Адарья Гуштын,

Трагедия произошла 3 июля. В результате неудачного прыжка с парашютом погибла 34-летняя жительница Витебска. Это произошло в день ее рождения. Прыжок организовал ее супруг, офицер армейского спецназа.

Речь идет о воинской части 97 020 в Витебске — силы специальных операций Министерства обороны. Это элитная часть. Служат здесь лучшие из лучших. Она засекречена. Известно, что ее бойцы принимали участие в антитеррористических учениях наряду со спецназом МВД, КГБ и погранвойск.

В Министерстве обороны отказываются говорить о трагедии. «Гибели военнослужащих и гражданского персонала не было, — пояснил пресс-секретарь ведомства Владимир Макаров. — Никаких других комментариев министерство давать не будет».

Погибшая Ольга не работала в воинской части. Но там служил ее супруг. По информации на 2013 год, в звании майора. Тогда о нем писала газета «Во славу Родины». Но за последние три года, возможно, повысили.

Мужчина в день рождения супруги организовал для нее прыжок, использовав парашют, который находится на балансе воинской части. Самолет предоставил местный ДОСААФ, но договор аренды был заключен не с физическим лицом, а с воинской частью.

«К ответственности наших сотрудников не привлекали. Самолет летает, и мы работаем, — пояснили в Витебском аэроклубе. — Когда мы организовываем прыжки, наши инструкторы укладывают парашюты. Они несут за это ответственность. Все парашюты проверены, проходят технические осмотры. Приборы, которые выпускают запасной парашют в случае, допустим, потери сознания, тоже проверяют. В течение 3−4 часов до прыжка проводится инструктаж. Но когда прыгают силы спецопераций, у них проверки, контроль, оборудование и допуски — все свое. У них есть свои специалисты, свои парашюты. Мы предоставляем только самолет в аренду».

Такие трагедии случаются крайне редко. «Стопроцентная безопасность при выполнении всех требований», — уверяют в Витебском аэроклубе.

В 2010 году на аэродроме, расположенном в Витебском районе, во время прыжка с парашютом разбился 26-летний прапорщик. Тогда в военной прокуратуре заявляли, что купол парашюта полностью не раскрылся, военнослужащий при падении получил травмы и скончался на месте.

Существуют медицинские противопоказания для совершения прыжка с парашютом. И человека должен проверить врач. Нужно знать, как работает парашют, то есть необходимо пройти специальный инструктаж. Желающий совершить прыжок подписывает документ о том, что вся ответственность лежит на нем. Были ли соблюдены все эти процедуры перед прыжком Ольги, неизвестно. Воинские части, в отличие от ДОСААФ, не занимаются организацией прыжков для невоеннослужащих.

О случившемся в Витебске говорят разное. Семью характеризуют только с положительной стороны. Известно, что супруги воспитывали 12-летнего ребенка.

По одной из версий, парашют был непригоден для использования. По другой — погибшая испугалась и неправильно действовала в сложившейся ситуации. Известно, что прыгала она одна, а не в тандеме. И опыта прыжков с парашютом у нее практически не было.

Истину по делу должно установить следствие. По имеющейся информации, офицера обвиняют в злоупотреблении властью, превышении власти либо бездействие власти. Если его вину докажут, ему грозит от 5 до 12 лет лишения свободы.

Официальный представитель Следственного комитета Юлия Гончарова заявила, что не владеет информацией по поводу данной трагедии. Пресс-секретарь КГБ Дмитрий Побяржин также не смог прокомментировать случившееся, ссылаясь на то, что находится в отпуске.

-5%
-15%
-25%
-50%
-20%
-17%
-20%
-20%