/

Уже на 23 день после родов метательница диска Эллина Зверева вышла на тренировку: до Олимпиады в Сеуле оставался год. С мужем-тренером они качали пресс, пробовали бегать, прыгать… Здесь же, на стадионе, в коляске спала их маленькая Лена. В Корее в 1988-м спортсменка осталась без медали, но установила личный рекорд. Через 12 лет она все-таки привезла в Беларусь олимпийское золото. В 2000-м в Сиднее ей было уже 39 и не было равных. Это была ее третья Олимпиада, впереди — еще две.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Сейчас Эллина Александровна старший тренер Национальной сборной по метанию. С мужем они по-прежнему почти каждый день приходят в зал: готовят к победам свою теперь уже взрослую Лену, которая тоже занимается метанием диска.

До летней Олимпиады в Рио остается всего месяц, и TUT.BY вспоминает белорусских чемпионов, которые завоевывали золото во времена СССР и в первые годы независимости нашей страны. Как сложилась судьба тех, кто достиг самых больших высот в спорте? Как чествовали обладателей медалей? Чем помог в жизни статус чемпиона?

Об этом наш новый проект «Олимпийцы».

«Вернулись из Австралии, внутри пустота: все там, за океаном, осталось»

Мы встречаемся в зале спорткомплекса «Олимпийский». Спортсменка в брючном костюме, на каблуках, протягивает руку: «Эля». Все как-то очень душевно, и начать сразу хочется с главного:

Фото из личного архива Эллины Зверевой.
Фото из личного архива Эллины Зверевой

— Удача вас не особо баловала. Моментов, когда нужно было подняться, встряхнуться — и все сначала, хватало. Многих это бы сломало…

— Нужна цель. У меня она была всегда. Пришла в спорт. Ага, значит, нужен КМС. Получила! Дальше — мастер спорта, сборная СССР. Когда училась в институте физкультуры, на первом или втором курсе наша преподаватель нашла какую-то формулу и, учитывая антропометрические данные, высчитала, что студентка Зверева может метнуть диск на 79 с половиной метров. С тех пор в голове сидит эта цифра. Мой личный рекорд — 71,58 метра, а мировой — 76,58. И я хотела его побить.

— И сейчас хотите?

— Нет, сейчас другие задачи. В метании диска у нас теперь тот период, когда старички ушли, а молодые еще не выросли. К Олимпиаде в Токио, тьфу-тьфу, думаю, будем готовы.

И тут олимпийская чемпионка, двукратная чемпионка мира оглядывается по сторонам. Кажется, ищет что-нибудь деревянное. Стучит.

— Так вы суеверная?!

— Нееет.

Ладно. Зато с хорошим чувством юмора. Улыбаясь, рассуждает об особенностях жизни тренера и спортсмена:

— Раньше у меня было две тренировки в день, кроме четверга и воскресенья. Стала старше, дочка родилась, сократили до одной. Сейчас рабочий день, как у всех, с девяти до шести. Раньше понимала: моя работа — заниматься, метать, показывать результат. Теперь все по-другому. Как? Нужно помогать другим достигать результата.

Фото из личного архива Эллины Зверевой.
Метательница диска Эллина Зверева, толкательница ядра Янина Провалинская-Корольчик и метатель молота Игорь Астапкович. Фото из личного архива Эллины Зверевой.

— Вы выступали на пяти Олимпиадах. Собирались в Лондон на шестую…

— Но из-за травмы не попала. И слава Богу.

— Почему?

— Да, хватит уже! Старенькая! — смеется. — Сколько бы мне было в 2012-м? 51. Доставала из машины рюкзак с дисками, лямка оборвалась — и сумка на ногу. Знак — пора остановиться. Хотя, думаю, есть виды спорта (метание — среди них), где возраст не имеет значения: ты боец — пока ты конкурентоспособен.

На вопрос, какая из Олимпиад любимая, — Эллина Александровна пожимает плечами: все. Что чувствовала, когда в Сиднее с золотом стояла на пьедестале, — всё: радость, гордость, усталость.

Позже Виктор Бочин, муж и тренер чемпионки, расскажет:

— Вернулись из Австралии, внутри пустота. Месяц, два — все где-то там, за океаном, осталось. А нужно собраться и начать новый сезон. И снова, как в последний раз: дотерпеть, дотянуть до конца. А триумф, приемы… Что там было? Фотографии остались.

«Я и метание раза три бросала, но тренер возвращал»

Мы общаемся минут 20. Сидеть на месте чемпионке сложно — энергия так и прет. И это у нее, похоже, с детства. Перед тем как в руки попал диск, она играла в волейбол, баскетбол, плавала, бегала, в списке дел пятиборье, ГТО.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Чем только не занималась, — рассказывает Эллина Александровна. — Но все ненадолго. С велосипеда упала, пальцы выбила — больно. Значит, не мое. Выросла ножка: белых коньков по размеру не найти, а в черных хоккейных стыдно — ушла из фигурного катания. Да я и метание раза три бросала, но первый тренер Валерий Коваль возвращал.

— Как?

Эллина Зверева: «Чем только не занималась, но все ненадолго. С велосипеда упала, пальцы выбила — больно. Значит, не мое. Выросла ножка: белых коньков по размеру не найти, а в черных стыдно — ушла из фигурного катания». Фото из личного архива Эллины Зверевой.

— Придет в школу, поговорит — и я назад. И маме сказал: «Есть способности, будет результат». А потом на детских соревнованиях хорошо выступила и привезла домой подарок — три глиняные тарелочки и кувшин. Жили мы бедно, и вот я вижу: ага, какую-то пользу это все приносит. Одна мисочка, кстати, до сих пор у мамы хранится.

В профессиональный спорт Зверева все равно пришла поздно — в 20 лет. И тут новый поворот. Из Тулы, где она на тот момент жила и тренировалась, попала на сборы в Леселидзе. Тут ее заметил Мечислав Овсяник. К тому моменту его воспитанники уже были в сборной СССР. Он предложил заниматься, она согласилась. Сначала работали в Краснодаре, потом в Минске.

— До этого 1985-м попала в Минск на сборы. Вышла из поезда, вдохнула — и поняла: это мой город, — вспоминает.

— Так Минск понравился?

— Я метать хотела.

— Но вы и в Краснодаре метали?!

— Здесь земля другая.

— Да вы упрямая.

— По молодости была очень вспыльчивая. Врагов столько насобирала. Но я же знаю, что людей хороших больше. Только как-то они по углам прячутся. В общем, решила: характер нужно менять.

Фото: Reuters
На пьедестале Олимпиады в Сиднее сразу две белоруски. Золото — Эллина Зверева, бронза — Ирина Ятченко. Фото: Reuters

— А как отнеслись к разговорам, мол, Овсяник попросил копьеметателя Виктора Бочина фиктивно на вас жениться, чтобы вы без проблем переехали в Беларусь?

— Ну это Овсяник так думал, а у нас с Виктором к тому моменту уже все было на мази.

«Такой стручок с косичками, она приехала из Тулы»

Виктор Бочин эти годы вспоминает так:

— Мы познакомились на сборах в Краснодаре. Такой стручок с косичками, она приехала из Тулы. Да не было у нас никакой романтики. Просто иногда встречаешь человека и начинаешь ему доверять. Как поженились? В Минске мы жили в общежитии на Сурганова. Зашли в соседние номера, спросили, у кого есть паспорт. Так нашлись свидетели. После загса поехали на соревнования. В этом году будет уже 30 лет, как вместе.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Виктор Бочин — муж и тренер Эллины Александровны: «Да не было у нас никакой романтики. Просто иногда встречаешь человека и начинаешь ему доверять».

— И всегда неразлучны.

— Так куда ж я денусь, мы же вместе живем! — с юмором у Виктора Петровича тоже все отлично. — Тренироваться вместе, работать — это вопрос доверия. Есть правило в жизни. Когда два человека дерутся против толпы, они становятся спинами друг другу. У каждого задача, чтобы не ударили того, кто сзади. Если она рядом, я могу не бояться.

— Как согласились тренировать Эллину Александровну, все же вы спортсмен, а не тренер? К тому же копьеметатель.

— Когда-то в Москве на Лужнецкой набережной был Госкомспорт. Там такая детская лестница — ступеньки-ступеньки. Ко мне выходит чиновник: «Сборная Советского Союза в ваших услугах больше не нуждается». Развернулся и ушел. Я понял: не хочу, чтобы кто-то когда-нибудь так вышел к Эле. Время тогда было такое, если в 25 лет ты не международник, тебя перестают замечать: ни сборов, ни соревнований. В сентябре 1987-го родилась Лена. Эле сказали: отдохни годик. Она понимала, годик отдыха — и для нее все закончится. Она подошла к руководству: «Делайте со мной что хотите, но я начинаю подготовку». И мы начали. Через год был Сеул.

— А сложно жену тренировать?

— Сложно, что параллельно нужно и еще кого-то тренировать. Эля иногда обижалась: «Почему ты к другим девчонкам относишься, как и ко мне?». А что мне ответить?! Говорю: у меня любимчиков нет. Выйдем с занятий, там ты моя жена, а в зале — ты спортсменка.

— Так жалко же близкого человека сильно загружать.

— В спорте она железная. Перед Играми в Сеуле у нее усугубилась грыжа межпозвоночных дисков, ее «закололи» противовоспалительным. Выступила Эля достойно. А в 1989-м все болячки полезли наружу. В Туле ее положили в больницу, собирались делать операцию. А операция — на спорте крест. Но мы нашли одного профессора. У него сын был штангистом, попал в аварию. Он составил какой-то замес и поставил пацана на ноги. Попросили сделать это лекарство для Элли. И забрали ее домой.

— Но это ведь такой риск!

— Когда она попала в больницу, весила 95 кг. А через месяц, когда уходила, 75. Боль в позвоночнике сильнее зубной. Нужно было ее спасать. Позже мы отправили ее на реабилитацию в санаторий. А я устроился туда физруком. Занимался физкультурой со всем этим сумасшедшим домом. Неважно, зато рядом.

Фото: Reuters via TUT.BY
Фото: Reuters via TUT.BY

В 1991-м — распался Союз. В 1992-м на Олимпиаду в Барселону Звереву не пустили. Официальная причина отказа: положительная допинг-проба.

— Но я знаю, что она ничего не употребляла, — злится Виктор Петрович. — За неделю мы пять раз съездили из Минска в Москву. Метались от чиновника к чиновнику. Сдали анализы в Финляндии: чисто! Ничего не помогло.

— Не хотелось после всего этого ее остановить? К черту такой спорт!

— Эля жила спортом. Нельзя же забрать у человека жизнь?! Было сложно, но она собралась. В 1996-м на Играх в Атланте завоевала бронзу. В 2000-м — золото. В 2004-м выступала в Афинах, в 2008-м в 47 лет стала шестой в Пекине.

«Случалось, дочка на тренировке расплачется, так я уйду. Зачем это видеть?!»

Мы разговариваем, а небо за окном все чернее. Скоро дождь. У Лены — дочки Эллины Александровны начинается тренировка. Зверева внимательно наблюдает за спортсменкой.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Теперь Эллина Александровна тренирует свою совсем уже взрослую Лену.

— Не были против того, что Лена тоже стала метать диск?

— Нет, но она другая. Она мягкая, а в метании нужен взрыв — и это ей немного мешает. Сложно ли с ней заниматься? Случалось, расплачется, так я уйду. Зачем это видеть? Успокоится, продолжим. Но сейчас все на своих местах. Главное ведь понимать, что от тебя требуют.

— Все у вас как-то легко…

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Я вычеркиваю из памяти то, что не хочу помнить. Да и поплакать могу, не вопрос. Бывает, фильм смотрю, реву. Нам, девочкам, можно. Оно же снимает стресс, похлюпал — и порядок, — вдруг Эллина Зверева отвлекается. — Мои помидоры!

— Какие помидоры?!

— Смотри, что за окном! — а за окном ливень. — У нас дача — шесть соток. Я там люблю экспериментировать. В этом году посадила помидоры, особый сорт. Ой, сейчас все побьет… И огурцы…

Читайте также:

Самый Самый сильный человек мира Леонид Тараненко: «При мне в Беларуси мой рекорд не побьют»

С вершины олимпа — на дно стакана. Что погубило талантливую гимнастку Тамару Лазакович

Белорусский гимнаст-легенда Виталий Щербо о жизни в Лас-Вегасе, американцах и рождении сына

«После победы встречали на скорой». Как живут сегодня первые белорусские олимпийские чемпионы"

-25%
-25%
-50%
-45%
-20%
-15%
-35%
-50%
-10%
-10%
-25%
-15%
0066771