/ /

Рамис Хайдаров живет в Руденске с 1993 года. Беженец из Таджикистана вырос в Беларуси, обзавелся здесь семьей. Два года назад он оказался в инвалидной коляске. Этой весной Рамиса лишили вида на жительство, а следом — и пособия по инвалидности. TUT.BY съездил в Руденск и узнал, почему Рамис считает такую ситуацию несправедливой и отчего на него злится соседка.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Жизнь в Беларуси до травмы: работа на башенном кране, изготовление карет

На железнодорожном вокзале в Руденске нас встречает Евгения, жена Рамиса. Отсюда до их дома недалеко. Несколько лет назад назад семья купила квартиру в бараке.

— После того как сел в коляску,  стало очевидно, что надо делать ремонт. Раньше было много работы, дома проводил меньше времени. А тут — постоянно дома, друзья, родственники — все навещают. Поэтому побыстрее все привели в порядок, — знакомит гостей с обстановкой Рамис Хайдаров.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Рамис женат на белоруске, у них двое детей. Сын Кирилл окончил третий класс, дочь Ульяна ходит в садик

Мужчина родился в Таджикистане, в Душанбе, но корни белорусские. Бабушка — белоруска, во время Второй мировой войны она спасла мужчину, который потом женился на ней и увез в Таджикистан.

— Третий класс в Душанбе я не успел окончить, — вспоминает Рамис. — Там в 1992—1993 годах была гражданская война. Если ты не чистокровный — тебя притесняли. И мы всей большой семьей — и дети, и родители — переехали в Беларусь.

Тут Рамис выучился, а потом кем только не работал: и промышленным альпинистом, и автослесарем, и машинистом башенного крана.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
«Последняя работа до предпринимательства у меня была такая — машинист башенного крана. Новый кран, с его помощью строили новый музей Второй мировой войны. Уволился из-за того, что не было сменщика. Внизу строителей меняли, а я работал сутками, вместо восьми и четырнадцать, и двадцать три часа принимал бетон», — рассказывает Рамис Хайдаров

​Свое дело открыл пять лет назад. После того, как начали грезиться чертежи карет. Он уволился со стройки, отучился на предпринимателя от центра занятости и стал мастерить.

Рамис Хайдаров показывает фото кареты, которую сделал сам. Пожалуй, это дело ему нравилось больше всего. Сейчас, в кризис, кареты особо никому не нужны

В кризис пришлось перейти на металлические конструкции попроще: ограды, скамейки.

С лета 2014 года Рамис Хайдаров — в инвалидной коляске. Среди бела дня с ним не разминулся уазик — Рамис в тот момент ехал на спортбайке.

— Сначала я отлежался на диване, потом немного оклемался и стал жить уже в новом амплуа, в коляске. Конечно, тяжеловато было: парализация у меня от груди до нижних конечностей, — говорит Рамис. — Но теперь я в нормальной физической форме, могу подтянуться раз двенадцать на турнике. Есть динамика, ноги я уже сгибаю-разгибаю. В планах через год хоть какой-то мяч пнуть ногой…

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Жилищно-коммунальное хозяйство, которое обслуживает дом из нескольких квартир, пандус возвести отказалось. Тут Рамису и пригодилась работа с металлоконструкциями. «Мне очень помогает брат жены. Передаю ему свой опыт. Пандус вместе с ним заливали, перила вместе варили», — говорит Рамис Хайдаров.

Без вида на жительство. Про то, когда начались проблемы

Рамис и Евгения в браке 11 лет, до 2013 года семья снимала жилье. Потом Рамис продал очередную карету и накопил денег на квартиру в бараке.

— Мы окосили всю траву, привезли два МАЗа песка, облагородили двор, заезд, купили беседку — заказали ее у лесника для общего двора. И теперь поддерживаем во дворе чистоту, — продолжает экскурсию Рамис.

На месте старого сарая обустроили навес. Под навесом — стол для работы, сварки конструкций. Рамис рассказывает, что после травмы под этим навесом над заказами он работает мало. Зато сделал себе несколько тренажеров. Реабилитация в специальных центрах — капля в море, на это надо много сил и денег. Благодаря самодельным тренажерам неплохо идет восстановление.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

— Раньше мы активно изготавливали ворота, калитки, но сейчас, бывает, раз в два месяца какую-то калитку сделаем. Надо же за что-то жить. Для дома я себе тут многое сделал: полку обувную, вешалку, шкаф… Это все не быстро — надо по два-три дня уделить. И все это время ко мне приезжали проверяющие, будто у меня тут какой-то большой цех, — возмущен Хайдаров.

Рамис говорит: уже не первый год на него насылает проверки соседка. Живет она в другом доме, но постоянно жалуется.

— Женщина из дальнего барака усмотрела во мне какого-то врага и начала жаловаться председателю сельсовета. Потом стала вызывать комиссии. За один год у меня их было, представьте, больше тридцати. Я тогда еще на ногах стоял. И МЧС приезжало, и санэпидемстанция, и экология. Но пока я был на ногах — никто ничего не предпринимал. Как только сел в коляску — стали действовать, — сетует Рамис.

​​Рамис показывает бумагу с длинным перечнем административных статей, по которым на него составляли протоколы. Он уверен: это из-за предвзятости комиссий и желания лишить его вида на жительство.

Правда, перечень административных статей, по которым привлекался Рамис, тянется с 2008 года… Хайдаров объясняет: все это нарушения вроде езды без техосмотра.

Вида на жительство его лишили нынешней весной.

— Сначала мне написали, что депортируют… Но потом пришли к выводу, что высылать из страны нецелесообразно. Я лицо без гражданства. Но меня лишили прописки, всех льгот. Как инвалид я платил 50% по ЖКХ, стоял на очереди на улучшение жилищных условий — квартира полагалась в течение трех лет, потому что у нас никаких удобств. Теперь мне выдали справку о временной регистрации. Теперь я не могу получать пенсию по инвалидности, а жена — пособие по уходу за мной.

Сегодня Рамис сожалеет, что не получил белорусское гражданство.

— Я не раз обращался с этим вопросом в паспортный стол. Мне говорили: «Надо собирать документы, но вам вряд ли дадут гражданство. А чем вам так плохо?». Мол, все привилегии такие же, как у гражданина страны, медицина бесплатная. Свой вид на жительство, который выдается на пять лет, я неоднократно продлевал…

Собеседник считает: ситуация несправедливая. И на самом деле он никому не мешает.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Квартира Софьи Зиновенко в том же доме, что у Хайдаровых. Она заступается за соседа:

— Не знаю, из-за чего этого человека всего лишать. Никому ничего не сделал, двор был страшный — лужи стояли. Все привел в порядок за свой счет. Мои окна открыты, и мне ничего не мешает. Сын мой приходит со смены утром, ложится и спит — ему тоже не мешает ничего. А той женщине аж в том конце двора мешает! Этого Рамиса сейчас лишили всего — если ему не работать, то за что жить?

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Еще одна жительница того же дома, Галина Сергеевна, тоже к соседу не имеет претензий. Говорит так:

— Вы знаете, на вкус и цвет товарищей нет. Одному плохо — другому хорошо. Нам — хорошо.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
В особом акте соседи подписались: «Хайдаров Р.А. Не мешает Нам».

«Сорок лет в этом доме живу, и два из них — в кошмаре»

Живущая в доме по соседству. Зинаида Дорофеева не скрывает: она уже несколько лет отдала борьбе с соседом. Пока ведет в квартиру, возмущенно вскидывает руки: «И когда это все закончится?! Сорок лет в этом доме живу, и два из них — в кошмаре!».

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

— С чем именно вы боретесь?

— Вот неужели непонятно? У нас в Беларуси есть закон? Он должен выполняться? Я живу по закону, я нигде ничего не нарушаю, никому вреда не делаю. Человек приехал, поселился. Сначала мы думали: ну пошумит — надо ж обустроиться. Потом, смотрим, месяц, второй… Я подхожу: «Скажите, пожалуйста, чем вы занимаетесь?». Говорит: «Беру заказы, делаю на кладбища ограды». Я говорю: «Вы знаете, что вам здесь нельзя работать?». Он меня так «культурно» послал — мол, он тут хозяин.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Основная претензия Зинаиды Дорофеевой — шум.

— Вы представляете, что такое, когда пилят металл? Большой пилой? Я собирала вишню, летел самолет — так этот шум превышал шум самолета. А они ж как начинают работать — то с 9 утра и до 9 вечера. Как так можно жить?

Против соседа Зинаида Дорофеева собирала подписи — отозвались люди из 13 квартир.

— Когда из Минска комиссия приезжала замерять шум, они у меня побыли, наверное, с полчаса и говорят: «Не пилит». Так вы побудьте у меня сутки! Вот тогда вы поймете ситуацию, в которой мы живем. Мне первого числа будет 71 год, почему я должна страдать?

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Зинаида Дорофеева возмущается: заниматься производством во дворе сосед не имеет права.

— Когда-то раньше в деревнях кузни выносили за околицу, чтобы людям не мешать, — говорит собеседница. — А здесь вечный молот, вечные краски — отравляется организм.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Председатель: «Наша задача — составлять акты»

Председатель Руденского сельсовета Раиса Гайшун говорит, что история эта началась еще до того, как она приступила к нынешней должности.

— Зинаида Мустафовна появилась, описала проблемы. Мы подняли ее заявление — с чего начинать? Дом, в котором живет Хайдаров, находится на балансе ЖКХ и земля общего пользования приватизирована именно этой организацией. Мне даже сам прокурор подсказал: ваша задача - составлять на него акты… Мы написали один акт, потом второй, потом два подряд…

После этого, говорит Раиса Гайшун, Рамис Хайдаров стал себя «очень агрессивно вести», при встрече не раз ее оскорблял.

— Он бросал бумажки себе под ноги, топтал… Так мы с ним провозились, пока не случилась авария эта. Он долго лежал в больнице, все затихло. В 2015 году по весне он снова появился. Ну и все, женщина опять начала жаловаться. Говорит: он сам-то сам на коляске, а рабочие у него работают, шумят. Это надо уметь так, понимаете.

Председатель сельсовета напоминает, что на Рамиса Хайдарова составили множество протоколов — ЖКХ, экология, санстанция… Она считает, что заниматься сваркой для работы во дворе общего дома нельзя. Правда, ни на какой конкретный документ, это запрещающий, сходу не ссылается.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

— Потом мы позвонили в визовую службу. Нам сказали все характеристики прислать на него. И они будут рассматривать вопрос о лишении его вида на жительство. Но это было прошлым летом и продлилось целый год… Мы давали ему шанс исправиться и все начать с нуля.

​​Председатель совета рассчитывала, что после лишения вида на жительства Рамис Хайдаров автоматически лишится и статуса индивидуального предпринимателя.

— Тогда все было бы просто. Как только он начинает там заниматься сваркой — вызываем налоговую, та выписывает штраф. И все. Но вышло, что надо в экономическом суде еще доказывать, — сокрушается Раиса Гайшун.

Она добавляет: сейчас Рамис строит дом, во дворе которого вполне мог бы заниматься сваркой, никому не мешая.

-35%
-30%
-25%
-25%
-10%
-17%
-20%
-25%
-20%
-10%
-10%
0070970