Поддержать TUT.BY
68 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Экс-студента БГУИР судят за частичный срыв занятий. Кажется, преподаватели не согласны с тем, что «срыв» был
  2. Четыре спальни, гостиная и терраса. Проект каркасного дома на 108 «квадратов» со сметой
  3. Долги давят на баланс. БМЗ ждет новую порцию поддержки от государства
  4. «Выживали — по-другому и не скажешь». Каково сейчас на Окрестина, где не принимают передачи
  5. «С мешком на голове привезли на границу, а милиционеры: «Добро пожаловать домой». Юрист ФБК о протестах
  6. «Как будто хотят сделать процедуру сложнее». Ковалкин — о грядущих изменениях по обращениям
  7. Кадровый вторник, представители МВД в суде, Ян Солонович на свободе. Что происходит 26 января
  8. «Службой был доволен, не жаловался». Что известно о погибшем в части в Островце 18-летнем срочнике
  9. В Беларуси готовятся нанести удар по коррупции. Что хотят изменить
  10. Врач Никита Соловей больше не главный инфекционист Минска
  11. Тайна, которую хранили 30 лет. Белоруска узнала, что мать всю жизнь скрывала: она ей не родная
  12. Экс-студента БГУИР, которому суд дал 114 суток ареста за марши, внезапно отпустили с Окрестина
  13. Британские СМИ о подробностях крупной аферы: подозреваемый бежал через Минск, за бизнес-джет платил наличными
  14. «Людей лишают «плюшек». Официальные профсоюзы придумали, как удержать работников и «наказать» тех, кто вышел
  15. Топ-баскетболистка Беларуси не верит, что в стране все останется как есть. И вот почему
  16. «Скучно, девочки». Путин прокомментировал расследование ФБК о дворце в Геленджике
  17. И ездить не стыдно, и налог платить не надо. Подборка крутых автомобилей старше 1991 года выпуска
  18. Песков — о дворце в Геленджике: Кремль не имеет права разглашать
  19. Прокурор запросил пять лет за тяжкие телесные повреждения милиционера. Обвиняемый 12 дней был в реанимации
  20. «Люди спрашивали, как мы живем». История семьи с незрячими родителями и здоровым малышом
  21. Активно протестовавший «Гродно Азот» доверили бывшему вице-премьеру Ляшенко
  22. Сугробы, метель и монохром. Смотрите, как Брест и Гродно накрыло сильным снегопадом
  23. Видеофакт. В Минске замечена бронемашина — ранее ее не удавалось опознать
  24. За сутки в стране всего 847 случаев COVID-19 — в два раза меньше, чем в воскресенье
  25. Предложения по Конституции: Утверждать результаты президентских выборов будет Всебелорусское собрание
  26. «Шатать и раскачивать нас будут». Лукашенко назначил нового госсекретаря Совбеза
  27. Узнали, какая ситуация с краудфандинговыми площадками, основатель которых — Эдуард Бабарико
  28. Задержанные на акциях в поддержку Навального — о нарушении прав, отношении полиции и своей мотивации
  29. У кого было больше шансов найти работу в кризисный 2020 год? Вы удивитесь, но это не «айтишники»
  30. У Комитета госконтроля новый «старый» руководитель


/ /

Полгода назад история школьницы из деревни Осташковичи Светлогорского района потрясла многих. Настя забеременела, когда ей было всего 13 лет. Отец будущего ребенка — 28-летний Виктор, житель этой же деревни, от отцовства не отказывался и даже был не против узаконить свои отношения с несовершеннолетней. Но вместо ЗАГСа попал в тюрьму. Суд признал его виновным и приговорил к трем годам лишения свободы. Что было дальше? TUT.BY навестил участников истории, достойной сценария для мелодрамы.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

Возле этого дома мы уже были. Тогда, в промозглом ветреном феврале он выглядел пустынным и неухоженным. Сейчас август, и тут все иначе: в палисаднике — цветы, на крыльце нежатся два дымчатых котенка, у дверей — детская коляска.

Незнакомцам тут не удивлены. Они здесь частые гости. Навещают регулярно различные службы. Проверяют. И не только с тех пор, как стало известно о беременности школьницы. Еще задолго до этого семья находилась на учете как неблагополучная. Мать Насти Ольга не на шутку увлекалась спиртным, была за это даже лишена родительских прав. Ее старшие дети — в тюрьме.

Нас принимают за работников очередной контролирующей семью службы и приглашают внутрь.

— Мы не с проверкой, мы — журналисты, — рассекречиваемся мы.

Это удивительно, но Настя улыбается еще шире. Такое же хорошее настроение и у ее 4-месячной дочки. Радоваться на самом деле есть чему обеим. Виктория, так назвали девочку, несмотря ни на что, родилась в срок и здоровой.

— Вес 2670 г и 50 см рост! Родила легко и быстро, на третьей схватке, — с гордостью рапортует маленькая мама.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

О своей беременности она узнала за два дня до 14-летия.

— 20 августа мне вдруг плохо стало, купили тест — две полосочки, купили еще два — то же самое. Блин, что делать? Кому будем первому сообщать? Витя говорит, ну, давай твоей маме. Она тогда в больнице лежала и не поверила. Через два дня у меня был день рождения, мама приехала домой, и я ей показала тест, — рассказывает Настя.

На семейном совете решили: надо рожать. Правда, с визитом в женскую консультацию не спешили. Но от соседей не утаишься.

— Люди в деревне давно шептались. Я сама еще не знала, а мне говорили: да ты беременна. А потом, когда меня Витя как-то подвез до школы на машине, все начали спрашивать, чего, мол, он тебя возит. В школе и настояли, чтобы я шла в консультацию. Потом было следствие и суд, — улыбка сходит с лица Насти, и она на время замолкает. Тишину разрушает нежное «агу» Виктории.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

— Мы не ожидали такого поворота, — продолжает рассказ Настя. —  Тем более нам обещали, что Вите ничего не будет. А когда судья начал зачитывать дело, все стало ясно. После приговора на него надели наручники, я была просто в шоке. Да у нас тут многие еще школьницами порожали, даже дети учителей, и ничего, — рядом с Настей сидит и кивает подруга Снежана. Она стала мамой в 16 лет. У Снежаны есть сестра, которая родила в 15. Отцов их детей не привлекли к ответственности, потому что те сами еще несовершеннолетние.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

Впрочем, так же неожиданно, как посадили, Виктора вскоре и выпустили. Мужчина подал кассационную жалобу и уже через два месяца вышел из тюрьмы. Сейчас он трудится строителем в местном хозяйстве, а по вечерам обустраивает недавно приобретенный дом.

— Купил его, как только узнал, что я беременна, — за 600 долларов. Но в нем вообще никаких удобств. Когда мне исполнится 15, мы можем расписаться и проживать вместе. Но чтобы нам разрешили там проживать, надо канализацию сделать, воду провести. Витя сам все это умеет, но деньги ведь все равно нужны, а с ними проблемы сейчас. Пока сидел, скопились долги по алиментам (у Виктора ребенок от первого брака), нужно еще и другие долги раздать, он брал деньги у людей, пока восстанавливали на работе, потому что не на что было жить, — рассказывает Настя.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

По ее словам, конфетно-букетный период в их с Виктором жизни закончился. Несмотря на то, что паре пока проживать вместе запрещено и видятся они не так часто, поводов для ссор, признается 14-летняя мама, с отцом ее ребенка хватает. «То меня кони берут, то я его начинаю бесить», — так характеризует отношения в своей неоформленной пока семье Настя.

— У нее еще возраст переходный этот. Вспыльчивая она. Хоть я ее и предупреждала, что первый год тяжко будет. Надо где помолчать, где прислушаться. Научиться уступать, знать, где что сказать, — вступает в разговор мама Насти. При этом женщина подчеркивает, что Виктор не пьет, не бьет. Ну что еще нужно?

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

Настин бюджет — пенсия по потере кормильца и детское пособие — составляет около 4 млн рублей. Ольга временно не работает. Нет, не пьет. Смотрит внучку.

— Маме, как я родила, сказали за свой счет на три месяца написать. Ну, чтобы помогала ребенка смотреть. Но уже в конце августа она выйдет на работу. С этого месяца нам будут бесплатно питание давать. Так что, думаю, будет полегче дальше, — оптимистично щебечет молодая мама.

Из долгосрочных Настиных планов — по окончании декрета поступить в лицей и отучиться на повара-кондитера. Из ближайших — выйти, наконец, замуж.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

-10%
-25%
-50%
-45%
-10%
-10%
-23%
-30%
-10%