить в развитие предприятия 16,5 миллиона долларов. К слову, обязательства новый владелец выполнил, чем помог заводу занять лидирующие позиции на рынке.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Чем запомнились (последние годы СССР. — TUT.BY)? Для этой территории эти годы связаны с трудностями, лишениями и смертями, — поделился воспоминаниями генеральный директор KVINT Олег Баев. — В день последнего звонка детки, школьники города Бендер свой праздник закончили навсегда. Морги не могли принимать уже тела — было все переполнено. Стояли фуры-авторефрижераторы, лежали в морозилках детки. Родители приходили, узнавали своих детей. Так начались события (вооруженный конфликт между Молдовой и ПМР. — TUT.BY).

Олег Маркович Баев — человек, влюбленный в свою работу. На завод он пришел еще молодым специалистом и прошел весь путь от рабочего виннокупажного цеха до гендиректора. К 100-летию завода он написал книгу с краткой историей предприятия. Сейчас пишет еще одну — о бренде «Белый аист».

По воспоминаниям собеседника, в первые годы после провозглашения независимости ПМР у предприятия возникли проблемы с сырьем.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Мы получали виноматериал из Молдовы. Виноградников на этой стороне было очень мало. <…> После лишения сырьевой зоны сразу же возникла необходимость чем-то замещать. Было создано водочное производство. Таким образом мы заместили выпавшее из оборота виноделие. До распада мы разливали где-то 3,5 миллиона декалитров виноматериала. Сейчас в лучшем случае больше миллиона всего: и коньяков, и вин, и водки, и других видов продукции, — объяснил руководитель предприятия.

Непризнанный статус ПМР негативно отражается на местном бизнесе.

— Каждый год какие-то запреты, какие-то заслоны со стороны в первую очередь молдавских властей. Блокады, невыдача сертификатов, отбор печатей таможенных органов. Продукцию можно поставлять только с печатью таможенных органов Молдовы. Все запреты, которые касались Молдовы, в первую очередь ложились бременем на Приднестровскую сторону, а потом уже на Молдову. <…> Транспорт (большегрузный. — TUT.BY) наш невыездной. На нем мы можем везти свою продукцию только в Кишинев. А за пределы Молдовы с нашими номерами (ПМР. — TUT.BY) фуры не идут. Приходится брать транспорт у молдавских, украинских компаний. Они и везут. При этом у нас есть свой автопарк, — отметил Олег Маркович.

Около четверти продукции завода экспортируется в страны Евросоюза. Доля российского рынка в экспорте предприятия составляет 8,4%.

Ситуация вокруг Приднестровья негативно сказывается в числе прочего и на экономике Молдовы.

—  Замороженный конфликт может разморозиться, и это отпугивает инвесторов, — объяснил экономический аналитик Сергей Гаибу.

Тем не менее за более чем два десятка лет этот вопрос так и остается нерешенным. На уровне Кишинев -Тирасполь переговоры зашли в тупик.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Политолог Сергей Широков

— Понимаете, у нас главная проблема — кровь. В 92-м году пролилась кровь. Ее было достаточно для того, чтобы она осталась в памяти людей. До сих пор не наказаны виновные, не принесены извинения. Процесс исторического примирения все еще не разрешен, — отмечает Сергей Широков.

По мнению политолога, сейчас политические элиты обеих стран больше занимаются внутренними делами, чем урегулированием конфликта.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Динамика процесса сейчас полностью зависит от внешних партнеров. Это посредники: Россия, Украина, ОБСЕ и наблюдатели: ЕС и США. От усилий посредников и наблюдателей будет зависеть динамика процесса урегулирования. Потому что позиции сторон — противоположные. Молдова говорит об унитарном статусе. То есть, условно говоря, Приднестровье возвращается, становится одним из районов Молдовы, имеет там какую-то культурную автономию наподобие Гагаузии. Приднестровье говорит: «Нет. Этот путь пройден. Мы независимы». То есть это крайне радикальные позиции. За последние 10 лет ни одной инициативы со стороны внешних партнеров не проявлялось. В переговорном процессе идет стагнация. Связано это в том числе и с отсутствием консенсуса между РФ и ЕС, РФ и США. Добавьте к этому еще и осложненные отношения с Украиной, которая тоже является посредником, и картина получается грустная. Потому что без внешних усилий сдвинуть процесс будет очень сложно, — резюмировал политический эксперт.

Как изменилась жизнь в Молдове за 25 лет независимости

Показатель

1990 год

2015 год

Территория

33,7* тыс. км2 (1991 год)

33 850** км2

Население

4361 тыс. (1990 год)

3554 тыс. (2016 год без учета ПМР)

Государственное устройство

республика в составе СССР

парламентская республика

Валюта

Советский рубль

(1 доллар = 1,8 рубля)

Молдавский лей (в РМ) 19,76 лея за доллар (по курсу на 25.08) приднестровский рубль (в ПМР) 11,3 рубля за доллар (по курсу на 25.08).

Средняя зарплата

199 рублей (1985)

Около 230 $

Средняя пенсия

72 рубля (1985)

56,5 $ (2014 год)

Безработица

7,6%

4,9%

Инфляция

29,8% (1995)

9,6%

ВВП на душу населения

$ 462,17 (1996)

$ 1843,24

Читайте также:

«В Советском Союзе хорошо было: и мясо было, и зарплата была». Как изменилась Армения после СССР

«До Саакашвили тут коровы и свиньи ходили». Как изменилась Грузия после СССР. Часть II

«Мы уважаем даже бывших врагов, война закончилась». Как изменилась Грузия после СССР. Часть I

«А говорили, что разберутся с нами в считаные часы». Как изменилась Литва после СССР

«Иногда, когда нет денег и все плохо, — это даже хорошо». Как изменилась Эстония после СССР

{banner_819}{banner_825}
-10%
-10%
-15%
-20%
-10%
-10%
-20%
-20%
-35%
-15%
-50%