1. «Гродно Азот»: мы давно не работаем с Helm. Скоро средняя зарплата вырастет до 2 тысяч рублей
  2. «Спросили, связана ли работа с политикой». Как белорусы сейчас проходят украинскую границу
  3. Герасименя продала на аукционе золотую медаль чемпионата мира
  4. «Друзья шутят, что я теперь «яжбать». Молодой папа в декрете — о разводе, дочери и трудностях
  5. Храм, бар и гоночная трасса. Посмотрите на самые необычные локации, где в мире прививают от ковида
  6. «Все больше откусывают парк». Как там стройка Национального стадиона и чем она тревожит местных
  7. Брестским блогерам Петрухину и Кабанову вынесли приговор в Могилеве. Их самих в суд так и не пустили
  8. Дом под Осиповичами, в который въехала ракетная установка, отремонтировали. Военные и жильцы рассказали как
  9. Свежая статистика Минздрава по коронавирусу: за сутки 1166 новых случаев, 10 смертей
  10. «На претензии отвечали: „Вам что, жалко?“». Как Gastrofest боролся с клонами фестиваля
  11. В Беларуси ограничили доступ к сайтам про политзаключенных и учебу в Польше
  12. Белоруска запустила уникальную платформу помощи бездомным животным. Ее проект оценили даже в ЕС
  13. «Это что вообще такое?» Владелец удивился страховой выплате за легкое повреждение Mercedes S500
  14. «Побелка деревьев весной — пережиток советского прошлого». Эксперт рассказал все о побелке сада
  15. От документалки про ЖКХ до «организации протестов». Что за блогеры Петрухин и Кабанов, которым дали по 3 года
  16. «В Беларуси не ценил того, что имел». Физик отчислился из БГУ и изучает бозон Хиггса в Германии
  17. В Беларуси построят хранилище для отходов с БелАЭС. Выбор площадки все еще идет
  18. «Когда умирают такие люди, говорят, что уходит эпоха». Друзья и коллеги — о «песняре» Леониде Борткевиче
  19. Уролог объясняет, как не пропустить признаки одного из самых частых заболеваний почек
  20. Минлесхоз объяснил, почему доски в Беларуси подорожали в два раза
  21. Товар исчезнет с полок? А есть шанс, что вернется? Про запрет по NIVEA — в простых вопросах и ответах
  22. Спектакль по книге Алексиевич исчез из репертуара Театра белорусской драматургии
  23. В Поставах задержали депортированного бывшего политзаключенного-россиянина: он приехал навестить семью
  24. «Дети писали: вы крутая!» Татьяна ушла из бизнеса в школу и перевезла семью из Минска в Ляховичи
  25. Истории, как из криминального фильма. Костусев, Федута и Зенкович — в тюрьме КГБ. Что о них известно
  26. «Ты как будто забываешь, кто ты. Невероятно тупеешь, чудовищно». Честно о том, что происходит в декрете
  27. Приговоры, задержания и фотопроект о детях политзаключенных. Что происходит в Беларуси 14 апреля
  28. Нацбанк повышает ставку рефинансирования до 8,5%
  29. В Москве задержали адвоката Юрия Зенковича. Сейчас он в Минске в тюрьме КГБ
  30. Три белоруски попали в популярный «Женский стендап» на ТНТ. Вот кто они


Елена Данейко,

Среди мигрантов, прибывших в Беларусь в первом полугодии для работы по контракту, больше всех оказалось китайцев. Комфортно ли им в стране, почему они едут сюда и кто в итоге остается?

Кафе «Шанхай» в Минске — традиционное место встреч выходцев из Китая

Согласно статистике МВД Беларуси, в первом полугодии 2016 года среди мигрантов, прибывших в страну, больше всего — 4076 человек — оказалось выходцев из Поднебесной. Почему они выбрали Беларусь, как им тут живется, а также кто из китайцев и почему в итоге не возвращается на родину, выясняла DW.

«Чувствую себя минчанкой»

Статистика белорусского МВД учитывает граждан, работающих в стране по договорам. «Большинство приезжающих в Беларусь китайцев — мужчины. Они возвращаются на родину, отработав установленный срок по контракту. Для них это командировка, мотив — чуть более высокая зарплата, чем дома. Китайцы сейчас неохотно едут на работу за границу, приходится уговаривать», — рассказывает 33-летняя Ван Сяомун. По ее словам, они даже не пытаются учить русский язык, потому что стремятся больше работать и поскорее вернуться к своим семьям в Китае.

Ван Сяомун

Ван Сяомун живет в Беларуси уже почти полжизни, здесь у нее семья — трехлетний сын (говорит по-китайски и по-русски) и белорусский муж. Он переводчик, познакомились на переговорах и поженились через 7 лет знакомства. Отношения с белорусскими родственниками, говорит китаянка, у нее замечательные, свекровь много помогает. По выражению Ван Сяомун, она уже чувствует себя минчанкой.

В Минск девушка приехала в 17 лет, окончив школу в провинции Шаньдун. «Беларусь рекомендовал друг семьи как страну с хорошей атмосферой, где нет террористов, стоимость обучения и конкуренция среди абитуриентов намного ниже, чем в Китае», — продолжает Ван Сяомун. И добавляет, что в 1999 году вместе с ней из Китая прилетели больше сотни желающих поступить в белорусские вузы: «Целый самолет, но сдать экзамены смогли только четверо».

Только две проблемы

«Было сложно, никто из нас даже букв русских не знал, но через четыре месяца я уже могла объясниться, через год поступила на переводческий факультет лингвистического университета (языки русский и английский)», — делится Ван Сяомун воспоминаниями о жизни в Минске. За 16 лет в Беларуси она успела окончить университет и аспирантуру, поработать преподавателем китайского языка в нескольких вузах и на частных курсах, а также помощником гендиректора в двух китайских фирмах, занимавшихся в рамках белорусско-китайских инвестиционных проектов модернизацией Минской ТЭЦ-2 и белорусских железных дорог.

Повар кафе «Шанхай» У Джин

За годы работы в Беларуси Ван Сяомун, по ее признанию, сталкивалась только с двумя проблемами, вызывавшими непонимание между белорусами и китайцами. «Первая: белорусы требуют более детально прорабатывать условия договоров. Вторая: в Китае, как и в Беларуси, есть закон, обязывающий нанимателя платить сверхурочные, но там его не соблюдают. Если дело того требует, китайцы за ту же зарплату работают сутками, белорусы — нет», — объясняет минская китаянка.

В ближайшее время она зарегистрирует в белорусской столице переводческую фирму: спрос на такие услуги в связи с ростом китайско-белорусских контактов растет, и в пекинскую компанию, которую Ван Сяомун недавно там открыла, уже пришлось нанять больше людей, чем планировалась. Уезжать из Беларуси Ван Сяомун не планирует: «Здесь семья, друзья, с которыми часто встречаемся, устраиваем вечеринки в китайских ресторанах, хозяева которых радушно принимают соотечественников».

«Если бы не женился, уехал бы»

Одно из мест таких встреч — кафе «Шанхай», расположенное в здании минской гостиницы «Академическая». Его владелец Ян Лю приехал в Беларусь в 1992 году, окончил университет в Гомеле по специальности "экономист", женился на белоруске и переехал в Минск. «Трудно было первые 10 лет, сейчас уже научился жить здесь. Думаю, что иметь такой же бизнес в Китае было бы не легче, везде есть налоговая и санэпидемстанция», — отмечает Ян Лю.

И признается, что если бы не женился, давно бы уехал домой: «20 лет назад в Беларуси было лучше, но за эти годы в Китае произошли большие перемены, сейчас там жить лучше». Посетители кафе «Шанхай» — самые разные люди: китайские студенты, постояльцы отеля, иногда здесь заказывают праздничные вечера. Уезжать из Беларуси Ян Лю не собирается: «Мне уже 50 лет, и семья белорусская».

Старший сын Алан, пришедший «к папе на работу», говорит, что пока еще не решил, чем будет заниматься: «Мне 16 лет, до окончания школы еще год, собираюсь выучить китайский язык. Когда я рос, отец был так занят, что с рождения я китайский не слышал». Алан — единственный из всех собеседников DW, отметивший настороженное отношение к нему как к чужаку: «Давали понять, что я не свой, но и хорошие ребята есть, и друзья, да и было все это в подростковом возрасте».

«Нас проверяют, не фиктивный ли брак»

Повар кафе «Шанхай», 38-летний У Джин, прибыл в Беларусь в 2002 году в рамках белорусско-китайского проекта. Работал в теплице, выращивал экспериментальные сорта груш. Остался в Беларуси, «потому что женился, ребенку уже 13 лет, а все, кто со мной приехал, вернулись в Китай». Готовить У Джин научился на родине, у его брата там свой ресторан.

Вид на жительство повар получил в 2006 году: «Получить было трудно, нужно ждать два года после свадьбы. Нас проверяют, не фиктивный ли брак, смотрят, могу ли я тут зарабатывать на жизнь». Работает У Джин 12 часов в сутки шесть дней в неделю, возвращаться домой не собирается: «Мне здесь нравится, хорошая страна Беларусь, чисто здесь». О проблемах китаец говорить не захотел: «Давно это было, сейчас уже все хорошо».

Все китайские собеседники DW сообщили, что не намерены получать белорусское гражданство. Вида на жительства для комфортной жизни в Беларуси им достаточно, а сменив гражданство, сложно получить китайскую визу для поездки на родину.

-53%
-17%
-25%
-10%
-5%
-20%
-70%
-55%
-25%
-5%
-10%
-5%
0068422