Главное
Минск
Эксклюзив
Деньги и власть
В мире
Кругозор
Происшествия
Финансы
Недвижимость
Спорт
Авто
Леди
42
Ваш дом
Афиша
Ребёнок.BY
Про бизнес.
TAM.BY
Новости компаний

Программы и проекты TUT.BY
  • Архив новостей
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
    303112345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    272812345
  • Популярное

Общество


фотоИз-за перенесенного политиком инсульта церемония проходила прямо в медицинской части. Молодожены даже не обменялись обручальными кольцами

В субботу, 12 марта, в Оршанской колонии №8 65-летний Михаил Маринич расписался с 33-летней Татьяной Барановой. За несколько дней до свадьбы у Маринича случился инсульт.

- В четверг, 10 марта, я приехала в Оршу, привезла передачу и попросила свидания в колонии. В тот момент я узнала, что у Михаила Афанасьевича случился инсульт и он в медчасти, — рассказывает Татьяна. — Я с трудом добилась свидания с ним. Он рассказал мне, что в течение пяти дней ему не давали лекарств от аритмии, несмотря на его просьбы. Инсульт случился из-за их отсутствия. Мне просто необходимо было его увидеть, знать в каком он состоянии, как он себя чувствует. Но дальше наши свидания могли проходить только после официального оформления отношений.

Для регистрации брака в колонию пришел работник Оршанского загса. Роспись проходила прямо в медчасти.

- Медчасть — это обычная комната, в которой стоит кровать и капельница. Мы просто стояли рядом, слушали, что зачитывал работник загса, потом расписались в документах. У нас не было ни цветов, ни нарядов, ни колец. Но я была очень рада, что мы просто рядом, что я наконец-то его увидела, — Рассказывает Татьяна. — Сейчас ситуацию с нашей росписью пытаются использовать и начинают заявлять, что Маринич в полном порядке, раз женился, что его жизни ничто не угрожает и т. д. Но это не так. Его держат в условиях, где не может идти речи о нормальном выздоровлении. Мы и так думали о росписи, давно к этому шли. Мечтали, конечно, о другой свадьбе. Но все вышло так, как вышло. К сожалению, многие люди делают грязные выводы из этой ситуации и пытаются ее использовать, чтобы замолчать его болезнь.

Михаил Афанасьевич после инсульта чувствует себя, конечно, неважно. Ему не разрешают много ходить. Он припадает на левую ногу, проблемы с рукой, замедлена речь. Но он очень сильный человек, спортивный. Дома каждое утро зарядку по два часа делал. Я очень надеюсь и верю, что мы со всем справимся.

По закону после регистрации брака молодоженам положено в колонии свидание на трое суток. Но такое длительное свидание не дали из-за состояния здоровья Маринича. Сейчас Татьяна как жена может рассчитывать на три коротких и три долгосрочных (каждое по трое суток) свиданий в год. Еще в течение года Мариничу три раза можно привозить передачи. «Там очень ограниченный перечень продуктов, которые можно передавать, — рассказывает Татьяна. — Копчености, колбасы… Но после инсульта нужна другая пища. Я привезла каши, но их почему-то не взяли. Хорошо, что смогла передать курагу, мед, орехи, лимоны».

Михаил Маринич и Татьяна познакомились еще в Министерстве внешнеэкономических связей. Маринич был министром, а Таня только начинала работать в этом ведомстве. Последние три года они жили вместе, в гражданском браке.

С предыдущей женой Людмилой, матерью своих двух сыновей, Михаил Маринич прожил 35 лет.


СУТЬ ДЕЛА

Михаил Маринич, бывший посол Беларуси в Латвии и мэр Минска, в декабре 2004-го года был приговорен к пяти годам колонии. Суд признал его виновным в краже шести компьютеров, нескольких мобильников и видеокамеры, предоставленных посольством США организации “Деловая инициатива”, которую Маринич и возглавлял. Ни американцы, ни организация к Мариничу претензий не имеют. Сам политик вину не признает и называет дело против себя политическим. Позже Минский областной суд за былые заслуги перед государством смягчил приговор Мариничу до трех с половиной лет. Адвокаты пытаются обжаловать и этот приговор и добиваются прекращения уголовного дела. За решеткой Маринич провел уже одиннадцать месяцев.

ОФИЦИАЛЬНО

В колонии насчет здоровья Маринича говорить отказываются. Ограничиваются лишь фразой: “Все нормально. Все, что нужно, он получает”. Когда готовился этот материал, состояние политика должен был оценивать консилиум врачей. Родственники добиваются перевода Маринича в специализированное медицинское учреждение. Они утверждают, что до инсульта политика довели действия руководства колонии и врачей. Через адвоката Михаил Маринич передал, что плохо ему стало еще 3 марта, когда его только привезли в Оршанскую колонию. Все его медицинские карты остались в Минске, потому на все просьбы дать лекарства он получал отказ. Вследствие этого, 7 марта у него и случился инсульт.

Ольга АНЦИПОВИЧ