103 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Виктор Лукашенко получил звание генерал-майора запаса. Предыдущее его известное звание — капитан
  2. В Витебске увольняют Владимира Мартова — реаниматолога, который первым в Беларуси честно говорил о ковиде
  3. Суды, приговоры и весна. Что происходит в Беларуси 3 марта
  4. Вот почему он стоит больше 100 тысяч евро. В Минск привезли первый Mercedes S-класса нового поколения
  5. В новом КоАП изменилась формулировка «создание аварийной обстановки». Что это значит для водителей
  6. Ватные палочки, серные пробки. Врач — о том, из-за чего еще слух может стать хуже
  7. На продукты рванули цены. Где сейчас выгоднее закупаться — на рынках, в гипермаркетах, дискаунтерах?
  8. Минское «Динамо» проиграло СКА в первом матче Кубка Гагарина
  9. Приговор по делу о «ноль промилле»: полгода колонии журналистке TUT.BY и два года с отсрочкой врачу
  10. Суды над журналистами, маникюр прокурора, морозы и снег. Февраль-2021 — в фотографиях TUT.BY
  11. Суд по делу «ноль промилле», новые задержания, планы по экстрадиции Тихановской. Что происходило 2 марта
  12. «Шахтер» впервые стал обладателем Суперкубка Беларуси, победный пенальти забил вратарь
  13. Лукашенко рассказал о подробностях переговоров с Путиным
  14. Родителей из-за ковида не пускают на утренники к 8 марта. Мамы недовольны, у специалистов — свои аргументы
  15. Горбачев: Я не раз говорил, что Союз можно было сохранить
  16. «Единственным справедливым решением был бы оправдательный приговор». Заявление TUT.BY по делу «ноль промилле»
  17. «В детстве комплексовала и боялась, что нет будущего». Глухой автоинструктор — о жизни и работе
  18. «Деревня умирает! Здесь живут 4 человека — и все». История Анатолия, который работает в автолавке
  19. Жуткое ДТП в Волковысском районе: погибли три человека, в том числе новорожденный ребенок
  20. «Радуюсь „мягкому“ приговору для невиновных людей». Известные белорусы — о приговоре врачу и журналисту
  21. Водители жаловались, что после поездки по М10 не могут отмыть машины. Вот что рассказали дорожники
  22. Светлана Тихановская прокомментировала видео СК по ее делу
  23. Был боссом Дудя, построил крутой бизнес в России, а сейчас помогает пострадавшим за позицию в Беларуси
  24. Какой будет погода весной и стоит ли прятать теплые пуховики в марте
  25. «Пары начинались в 3 утра». Белорусы, которые учатся в Китае, не могут вернуться в вуз
  26. Нет ни документов, ни авто. В правительстве объяснили, как снять с учета такую машину, чтобы не платить налог
  27. Кирилл Рудый — о жизни после госслужбы и проектах с Китаем. «Cперва кажется, ничего нельзя, а оказывается — все можно»
  28. Кризис и волны релокейта не помеха? Резидент ПВТ пошел развивать технологические проекты в регионах
  29. «Готовились к захвату зданий в Гомеле». СК — об экстрадиции Тихановской и деле в отношении ее доверенных лиц
  30. Силовики громили авто на Дзержинского, водитель хотел уехать и сбил гаишника. Суд огласил приговор


12 июля Минский городской суд вынес приговоры фигурантам «дела профессоров». Три преподавателя БНТУ, которых обвиняли в злоупотреблении служебными полномочиями, получили наказание в виде лишения свободы на срок от 3 до 4 лет с отсрочкой на 2 года.

Ученых осудили по ч.3 ст. 424 УК Беларуси за злоупотребление властью или служебными полномочиями, что повлекло причинение ущерба в особо крупном размере на сумму более 170 миллионов рублей.

57-летний Александр Чичко, доктор физико-математических наук, профессор, получил наказание в виде 4 лет лишения свободы, с конфискацией имущества и лишением права занимать должности (связанные с исполнением организационно-распорядительных действий) сроком на 5 лет.

Фото: Влад Шведович, "Наша Ніва"
Александр Чичко. Фото: Влад Шведович, «Наша Ніва»

56-летняя Ольга Чичко, доцент, кандидат технических наук, приговорена к 3 годам лишения свободы с конфискацией имущества и лишением права занимать определенные должности сроком на 5 лет.

74-летний Владимир Соболев, доктор технических наук, профессор, получил 3,5 года лишения свободы с конфискацией имущества и лишением права занимать определенные должности сроком на 5 лет.

Фото: Влад Шведович, "Наша Ніва"
Владимир Соболев и Ольга Чичко. Фото: Влад Шведович, «Наша Ніва»

По решению суда у семьи Чичко конфискуют квартиру площадью 50 квадратных метров в Мядельском районе и земельный участок там же, четыре автомобиля, три гаража в Минске, телевизор, ноутбук и компьютерный монитор. Квартира в Минске, в которой зарегистрированы Ольга и Александр Чичко, от ареста освобождена.

У Владимира Соболева конфискуют ноутбук, телевизор и холодильник.

Суд постановил применить ко всем фигурантам дела отсрочку исполнения наказания сроком на 2 года. Это значит, что ученые будут находиться дома.

— Учитывая обстоятельства дела, возраст обвиняемых, их заслуги перед государством, я предлагал отсрочку исполнения наказания, — объяснил прокурор Вадим Кисель. Если у ученых не будет правонарушений на протяжении следующих двух лет, в места лишения свободы они не отправятся.

Пока судья Дина Кучук зачитывала приговор, Александр Чичко мерил шагами зал суда. Его жена и Владимир Соболев слушали вердикт сидя.

— Приговор понятен? — уточнила судья.

— Нет! — не выдержал Александр Чичко. — Я хочу знать, какой сговор у вас был с прокурором!

После спора на повышенных тонах судья сделала профессору замечание.

Напомним, обвиняемые отрицали свою вину и настаивали на оправдательном приговоре. Александр Чичко и Владимир Соболев сообщили, что будут обжаловать приговор в Верховном суде.

— Я на 90 страницах подал полный разгром обвинения. Я его читал 6 часов. Однако судья не задала ни одного вопроса ни в течение судебного заседания, ни по последнему слову. Наоборот, они меня пытались заблокировать вместе с прокурором. Со всем, что предлагал прокурор, судья соглашалась. Все, что говорили адвокаты, торпедировалось? — заявил журналистам Александр Чичко после оглашения приговора.

О «профессорском деле» и его трех фигурантах — уважаемых профессорах с кафедры «Машины и технология литейного производства» механико-технологического факультета БНТУ — прессе стало известно еще в октябре 2013 года.

Вопросы возникли к разработкам научного коллектива в рамках госпрограммы для металлургической промышленности. В свое время этим вопросом интересовались сотрудники КГБ, наравне с ними свои проверки проводили Комитет по науке и технологиям, Министерство промышленности и собственная комиссия БНТУ для внутренней проверки. Нарушений тогда не нашли. Позже деятельность ученых изучили сотрудники ОБЭП Советского района Минска и через некоторое время передали материалы своей проверки в СК, где было возбуждено уголовное дело.

Сами профессора отправляли обращения с возмущениями в Следственный комитет, Администрацию президента и другие структуры. Некоторые представители научного сообщества высказывали свою солидарность с ними. Хотя нашлись и те, кто занял противоположную позицию.

Как утверждало ранее следствие, в 2007—2008 годах три профессора добились, чтобы в госпрограмму «Металлургия» были включены задания по разработке математических моделей для металлургического производства. При этом они скрыли, что уже выполняли похожие исследования для частной фирмы «Интерфаундри» по заказу Белорусского металлургического завода. И вместо работы над заданиями для госпрограммы ученые якобы занимались доработкой собственных компьютерных программ. Впоследствии они зарегистрировали их на себя в качестве правообладателей, утверждает следствие.

Таким образом, преподавателей обвинили в том, что те занимались нецелевыми научными разработками 3 года, а чтобы создать видимость деятельности, копировали в отчеты результаты своих исследований для «Интерфаундри» по заказу БМЗ.

Профессора же настаивают, что результаты по заданиям госпрограммы «Металлургия» и разработки фирмы «Интерфаундри» для БМЗ различны. Данные из хоздоговоров с заводом присутствуют в промежуточных отчетах, но ученые не видят в этом крамолы — по их словам, в обоих случаях объект исследования один и тот же — технологии металлургического производства. Поэтому обвиняемые в свою очередь ставили вопрос: почему им запрещают использовать свои же разработки в дальнейших исследованиях?

На обвинение в нецелевых исследованиях фигуранты заявляют, что применить математические модели, которые создавались в рамках госпрограммы, без компьютерных программ невозможно — поэтому те нуждались в совершенствовании. А регистрация программы — формальная процедура, а не нарушение исключительных прав БНТУ на такой продукт.

Читайте также:

Сын экс-фигуранта дела профессоров БНТУ уже полгода находится под стражей

-10%
-5%
-20%
-20%
-10%
-20%
-50%
-10%
-10%
-10%