1. Акции протеста, самоподжог на площади, Тихановская в Совбез ООН. Что происходило в Беларуси 22 января
  2. Опасный прецедент. Во что нам может обойтись отказ Yara от контракта с «Беларуськалием» (и почему все это важно)
  3. «Леха, выходи». В России на акциях в поддержку Навального рекордное число задержаний за 10 лет
  4. На продукты, лекарства и детские товары подняли НДС. Рассказываем, что может заметно подорожать
  5. В Беларуси с начала пандемии — 235 859 человек с COVID-19. Сколько новых случаев обнаружили за сутки
  6. «Противопоставление официальным комментариям». Генпрокуратура передала в суд дело журналиста TUT.BY и врача БСМП
  7. «„Перевернуть страницу“ нельзя, психика так не работает». Психиатр, отсидевший «сутки», о том, что мы переживаем
  8. «Не уверен, что он сам в этот колодец бы прыгнул». Родители о гибели 10-летнего мальчика в Пуховичском районе
  9. Московский суд арестовал белорусского бойца Алексея Кудина на два месяца
  10. В ТЦ «Пассаж» конфликт: предприниматели остались без света, работать не пускают охранники
  11. Новый КоАП вводит правило «первого раза» для водителей: за какие нарушения сначала не будет штрафа
  12. Милиция так и не смогла найти, кто повредил мотоцикл байкера, который лихо уходил от погони ГАИ во время протестов
  13. В Беларуси произошли массовые прорывы теплосетей. Неужели все так плохо?
  14. Условия, отношение и распорядок. Что пишут о жизни в колонии и СИЗО фигуранты «политических» дел
  15. «В акциях участвует немногочисленное количество человек». Столичная милиция сообщила о 100 задержанных
  16. История врача, который два раза переболел ковидом и четыре раза был задержан — но не теряет оптимизма
  17. Умер Ларри Кинг
  18. Минск лишили права проведения чемпионата мира по современному пятиборью
  19. ТВ-горки и стенки канули в прошлое. Дизайнеры рассказали, какие полки и TV-тумбы в тренде
  20. Послы Польши и Литвы так и не вернулись в Минск после отзыва в свои столицы осенью. Это надолго?
  21. В России ищут 80 вагонов для поставки бронетранспортеров БТР-80 в Беларусь. Разбираемся, в чем дело
  22. «Даже взгляд сфокусировать не мог». Поговорили с родными ученика, который после школы с ЧМТ попал в больницу
  23. В Борисове горел дом: погибли четыре человека
  24. Норвежская компания Yara отреагировала на заявления «Беларуськалия» по возврату уволенных работников
  25. Пять лучших сериалов о сексе, от которых точно кайфанут зумеры
  26. Двое детей, с женой в разводе. Кто тот минчанин, который поджег себя на площади Независимости
  27. «Поток ринувшихся к границе превратил окраину Бреста в «прифронтовую полосу». Как нашим уже пытались запретить выезд
  28. Цепи солидарности, около 100 задержанных. Что происходило в Беларуси 23 января
  29. В Совбезе ООН выступили Тихановская и Латушко — напомнили о репрессиях. Постпред Беларуси спросил о свободе слова
  30. «Муж старше моей мамы на два года». История пары с большой разницей в возрасте


/ /

Семково — деревня в 10 км от Минска, где находятся развалины усадьбы последнего минского воеводы Адама Хмары. С конца 2014 года на руководителя общества «Родители и учителя за возрождение православного образования», которому принадлежит территория, Владимира Грозова завели уголовное дело. Еще год тут работал сторож, потом ему перестали платить зарплату, и с конца 2015 года за территорией присматривают только волонтеры и местные неравнодушные жители, которые раньше работали в интернате. Зимой интереса к усадьбе не было, а вот летом началось настоящее паломничество ночных мародеров. Замки, установленные волонтерами, срывают, проникают на территорию и разносят вещи на металлолом.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

На подъезде к усадьбе волонтер Павел Королев советует приготовить фотоаппарат, так как есть вероятность встретить воров средь бела дня. Он с горечью отмечает, что раньше проникать на территорию осмеливались только ночью, теперь же никто не стесняется. Но на месте посторонних мы не заметили.

Выломали даже полы

Это не первое запустение, которое переживает усадьба. До 2002 года здесь был детский дом. Потом его закрыли, детей отправили в другие детские дома и школы-интернаты, а строение разграбили, выломали даже полы. С тех пор здание под Минском пустовало, а старинная усадьба превратилась в руины.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Здание детского дома-интерната.

В 2011 году территорию передали обществу «Родители и учителя за возрождение православного образования», которое вместе со структурным подразделением Белорусской православной церкви «Издательством Белорусского Экзархата» навело там порядок. Приусадебную территорию благоустраивали волонтеры. Был создан музей, оборудованы душевые и спальные комнаты. Работы по восстановлению продолжались до 2014 года, пока руководителя Владимира Грозова не обвинили в ненадлежащем распределении средств.

Волонтеры не берутся судить о деятельности Грозова, но благодарны за то, что он вкладывал средства в Семково. По их словам, он мечтал сделать здесь центр реабилитации семьи, где с парами работали бы православные психологи. «У прынцыпе, грошы шлі на добрую справу», — констатирует волонтер Павел Королев.

В бывшем карантинном здании волонтеры организовали музей, где были представлены монеты, черепки посуды, карты, макеты усадьбы, храма и реконструированное старинное платье. Монеты, платье и сейф с факсимильным изданием Полоцкого евангелия без сторожа украли. Остальное волонтеры вывезли, чтобы спасти хоть что-то.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Заколоченные двери музея. Внутрь мы не заходили, решили не открывать прочно закрытые двери.
Фото: Павел Королев
Музей до разграбления. Фото: Павел Королев
Фото: Павел Королев
Комната музея после разграбления. Фото: Павел Королев

— Рабаванне пачалося больш за месяц таму, — рассказывает Павел. — Мы прыехалі праз тыдзень і ўбачылі, што ва ўсіх пакоях вывернуты полкі. Батарэі засталіся толькі ў музеі, а ў астатніх памяшканнях іх зрэзалі на металалом. Яшчэ праз тыдзень не было батарэй ужо і ў музеі. Крыўдна, што гэта робіцца побач з Мінскам, — рассказывает Павел Королев.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Павел Королев

Павел приезжает в усадьбу раз в неделю и контролирует ситуацию. В остальное время за территорией присматривают местные жители. Однажды муж бывшего повара Надежды Ивановны даже караулил воров ночью. Застал злоумышленников, вызвал милицию, но пока та приехала, воры убежали.

С территории уже вынесли душевые кабины, кресла, стулья, холодильники, батареи, мойки, кровати и сейфы. «Заходзіш у будынак і бачыш, што метал ужо падрыхтавалі да вывазу альбо праводзілі вобыск», — рассказывает Павел, направляясь к подсобке, которую в прошлый раз он закрывал на замок. Теперь же дверь приоткрыта.

Дверь в другое подсобное помещение, где раньше были бассейн и душевая, также открыта, хотя Павел ее запирал. Он с ходу отмечает, что все вещи там перебирали, они раскиданы по полу, от холодильника оторвана задняя стенка.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY ​​

Надежда Ивановна Астрейко почти два года работала здесь поваром. Вместе с Глафирой Аркадьевной Адамович они сейчас досматривают территорию. «Воруют, будто тут медом намазано. Я ехала в автобусе и слышала разговор, что кучей возят металлолом, и неизвестно, откуда они его берут. Соседи говорят: какой здесь грохот ночью! Так вызовите милицию!» — восклицает Надежда Ивановна.

В главном дворце и флигелях грабить уже нечего. Волонтеры успели законсервировать здание и расчистить землю по всему периметру.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Надежда Ивановна Астрейко (на переднем плане) и Глафира Аркадьевна Адамович. Глафира Аркадьевна с 1969 года работала в интернате медработником. Она вспоминает, что раньше на этом месте был санаторий для больных детей. Сейчас она сетует на то, что такая площадь не используется. Она считает, что здесь был бы хороший центр для больных пожилых людей или центр реабилитации людей с алкогольной зависимостью.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Единственными посетителями, которых мы застали днем, были козы.
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Визит в усадьбу вызвал интерес местных жителей.
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Территория огорожена сеткой, но в некоторых местах ее сняли. Например, к котельной уже проведен ход, а решетка на окне выломана, стекло разбито.
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
На гараже отогнуты края двери, чтобы было проще взломать засов.

Как было, или «Стремительный поток исчезновения»

Павел работает экскурсоводом и считает, что у Семково большой потенциал. Он водит группы по Семково, Молодечно, Красному, Радошковичам и говорит, что больше всего впечатлений у туристов от Семково.

Здесь жил последний минский воевода Адам Хмара, который владел районами Цнянка, Новинки, Зацень. До 1870 года владельцами усадьбы были Хмары, потом — Хелховские, которые уехали после революции 1917 года. Сейчас их потомки живут во Франции и Америке.

В усадьбе гостил Наполеон Орда, а в 1780 году про это место была написана поэма «Палац у Сёмкаве».

В 1920 годах здесь была учебная ферма Белорусского института сельского хозяйства. Именно тогда сюда устроился бухгалтером Якуб Колас, а Янка Купала работал здесь на спиртзаводе в 1905—1906 годах.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
На фото Якуб Колас сидит на крыльце усадьбы, которая сейчас разрушена.

В конце 20-х в Семково открыли детский дом, в 1944 году ребят спасли партизаны, а усадьбу сожгли. После войны здание обновили и перестроили. В 1961 году неподалеку построили двухэтажное здание, а усадьба постепенно разрушалась. В 90-е годы здесь уже нельзя было жить по санитарным нормам, а в 2002 году здание разрушилось окончательно и превратилось в руины.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Фото: Павел Королев
Бальный зал до революции.
Фото: Павел Королев
Парадный вход до революции.
Фото: Павел Королев
Схема Семково в ансамбле английского, дикого парка перед парадным входом и французского парка с аллеей.

Рядом с усадьбой стоит плита 1804 года. На латыни написано, что Адам Хмара и его брат установили ее в память о своих родителях.

— Тут гаворыцца, што змяняюцца каралеўствы, змяняюцца ўлады, але ў нябёсах вечная айчына несмяротных духаў дзякуючы веры ў Бога застаецца ў бяспецы. Завяршаецца подпіс радкамі: «Цяпер ведай і памятай, хто б ты ні быў, прачытай гэта і падумай, якім пераменам падлягае ўсё ў свеце. Бо саміх грамадзянаў і іх айчыны захоплівае імклівы вір знікнення».

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Волонтеры хотят, чтобы на территории появился постоянный охранник, который сбережет хотя бы то, что есть. «У ідэале добра было б, каб тут з’явіўся нармальны гаспадар, які зрабіў бы з гэтага месца нешта карыснае і працягнуў гісторыю сядзібы», — объясняет Павел.

Напротив усадьбы растет старое дерево, дупло которого напоминает ухо. На экскурсиях Павел всегда говорит: то, что здесь происходит, слушают уже несколько десятилетий. «Слухаюць, але не бачаць».

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Павел просит неравнодушных к судьбе усадьбы и готовых помочь людей связаться с ним по телефону: +375 (29) 776−24−35.

Читайте также:

Свобода выбора: почему волонтеры выбирают Беларусь

-70%
-20%
-20%
-35%
-30%
-10%
-30%
-50%
-5%
-40%
-7%
0071674