/

«Та деревня, где я жил, была обречена на уничтожение, и мы в свое время с Рудником и Косинцем — там соседние были села, никакие просто — их привели в порядок, заборы поставили», — говорил Лукашенко на Всебелорусском собрании. Он предложил (уже не в первый раз) крупным бизнесменам последовать его примеру и поддержать малую родину.

Фото с сайта president.gov.by
Александр Лукашенко уважает крестьянский труд. Ручная косьба — его хобби, к которому он приобщил и французского актера Жерара Депардье. Фото с сайта president.gov.by

Александр Лукашенко родился в поселке Копысь Оршанского района, откуда его мать в том же году переехала в близлежащую деревню Александрия — поближе к родственникам.

Сейчас это образцовый агрогородок: отличный асфальт, аккуратные клумбы, оштукатуренные здания. Во имя хозяйственности и порядка снесли даже обветшавший дом, где рос Лукашенко. На месте старой хаты теперь газон и две беседки. А несколько лет назад в Александрии построили спортивный комплекс с сауной, тренажерным залом и футбольным полем.

Малая родина. «Ён абшчыцельны, ён неплахі». Почему александрийские бабушки голосуют за Сашу Лукашенко

Выступая на Всебелорусском народном собрании, Лукашенко рассказал, как привел в порядок родную деревню. Он призвал крупных бизнесменов тоже взять под крыло малую родину. Подобная просьба прозвучала не впервые. Многие люди из окружения президента давно возрождают село в частном порядке.

Выбрав влиятельных чиновников с деревенскими корнями, TUT.BY узнал, не забывают ли они о малой родине и нужна ли помощь их родным селам. Оказалось, во многих сельсоветах не спешат вешать свои проблемы на высоких покровителей. «Своими силами справляемся» — таков ответ.

Глава Администрации президента Александр Косинец — Росский Селец (Оршанский район)

Родной дом Александра Косинца в деревне Росский Селец
Родной дом Александра Косинца в деревне Росский Селец, фото из архива

От родной деревни президента до родины нынешнего главы его администрации — всего 35 км. Росский Селец — поселение небольшое, нет и 300 жителей. Но не вымирающее. Там растут 59 детей. Да и свободного жилья, в отличие от других деревень, в Росском Сельце нет.

Александр Косинец жил здесь 15 лет, окончил 8 классов. Будучи губернатором Витебской области, родную деревню не забывал. Его хлопотами там положили асфальт, построили мост, восстановили школу, провели газ.

В сельсовете на вопрос, какая еще помощь нужна, перечисляют: надо бы проложить асфальт на участке дороги и снести старый многоквартирный дом.

— Еще там магазин не работает. Продавец ушла в декретный отпуск недавно, и заменить ее некому, — говорит председатель сельсовета Ирина Домбровская.

Еще один повисший в воздухе вопрос — недостроенные домики ОАО «Росский Селец».

— Строительная организация, которая должна была их достроить, развалилась. Кроме того, финансирование на них прикрыли. Мы оформляли кредит, но нам закрыли кредитную линию, потому что надо было строить дома в Копысе. И наше приостановили, и в Копысе ничего не построили, — объясняют в хозяйстве.

Замглавы Администрации президента Игорь Бузовский — Кошелево (Новогрудский район)

Родительский дом Игоря Бузовского. Фото с сайта naviny.by
Родительский дом Игоря Бузовского. Фото с сайта naviny.by

В деревне Кошелево, где родился бывший первый секретарь БРСМ, а ныне заместитель главы Администрации президента Игорь Бузовский, сейчас живет чуть больше 400 человек. От нее до райцентра всего 10 километров, и часть жителей работает в Новогрудке. Остальные трудятся в ОАО «Кошелево-Агро». Из инфраструктуры есть магазин, клуб и фельдшерско-акушерский пункт.

В покровителе из Администрации президента у деревни нужды нет. Мелкие проблемы решаются на местном уровне, а больших проблем нет, говорит председатель Кошелевского сельсовета Анатолий Нагулевич.

— Знаете такую поговорку «Подальше от начальства, поближе к кухне»? — смеется глава сельсовета.

Вице-премьер Михаил Русый — Воронино (Житковичский район)

Дом семьи Михаил Русого в Воронино. Фото с сайта nn.by
Дом семьи Михаила Русого в Воронино. Фото с сайта nn.by

В деревне Воронино 100 жителей и две улицы. «Она всегда маленькая была», — объясняет председатель сельсовета Григорий Русый. Они с вице-премьером однофамильцы. На вопрос, не родственники ли, председатель устало вздыхает:

— Это я не буду комментировать. У нас третья часть деревни Запесочье, где я живу, — Русые.

Михаил Русый на малой родине не был давно, говорит глава сельсовета. А в свое время он односельчанам помогал: благодаря его авторитету Гомельстранснефть-Дружба и Белагропромбанк восстановили школы в деревнях Вересница и Запесочье.

— А так мы со всем сами справляемся. Вот только дороги нам нужны. В Воронино дорога щебеночная, — поделился Григорий Русый. — Это моя голубая мечта — чтобы везде был асфальт.

Управделами президента Виктор Шейман — Солтанишки (Вороновский район)

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
Дом, в котором снимали комнату родители Виктора Шеймана. Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Родную деревню давнего соратника Лукашенко Виктора Шеймана от литовской границы отделяет пара километров. Правда, местные утверждают, что Виктор родился в Новогрудке, а в Солтанишках родители его прописали формально. Как бы то ни было, семья жила в этой деревне недолго и вскоре переехала.

Тем не менее Виктор Шейман Солтанишкам помогал. С его подачи в самой деревне и на подъездах к ней положили асфальт. Жители — их около 200 человек — написали ему письмо — и он откликнулся, вспоминает председатель сельсовета Светлана Мушинская.

— Больше необходимости нет обращаться. Магазин там есть, деревня чистая и аккуратная. Правда, школу мы закрыли. Там на 20 детей 18 учителей работали. И библиотека закрыта.

Малая родина. В деревне Солтанишки гордятся Шейманом и считают асфальтированную дорогу его заслугой

Председатель КГБ Валерий Вакульчик — поселок Радостово (Дрогичинский район)

Поселок Радостово. Фото vk.com/club_radostovo
Поселок Радостово. Фото vk.com/club_radostovo

В поселке с жизнеутверждающим названием Радостово живет больше 1000 человек. Есть банк, почта, 8 государственных и 3 частных магазина, больница, пожарный пост и клуб — полноценный агрогородок. В окрестностях поселка, кстати, живет много Вакульчиков.

Глава КГБ в родных краях в последний раз бывал, когда посещал новую погранзаставу «Сварынь». В сельсовете сведений о том, что чиновник оказывал покровительство родному поселку, нет. Да и необходимости в этом нет, говорит председатель Радостовского сельсовета Алена Сухаревич.

— У нас решается все, если не в сельском совете, то в райисполкоме. Если какие-то обращения проскальзывают мимо меня, то они уходят в райисполком. Я даже не вижу у себя стоящих на контроле обращений граждан на данный момент. Кстати, в этом году мы заняли в области третье место по наведению порядка и жизнеобеспечению населения.

Председатель Следственного комитета Иван Носкевич — Теребличи (Столинский район)

Дом родителей Ивана Носкевича
Дом родителей Ивана Носкевича, фото из архива

— Иван Данилович не забывает про свою малую родину. Еще не будучи на этом высоком посту, помогал в строительстве церкви. Он и сам приличную сумму внес, и помог на прием к архиепископу Пинскому и Лунинецкому попасть, — рассказывает Петр Щучка, председатель сельсовета.

На Пасху Иван Носкевич всегда приезжает к родителям — это традиция.

— «Звездной болезнью» он не страдает, всегда легко общается с населением. То один, то другой говорит, что с Даниловичем общался, когда он приезжал на выходные. Односельчане обращаются к нему с юридическими вопросами, он их консультирует. Он остался наш.

В Теребличах живет 946 человек. Местные гордо именуют его селом с тех пор, как открылась церковь. Кроме этого, здесь есть музей деревянной скульптуры, амбулатория и школа, которую в 2009 году открывал президент.

Лично Петр Щучка к Ивану Носкевичу никогда не обращался.

— А как он может посодействовать с нашими текущими делами? Дороги пока гравийные, но в плане на новую пятилетку есть асфальтирование. Газ проведен по Чернобыльской программе. Воды нет. Злободневные проблемы в Теребличах решены или решаются.

Министр здравоохранения Василий Жарко — Лесники (Дрогичинский район)

Деревня Лесники. Фото с сайта naviny.by
Деревня Лесники. Фото с сайта naviny.by

В Лесниках осталось всего 90 человек, большинство из них — пенсионеры. Половина жилья пустует, из инфраструктуры только дом соцуслуг. Родная деревня Василия Жарко потихоньку вымирает.

Председатель сельсовета Анастасия Соловейко говорит, что от покровительства министра не отказалась бы, но с какой просьбой могла бы обратиться, не знает.

— Особо и помогать не с чем. Дороги чистят, почта вовремя, пенсия вовремя. Глобальных вопросов нет, чтобы министра беспокоить. Стараемся решать на местном уровне, если что-то возникает.

Жарко в Лесники наведывается, хоть и редко. Чаще звонит: у него там живет тетя. Остался в деревне и родной дом чиновника. Он ухожен, хоть внутри никто больше не живет.

Министр иностранных дел Владимир Макей — Некрашевичи (Кореличский район)

Деревня Некрашевичи
Деревня Некрашевичи

В Некрашевичах 190 жителей. По сравнению с деревнями других чиновников, инфраструктура там на уровне: детский сад, магазин, библиотека, ФАП. Местное СПК дает работу и решает мелкие проблемы, говорит председатель сельсовета Ольга Ходар.

Она не уверена, что стоит говорить про помощь со стороны высокопоставленного земляка. А между тем он способствовал тому, что на дорогах (в Некрашевичах их две) переложили асфальт.

— Он довольно активный, приезжает и на встречи выпускников. Последний раз был на Радуницу, могилы родных посещал.

Бизнес в помощь селу: у Шакутина 60 деревень, а родная — вымирает

На Всебелорусском собрании, предлагая бизнесменам возрождать село, Лукашенко обратился к владельцу «Конте Спа» Валентину Байко:

— Вот «Конте» прямо напротив сидит. Если у него такая деревенька есть, то я его прямо попрошу, чтобы он возродил там свой дом. Он даст возможность более-менее здоровым людям, которые, может, и на пенсии, помогать, обслуживать и прочее. И будет платить им зарплату.

Байко живет в Гродно, где работает «Конте Спа». Среди крупнейших белорусских бизнесменов деревенские корни имеет Александр Шакутин, владелец «Амкодора». Он селу помогает давно.

— У меня сегодня, я думаю, около 60 деревень, — рассказал Шакутин TUT.BY во время Всебелорусского собрания. — Я давно участвую в поддержке села: три крупных хозяйства, 17 тысяч гектаров земли…

Родина бизнесмена — деревня Большое Бабино в Оршанском районе. Она вымирает, признается Шакутин. И действительно, там зарегистрировано всего 29 человек. На лето туда приезжает и мать бизнесмена.

Дом Александра Шакутина в Большом Бабино
Дом Александра Шакутина в Большом Бабино

— Я Шакутина видел в прошлом году в первый раз. Он с матерью разговаривал. Говорит: «Я ей уже и квартиру купил в Минске, а она в своей хате хочет быть», — говорит председатель сельсовета Николай Астапович. — С его матерью мы часто встречаемся. Она у дочери в Орше живет, а летом здесь. Бывает, проезжаю мимо, вижу, в огороде работает. Говорю: «Чего вы себя мучаете?». А она: «Ну как, движение — это жизнь».

Проблем с Большим Бабино нет, поскольку и жителей там почти не осталось, объясняет Николай Астапович. А вот другим населенным пунктам сельсовета опека бизнесмена не повредила бы.

— Мы бы только приветствовали, если бы нас такие могущие люди хоть немножко поддерживали. Даже в центре сельсовета — поселок Высокое, где проживает более 1000 человек — с дорожной сетью беда. Там был когда-то асфальт, но сейчас он разбит. Пробуем потихоньку делать ямочный ремонт, но это не то.

Баня, которую Юрий Чиж построил в родной деревне, закрылась

Родительский дом Юрия Чижа в Соболях
Родительский дом Юрия Чижа в Соболях

Еще один бизнесмен, который не забывал про малую родину, — Юрий Чиж. В 2012 году указом президента он получил больше 330 гектаров земли в деревне Соболи, где родился, и СМИ запестрели заголовками «Лукашенко продал Чижу его родную деревню».

Бизнесмен получил землю под строительство культурно-этнографического комплекса «Наш родны кут Сабалі». Там началось строительство, в ожидании рабочих мест в деревню потянулись люди, а местные спешили оформить документы на свои дома на случай, если цены на них подскочат. Но после того, как Юрий Чиж попал в СИЗО КГБ по подозрению в неуплате налогов, стройка застопорилась.

— Он и в других вещах помогал. Кладбище в Соболях обустроили, сделали там каплицу. При расчистке старого уголка леса они деревенским дрова развезли. Школа в агрогородке Ревятичи за его средства отстроена по последнему слову техники, — говорит Елена Луцкевич, председатель Сигневичского сельсовета, в который входит деревня Соболи.

В деревне остался дом матери Юрия Чижа. Сейчас там живет вдова его брата. За два года работы председателем Елена Луцкевич ни разу не видела бизнесмена в этих краях, но знает, что местные жители о нем очень хорошего мнения.

— Кто к нему обращался, в помощи не отказывал. Наши люди очень хорошо о нем отзываются.

Население Соболей — 70 человек. Центрального водопровода там нет, воду набирают из скважины. Когда-то Юрий Чиж построил баню для земляков, но сейчас она закрыта, вздыхает Елена Луцкевич:

— Из-за увеличения тарифов на услуги бань ее закрыли. 60 тысяч — для людей это дорого. А посчитайте, сколько нужно семье из четырех человек отдать. У нас организован подвоз в городскую баню в Березе, но это тоже не дело: за 20 км ехать, чтобы помыться.

«Он много делает для процветания родного края». Земляки собрали подписи в защиту Юрия Чижа

0070970