1. «Будет готов за три-четыре месяца». Частные дома с «завода» — сколько они стоят и как выглядят
  2. Минское «Динамо» проиграло в гостях питерскому СКА
  3. «Куплен новым в 1981 году в Германии». История 40-летнего Opel Rekord с пробегом 40 тысяч, который продается в Минске
  4. Год назад в Беларусь пришел коронавирус. Рассказываем про эти 12 месяцев в цифрах и фактах
  5. Белоруска едет на престижнейший конкурс красоты. И покажет дорогое платье, аналогов которому нет
  6. Один из почетных консулов Беларуси в Италии подал в отставку из-за несогласия с происходящим после выборов
  7. «Первый водитель приехал в 5.20 утра». Слухи о «письмах счастья» за техосмотр привели к безумным очередям
  8. «Врачи нас готовили к смерти Саши». История Марии, у чьей дочери пищевод не соединялся с желудком
  9. Автозадачка с подвохом. Нарушает ли водитель, выезжая из ворот своего дома на дорогу?
  10. Акции солидарности и бойкот футбольных фанатов. Что происходило в Беларуси 28 февраля
  11. «Пышка не дороже жетона». Минчане делают бизнес на продукте, за которым в Питере стоят очереди
  12. В Беларуси ввели очередные пенсионные изменения. Что это означает для трудящихся
  13. Минчане пришли поставить подпись под обращением к депутату — и получили от 30 базовых до 15 суток
  14. «Ашчушчэнія не те». Все участники РСП вышли на свободу после 15 суток ареста
  15. Судьба ставки рефинансирования, обновленный КоАП, дедлайн по налогам, заморозка цен. Изменения марта
  16. Под Молодечно задержали компанию из 25 человек. МВД: «Они собирались сжечь чучело в цветах национального флага»
  17. «Усе зразумелi: вірус існуе, ад яго можна памерці». Год, как в Беларусь пришел COVID: поговорили со вдовой первой жертвы
  18. Год назад в Беларуси выявили первый случай COVID-19. Что сделано за год, а что — нет
  19. Пенсионерка из электрички рассказала подробности о задержании и Окрестина
  20. «Бэушка» из США против «бэушки» из Европы: разобрали, какой вариант выгоднее, на конкретных примерах
  21. Могилев лишился двух уникальных имиджевых объектов — башенных часов и горниста (и все из-за политики). Что дальше?
  22. Чиновники придумали, что сделать, чтобы белорусы покупали больше отечественных продуктов
  23. 57-летняя белоруска выиграла международный конкурс красоты. Помогли уверенность и советы Хижинковой
  24. Секс-символ биатлона развелась и снялась для Playboy (но уже закрутила роман с близким другом)
  25. Показываем, как выглядит часть зданий БПЦ на улице Освобождения, ради которых снесли объекты ИКЦ
  26. Тихановская рассчитывает на уход Лукашенко весной
  27. Фанаты белорусских футбольных клубов массово объявляют о бойкоте матчей
  28. Защитник Бабарико и Колесниковой подал жалобу в суд на лишение его лицензии, но ему отказали
  29. Во всех районах Беларуси упали зарплаты, в некоторых — больше чем на 300 рублей
  30. Рынок лекарств штормит. Посмотрели, как изменились цены на одни и те же препараты с конца 2020-го


/

В начале мая TUT.BY писал о том, что в Борисове в реке Березине нашли три старинных судна. Но их возраст был загадкой. Оказалось, дерево, из которого сделан один из них, было срублено в 1810—1820 годах.

Фото из архива Андрея Лихачева
Фото из архива Андрея Лихачева

— Пока исследовано только одно судно. Дерево, из которого оно сделано, срублено в 1810—1820 годах, — рассказывает Максим Ермохин, ведущий научный сотрудник Института экспериментальной ботаники НАН Беларуси. — Во время исследования мы изучили порядка 8−10 образцов дерева с бревен этого корабля. Измеряли ширину годичных колец, считали их количество. На некоторых пробах их было около 120, что показывает на солидный возраст материала. Затем сравнили серию колец с модельными шкалами, разработанными для Беларуси и сопредельных регионов.

Построен корабль из сосны. А шпангоут — поперечное ребро корпуса судна — дубовый.

Известно, что когда-то в Борисове находился порт, и эти корабли наряду с другими курсировали в данном регионе. Три найденных судна очень похожи, построены из одного материала. Однако называть возраст двух других ученый-дендрохронолог не берется: они могут быть и старше, и младше.

Фото из архива Андрея Лихачева
Фото из архива Андрея Лихачева

В Институте истории НАН Беларуси говорят: деревянные корабли — находка уникальная.

— Любой исторический артефакт — это важный источник информации о прошлом, — делится мнением Вадим Лакиза, заместитель директора по научной работе учреждения. — До XIX и даже начала XX веков — судна, лодки, челны являлись важным средством передвижения и даже определенным образом жизни в некоторых регионах Беларуси. Ведь у нас очень много рек, проходят два таких крупных канала, как Августовский и Огинский. Думаю, и сегодня наши реки и озера хранят немало кораблей и лодок. Я сам был свидетелем, как из Щары в Дятловском районе пытались достать средневековую лодку-однодревку начала XVI века, а еще фрагмент одной мы подняли и передали в Дятловский музей. В Институте истории у нас стоит челн середины XIX века, а в Музее древнебелорусской культуры есть лодка с Сожа, которой почти тысяча лет.

По словам ученого, пока точно известно о лодках, найденных в Житковичском, Калинковичском районах, на озере Иказнь, на Гродненщине и Полесье. Но посчитать, сколько кораблей в Беларуси уже отыскали, довольно сложно:

— Подводная археология у нас еще только начинает развиваться. К тому же, когда дерево достают из воды, под воздействием кислорода оно быстро разрушается. Его нужно срочно консервировать, а это процесс дорогой и трудоемкий. Сейчас мы только подходим к тому, чтобы создавать службы по консервации дерева.

Фото из архива Андрея Лихачева
Фото из архива Андрея Лихачева

Известно, что длина каждого из трех кораблей около 30 метров, а ширина — примерно восемь. Тип суден пока не называют.

Местные краеведы предполагают, что это байдаки — корабли, которые в указанный период использовали для перевозки грузов по восточноевропейским рекам. Говорят, они похожи на хортицкий байдак, который нашли на Дисне и демонстрируют в Хортицком музее. Андрей Лихачев, руководитель минского дайвинг-центра «Морской пегас», обнаруживший третье судно, уверен: ответы на все вопросы должны дать ученые.

— Мы же планируем еще взять пробы с нескольких мест с разных точек элементов конструкции, — озвучивает он планы. — Это уникальная находка, ведь все три корабля лежат в одном месте. Один из них фактически законсервирован песком и довольно хорошо сохранился. Но при всей их исключительности сегодня полноценно с ними работать нельзя. И речь здесь не только о подъеме. Подъем — один этап, второй — консервация, третий — экспозиция. Где, какой музей может позволить выделить такое пространство для экспонатов?

По словам дайвера, ни о каком подъеме речь в ближайшем будущем не идет:

— Нет смысла их доставать, чтобы они развалились. Важнее понять, что делать с куском, который подняли сотрудники местного МЧС. Его ведь как выдернули, так он на берегу и остался. Сейчас стоит вопрос о том, чтобы опустить его назад. Не хотелось бы, чтобы корабли были брошены. Важно, чтобы и в архивах, и под водой работа над их изучением продолжалась.

-15%
-50%
-20%
-70%
-15%
-33%
-20%
-10%
-8%
0072356