/

В 19 храмах Беларуси колокольный звон не прекращался ни в войну, ни в советское время. Именно там сохранились уникальные на всем постсоветском пространстве каноны, или как говорят звонари-старцы, «мотивы» колокольного звона. Елена Шатько собрала воспоминания местных жителей и звонарей, записала мотивы на видео и написала об этом книгу «Колокольный звон Белой Руси: тысячелетие традиции». Колокола и колокольные мотивы ждут включения в список нематериального историко-культурного наследия Беларуси и ЮНЕСКО.

На основе книги TUT.BY собрал шесть интересных фактов о том, как уничтожали, спасали и хранили колокола в Беларуси.

Елена Шатько — кандидат искусствоведения, член Ассоциации колокольного искусства России (Минск), лауреат Международного конкурса по колокольному звону. Работу по изучению колокольного наследия Беларуси она начала в 2001 году, разыскала более двух тысяч исторических колоколов XVI—XX веков и записала рассказы звонарей, которые в советское время рисковали жизнью ради их спасения. Результатом экспедиций стала книга «Колокольный звон Белой Руси: тысячелетие традиции», которую презентовали 24 мая в Минске.

В каждом храме был свой набор колоколов, и повторить мотив и темп в другом храме было невозможно. В сельских церквях Беларуси в колокольном звоне можно было услышать нотки народных песен и традиционных наигрышей.

В 1915 году колокола из церквей, костелов и кирх вывозили по указу Николая II, «чтобы колокольная бронза не досталась врагу». Следующая волна уничтожения пришлась на 30-е годы. В Великую Отечественную войну колокола спасали от немцев, а в 60-е — от советской власти.

Исконные колокольные мотивы сохранились в нашей стране, потому что ее часть с 1921 по 1939 годы входила в состав Польши. Кроме того, если в городах запрещали звонить в колокола, то в деревнях, вдали от сельского совета и школ звон не так нервировал номенклатуру. А колокола для верующих были звуком родных мест, и если не было возможности повесить колокол, временно заменяли его рельсами — тишина пугала.

Уникальный колокол Радзивилла

В Беларуси были распространены особые формы колоколов — в виде соломенной шляпы. Средний вес сохранившихся в Беларуси колоколов — 250 килограммов.

Колокололитейные заводы работали в Петрикове, Могилеве, Витебске — отливали колокола прямо возле храмов по всей территории современной Беларуси. Мастерами были и немцы, и поляки, и русские, и белорусы. По данным польского исследователя Михала Бренштейна, в Несвижском замке по заказу князя Радзивилла немецкий мастер Моцфильд в 1598 году отлил колокол с прорезями. В России такой изготовил мастер Моторин только через сто лет. Таких колоколов в Беларуси было всего три, но сохранились фотографии лишь двух. В 1906 году в замке был пожар, колокола упали с колокольни и разбились.

Фото: Елена Шатько
Несвижский колокол. Фото: Елена Шатько

Сколько стоят колокола

Колокола прихожане заказывали по разным поводам: иногда это был подарок храму от верующих в день венчания или благодарность за то, что произошло чудо (долгожданное рождение ребенка, выздоровление больного).

В деревне Саковщине Воложинского района Минской области местная жительница рассказала исследовательнице, что их колокола эвакуировали в Россию в 1915 году, и служба в деревне шла без звона. Вдруг в 1930-е годы по непонятной причине начали умирать молодые девушки и парни 18−20 лет. Люди решили: Бог их наказывает за беззвучное богослужение. Стали собирать деньги с каждого двора, отлили два колокола — большой и поменьше, привезли, освятили, повесили, и с этого момента молодежь перестала умирать. В деревне эти колокола называют «жених» и «невеста».

В 1926—1935 годах средний по весу колокол стоил пять пудов хлеба (за эти деньги можно было купить не одну корову). В больших монастырях было 12−15 колоколов. Сейчас колокольный набор из десяти колоколов в России стоит около 817 млн белорусских рублей (включая доставку по России и подбор по тону).

Уничтожение тысячи колоколов в год и последовавшая кара

По документам секретного отдела Госплана СССР в 1930—1931 годах план заготовки колокольной бронзы в БССР составлял не менее тысячи тонн. Согласно секретным документам, в 1934 году в БССР было переплавлено 250 тонн колокольной бронзы. Вес среднего колокола — 250−270 килограммов, то есть за год в Беларуси уничтожили тысячу колоколов.

Фото: TUT.BY
Данные по уничтожению колоколов на территории Восточной Беларуси. Фото: TUT.BY

Следующая волна уничтожения прошла по Беларуси в 60-е годы. Советская власть распиливала и переплавляла церковные колокола. Но жители деревень вспоминают, что те, кто осмеливался поднять руку на святыни, получали «наказание». В 1960-е годы разобрали храм в Русском Селе Сморгонского района. Звонарь Иван Моисеевич Ленкевич в книге Елены Шатько вспоминает: «Все участники этого злодеяния скоро погибли: одного раздавил трактор, другого парализовало, и 20 лет до смерти пролежал, у третьего дочка утопилась, и он с горя не выдержал — повесился».

Звонарь, который в смертельном бою дал слово служить в храме

Истории того, как люди становились звонарями, почти всегда необычны.

Звонаря Павла Лепешко (1924−2015) из д. Тумиловичи Докшицкого района Витебской области уже нет в живых, но его рассказ есть в видеоприложении к книге. Павла Лепешко в 1960-е годы два раза водили на расстрел. В книге он рассказывает, как уже готовился к смерти и, понимая, что жизнь может оборваться с секунды на секунду, молился. Спустя какое-то время вдруг замечал, что светает, оборачивался, и за ним никого не было.

Фото: Елена Шатько
Звонарь в деревне Тумиловичи Докшицкого района Витебской области Павел Андреевич Лепешко. Фото: Елена Шатько

Звонарь рассказывает в книге Елены Шатько, что под Берлином во время войны попал в страшный бой, получил ранение в щеку. Тогда и дал слово, что, если выживет, будет служить Богу. Ему предлагали должность бухгалтера или директора клуба. Поначалу Павел Лепешко устроился бухгалтером, но вскоре тяжело заболел, вспомнил свое обещание, оставил работу и стал ходить в храм.

Жара, которая чуть не погубила колокол

Спасали колокола местные жители порой с риском для жизни. Подобные истории Елена Шатько собрала на территории Западной Беларуси, в восточной части колокольная культура была уничтожена в 1920—1930-е годы.

По словам местного населения, на западе страны во время Великой Отечественной колокола спасли от немецких оккупантов. Так, в деревне Луково жители провели целую спецоперацию вместе с партизанами и закопали колокола в землю. Позже они оказались в озере. В 1960-е годы стояла жара, и вода в озере опустилась. Показался колокол, и председатель колхоза дал указание распилить его на металлолом. Но по дороге машина с газосварочным аппаратом заглохла. За ночь прихожане затолкали колокол глубже в озеро. И только в 90-е годы, когда отстроили разрушенный за войну храм, колокол достали из воды и вернули на колокольню.

Старинные колокола Беларуси и самый старый из сохранившихся

Всего в Беларуси осталось около 2 тысяч исторических колоколов. Самый старый на данный момент в стране Молодовский колокол 1583 года, его пожертвовал род Война в память о родителях. В нем есть трещина, и звонить он больше не может, но тем не менее был возвращен в храм.

Фото: Елены Шатько
Колокол деревни Молодово Ивановского района Брестской области. Фото: Елены Шатько

Найден также фрагмент колокола XII века, на котором видна надпись. Это стало своеобразной сенсацией, так как российские ученые считали, что надписи на колоколах появились с XIV века. Но в Гродно уже в XII веке было пять каменных храмов, и в каждом звонили колокола.

Фото: Елена Шатько
Фрагмент колокола XII века. Фото: Елена Шатько

Колокола и колокольные мотивы ждут включения в список нематериального историко-культурного наследия Беларуси.

-20%
-30%
-50%
-45%
-15%
-10%
-25%
-50%
-50%
-90%
-7%