/ /

Мы проследили рост Минска по картам начиная с 1874 года и теперь точно знаем, какие населенные пункты перемолола столица и какие из них остались жить в названиях улиц. В марте 2016-го за счет земель Смолевичского района площадь Минска выросла на 0,8486 га. Прирост очень небольшой: он в 41 тысячу раз меньше общей площади столицы, которая составляет примерно 350 км2. Но за последние полтораста лет таких присоединений было немало, во время которых Минск, разрастаясь, постепенно «проглатывал» деревни и хутора, застенки и поселки. Хотите узнать, какая деревня была на месте вашего дома, а на месте какого фольварка построили офисное здание? TUT.BY подготовил уникальный набор подвижных карт, по которым можно проследить историю роста Минска.

Открыть инфографику в отдельном окне

Как пользоваться картой

В нижней части карты есть два переключателя: «Карты по состоянию на…» и «Деревни по состоянию на…» с кнопками годов. Верхний переключатель позволяет выбрать одну из карт соответствующего года: трехверстовая карта Шуберта/Тучкова (1874), двухверстовая карта Западного пограничного пространства (1915), 500-метровая карта РККА (1933), спутниковый снимок Минска (1964), 500-метровая карта Генштаба (1984) и современная векторная карта OpenStreetMap (2016).

Если вы увеличите произвольный фрагмент любой карты (колесиком скроллинга мышки или кнопками в правой верхней части страницы), а затем переключитесь на карту другого года, — то откроется тот же самый фрагмент в таком же масштабе, как и предыдущая карта.

Нижний переключатель — список населенных пунктов (деревень, хуторов, фольварков, поселков и т.п.; далее для простоты будем называть их просто деревнями), которые помечены на картах соответствующих годов. Если открыть, например, и карту, и список деревень 1874 года, то на карте появятся цветные маркеры, расставленные в местах нахождения этих населенных пунктов. Клик по маркеру вызовет краткую справку: название поселения и (при наличии данных) число подворий. При уменьшении масштаба карты маркеры деревень группируются в цветные точки с отображением числа населенных пунктов в одной группе (до десяти — зеленые точки, десять и больше — желтые). Это сделано для того, чтобы при уменьшении масштаба карта не оказалась сплошь покрыта сливающимися друг с другом маркерами. Если увеличить масштаб карты — цветные точки снова «рассыплются» на отдельные маркеры.

Если открыть, скажем, карту 2016 года и список деревень 1874 года — то можно будет увидеть, в каких местах современного города располагались деревни сто пятьдесят лет назад. Обратите внимание, что список деревень по состоянию на 2016 год отображает не сами деревни (отдельных населенных пунктов в рамках городских границ уже не осталось), а улицы и другие городские объекты, названные в честь бывших деревень. Так, маркер в микрорайоне Брилевичи сообщает: «Брилевичи (микрорайон) — по имени деревни Брилевичи (Бричевичи)».

В левой верхней части страницы находится выпадающий список деревень для быстрого поиска требуемой, причем список перестраивается в зависимости от того, какой год выбран в переключателе «Деревни по состоянию на…» в нижней части страницы. Если из этого выпадающего списка выбрать какую-нибудь деревню — то карта автоматически смещается в нужное место, масштабируется и отображает краткую справку о деревне.

Для удобства ориентирования на всех картах отображается административная граница Минска по состоянию на 2016 год (без учета территории, занятой Национальным аэропортом Минск), а также две линии метро со станциями; по границам, линиям и станциям тоже можно кликать. Пять закрашенных синим цветом участков — это анклавы: они находятся на территории Минска, но административно принадлежат Минскому району. Поэтому населенные пункты внутри этих анклавов не отображены в списках деревень.

Иногда на картах встречаются ошибочно подписанные населенные пункты: это вызвано как ошибками самих картографов, так и тех, кто составлял списки деревень и записывал их названия на слух. В результате появились Грисковщина и Грисковщизна вместо Тресковщины, Будиловичи вместо Будилово, Шейбачи вместо Шейпичи, Малевщина вместо Малявщина, Малая Слепянка вместо Большая Слепня и т.п. Для удобства пользования в списках деревень указано то написание, которое встречается на самой карте соответствующего года.

1874: много мелких фольварков и застенков

Вернемся почти на сто пятьдесят лет назад. В 1871 году через Минск прошла Московско-Брестская, в 1873 — Либаво-Роменская железная дорога. Еще годом позже запустили первый минский водопровод и установили в Александровском сквере фонтан «Мальчик с лебедем» авторства Теодора Эрдмана Калиде. В городе проживает что-то около сорока тысяч человек. На западе городские земли заканчиваются в районе нынешней улицы Клары Цеткин, на севере — в районе гостиницы «Беларусь», на востоке — возле площади Победы, а на юге почти примыкают к железной дороге.

По трехверстовой карте Шуберта/Тучкова 1874 года видно, что вокруг тогдашнего Минска, но в пределах современных границ столицы, расположилось почти сто пятьдесят населенных пунктов, число различных топонимов превышает сотню. Несмотря на такое обилие жилых уголков, большинство их — застенки и фольварки в 1−2−3 двора. Самые крупные деревни: Колядичи (22 двора), Малявка (22 двора), Рыловщина (22 двора), Лошица (23 двора), Комаровка (27 дворов).

На карте семь раз можно встретить название Медвежина/Медвежино, шесть раз — Слепня/Слепни и еще четырежды — Слепянка. Возле нынешней станции метро «Парк Челюскинцев» — местечко с названием Рай, недалеко от станции «Кунцевщина» — застенок Широкое Болото. В районе станции метро «Институт культуры» можно видеть интересную опечатку: вместо «Добрыя Мысли» отчетливо написано «Добрыя Мыли» (эта же ошибка есть и на более ранней версии карты 1865 года). Кстати, топоним сохранился в названии Добромысленского переулка. Есть и другие ошибки в подписях.

1915: исчезновение фольварков и укрупнение деревень

Перенесемся на сорок лет вперед, в 1915-й. Разгорелась Первая мировая война, Минск стал прифронтовым городом; здесь разместился штаб Западного фронта, многочисленные военные учреждения и госпитали, появились новые кладбища. Население Минска перевалило за 100 тысяч человек.

Многие застенки и фольварки помечены на карте сокращением «быв.» — бывшие. Деревни, наоборот, укрупняются. Петровщина, например, с 13 дворов до 42, Сухарево — с 13 до 61, Масюковщина — с 11 до 47, из полудюжины Медвежин на 1−2 двора каждая выросла большая деревня Недвежино на 54 двора. За сегодняшним МКАДом деревни тоже разрослись: Уручье — с 4 до 14 дворов, Большое Сциклево — с 9 до 32, из четырех деревень Тростенец на 4, 5, 18 и 19 дворов выросли две большие деревни Малый Тростенец и Большой Тростенец в сумме на 84 двора.

Разросшийся Минск поглотил Дулевичи с Комаровкой, деревни Малевщина (Малявщина) и Долгий Брод, застенки Лацыковщина, Погулянки и несколько застенков с названием Слепни, фольварки Градского, Каперский, Добрые Мысли, Однополь.

Вследствие переименований и ошибок картографов одна из деревень Зеленый Луг сменила название на Заболотье, Малинина — на Малиновка, Бричевичи — на Брилевичи, Затина — на Затишье, Замечек — на Замчицы, Шейбачи — на Шейпичи, одна из деревень Слоувец — на Барсуки. На карте мы видим и новые названия: хутора и фольварки Ново-Аполинарово, Марусино-Чирешково, Подгорное, Скуратово, Каменная Горка, Магулянка, Перекаль, Дворы Рябиник, Домброво, Усиловка, Тиволи, Кунцовщина, Подъярково, Данилово, Воташки, Дворище, Сушина, урочище Три Корчмы.

Обратите внимание, что Каменных Горок аж две: одна (с пометкой «быв.») — в глубине теперешней Каменной Горки, другая — в районе современного Киевского сквера.

1933: появление военных объектов и санаториев

Год 1933-й. Население Минска приближается к двумстам тысячам человек; в городе ходят автобусы и трамваи, некоторые городские автобусы при этом доходят даже до пригородов. Продолжается укрупнение деревень: Слепня — с 14 до 85 дворов, Малое Сциклево — с 6 до 21, Корзюки — с 31 до 66, две Лошицы — одна с 17 до 43, другая с 57 до 116, Сухарево — с 61 до 86, Цна (Иодково) — с 49 до 69. Поселок Архиерейская Слобода меняет название на Красную Слободу, Воташки — на Аташки. Появляются названия Чижовка, Дрозды, Вилковщина, Глинищи, Людамонт, Труд, Тарасово. Несмотря на укрупнение, по округе все еще разбросано много хуторов (особенно в западной части современного Минска).

На карте обозначены пионерлагеря, дома отдыха, санатории, а также названия совхозов; появилось немало заводов (в основном — кирпичных). Тут и там можно видеть подписи «Стрельбище», «Дом отдыха Замчище», «Ноч. санат.», «Сельхозинститут», «Оп. Птицевод», «Плодоовощ. свх.», «Лагерь», «Дачи НКВД» (рядом с внезапно выросшим поселком Дрозды аж на 40 дворов), «Коопхоз Зеленый Луг», «Сельхоз. Болотная станция», «Тир», «Выставка» (нечто вроде ВДНХ), «Склеп», «Пос. им. Сталина». А на одной из подробных карт этого времени появляется даже такое балтское название, как мыза, причем это не частная усадьба какого-нибудь начальника, а «мыза Педагогического техникума». Всего внутри современных границ города находятся около сотни отдельных населенных пунктов.

Проложены новые дороги на Раков и Борисов, узкоколейные железные дороги для подвоза торфа от района современного Зеленого Луга к первой электростанции возле нынешнего цирка. Торф добывают также и в Лошице. За Комаровкой выросла Сельскохозяйственная болотная станция, а бывшее Комаровское болото испещрили осушительными каналами. В районе нынешнего автовокзала Восточный тоже появилась сеть каналов; через 30−40 лет отсюда и почти до самых южных границ современной Серебрянки будут тянуться огромные пруды-отстойники. К востоку от города сделали почти прямую насыпь от поселка Сухоруки на юг: вскоре по ней проложат железнодорожную ветку, которая соединит станции Колодищи московского направления и Михановичи гомельского направления. Во время Великой Отечественной войны именно по этой ветке эшелоны с евреями будут прибывать в концлагерь Тростенец.

1964: пахотные земли и первые микрорайоны

Сделаем шаг еще на тридцать лет вперед. В рамках разведывательных миссий CORONA, ARGON, LANYARD американские спутники кружат над планетой и фотографируют города. Минимум девять раз, с июля 1963-го по август 1973-го, спутник заснял и Минск. Одним из лучших по качеству оказался кадр от 6 октября 1964 года. Детализация отличная: можно разглядеть и Детскую железную дорогу, и новые микрорайоны на «Розочке» и вдоль улицы Харьковской, и даже мост через Свислочь из деревни Дворище в Лошицу. Систему отстойников в Серебрянке мы уже упоминали — теперь взгляните сами. А как загадочно выглядит полигон к востоку от кольцевой — все равно что пустыня Наска в Перу, знаменитая своими геоглифами!

В столице живет около полумиллиона человек. В значительной мере население города выросло за счет послевоенной трудовой миграции, частично — за счет прироста Минска новыми землями. Еще в 1959 году в городскую черту были включены два десятка деревень, позже раз в несколько лет в состав Минска входили от одной-двух до шести-семи деревень сразу. На секретных картах 1964 года внутри современных границ города как отдельные населенные пункты показаны еще почти пятьдесят деревень и поселков. Среди них — по два Дворища и две Лошицы, два Озерища и два Медвежина. А сколько на севере и западе священных пахотных земель!

1984: кругом вода

Прошло еще два десятка лет. В столице модернизируют МКАД, вовсю копают метро, застраивают Серебрянку и Чижовку, Юго-Запад и Ангарскую и другие микрорайоны. Население столицы перевалило за миллион человек. И хотя многие деревни и поселки уже интегрировались в столичную инфраструктуру, жители двух десятков населенных пунктов внутри современных границ города все еще не могут называться минчанами. Это деревни Дворище, Дружба, Заря Революции, Зацень, Кунцевщина, Лошица 1-я, Малый Тростенец, Масюковщина, Новинки, Озерище, Ржавец, Слобода, Степянка, Сухарево, Уручье, Цна-Иодково, Цнянка, Шабаны и поселки Восточный и Колядичи.

Водно-зеленый диаметр города приобретает свой современный вид: почти до конца наполнено Цнянское водохранилище, Слепянский канал тоже практически достроен и соединяет Цнянское с Чижовским водохранилища. Обратите внимание, как много артезианских колодцев в северной и восточной части города. А как вам немалых размеров озеро в нынешней Каменной Горке-5 (под словом «Кунцевщина»)?

2016: деревень не осталось, но их названия живы

И вот еще тридцать с лишним лет минуло, на карте — 2016-й. В середине «нулевых» в состав Минска вошли последние деревни внутри МКАД, а население столицы вот уже долгие годы приближается, но все никак не может преодолеть планку в 2 миллиона человек.

С различных карт, изданных за последние почти сто пятьдесят лет, мы выписали названия деревень и хуторов, фольварков и застенков, слободок и поселков, которые когда-то находились там, куда сегодня дотянулся Минск. Оказалось, что за эти неполные полтораста лет столица поглотила и переварила почти две с половиной сотни (!) населенных пунктов, а число различных «покоренных» топонимов, включая переименования, приближается к двумстам.

Но это поглощение не прошло бесследно: в названиях улиц и парков, микрорайонов и кварталов частной застройки, железнодорожных станций и остановок общественного транспорта можно увидеть имена бывших столичных околиц и деревень. Причем многие топонимы восстановили уже в новом тысячелетии. Сейчас на карте Минска можно найти около 80 разных названий, за которыми стоят бывшие деревни и хутора. Больше всего их сосредоточено на севере и западе, а также в Серебрянке.

Некоторые топонимы номинально еще существуют — их можно найти и в справочнике почтовых индексов «Белпочты», и в списке улиц Национального кадастрового агентства. Но на картах их уже не найти, а на местности от них осталась лишь тень: старые дома снесли, а уцелевшим присвоили номера по новым улицам. За последнее десятилетие такими «призраками» стали улицы Барановщина (район станции метро «Кунцевщина»), Вилковщина (между заводом «Керамин» и железной дорогой гомельского направления), проезд Глинище (возле мемориала жертвам фашизма в Масюковщине), улицы Дружбы (микрорайон Брилевичи), Крупцы (рядом с футбольным манежем в Веснянке), Малявщинская (район улицы Гикало), Чижовская (район пересечения Свислочи и ул. Голодеда).

Уже сейчас перечень населенных пунктов, которые за долгие годы вошли в состав Минска, выглядит не менее внушительно, чем аналогичный московский список. Генпланом предусмотрено, что к 2030 году в городскую черту войдут около 2 тысяч гектаров леса между МКАД и Минским морем. Ранее собирались включить в территорию города поселки Тарасово, Дворицкая Слобода, Щомыслица, Сеница, но после корректировок Генплана от этих затей отказались. Также ходили слухи о якобы скором присоединении деревни Копище и Боровлян. В любом случае: в ближайшие годы город будет расти — а значит, увеличится и число деревень, которые столица «проглотит». Воистину: Минск — большая деревня.

TUT.BY выражает благодарность историкам и краеведам Вадиму Зеленкову, Павлу Ростовцеву, Ивану Сацукевичу и Владимиру Воложинскому за помощь в подготовке материала.

{banner_819}{banner_825}
-26%
-20%
-10%
-20%
-21%
-10%
-20%
-10%
-50%
-30%