/

Тщательный досмотр в аэропорту Пхеньяна, невозможность шагу ступить без гида, поклонение семейству Кимов и торжественная музыка на улицах города по утрам и вечерам. В начале мая белорусская турфирма «Мерлинтур» организовала путешествие в Северную Корею. Побывали в закрытой стране и туристы из Беларуси. TUT.BY расспросил о колорите Северной Кореи.

Северная Корея. Май 2016 года. Фото: Ян Карпов.

«Теперь фотографировать людей можно, разрешают и мобильные телефоны»

Телеведущий Саша Ярославцев — заядлый путешественник. Северная Корея стала 66-й страной, которую он посетил. Говорит, что по сравнению с поездкой в Антарктиду или в африканские страны нынешнее путешествие за тысячи километров было «абсолютно ненапряжным». Его вывод: Северная Корея будет вам интересна, если вы имеете опыт поездок по миру за плечами и не ожидаете высокой кухни и особого комфорта.

— Путешествие я долго вынашивал. Понимал, что лечу в страну, о которой говорит весь мир и куда 99% людей еще не попадало, — говорит собеседник. — И я увидел совершенно другой мир, сравнивая жизнь с которым ты понимаешь, что жизнь прекрасна, собственно говоря. Надеюсь, что наша страна уходит в другом направлении от того, что пропагандируется в Северной Корее.

Фото: Александр Ярославцев
Саша Ярославцев и одна из гидов. Девушки-гиды носят национальную одежду, выглядят ярко и празднично.

Фото: Александр Ярославцев

Фото: Александр Ярославцев

В первый день участников тура сопровождало чувство тревоги.

— Оно было и у нас, и у гидов, — рассказывает Саша Ярославцев. — У нас — потому что мы ехали в страну, где за сорванный плакат американскому студенту дают 15 лет. Владея такой информацией, ты опасаешься и не можешь вести себя там обычно, например, шутить. Для гидов — потому что они в первый день присматриваются, составляют мнение о каждом.

Фото: Александр Ярославцев
Вид из отеля на безлюдную улицу. Фото: Саша Ярославцев.
Фото: Александр Ярославцев
Современное здание, которое в народе называют «зуб». Фото: Саша Ярославцев.
Фото: Александр Ярославцев
Фото: Саша Ярославцев.

Еще пять лет назад мобильные телефоны у людей, которые прилетают в Северную Корею, отбирали. Фотографировать почти не разрешали. Сейчас в этом отношении прогресс.

— Теперь фотографировать людей можно, правда не в упор. Но ведь и нам будет неприятно, если нас будут так снимать. Разрешают и мобильные телефоны — правда, там они абсолютно бесполезны. По прилете был тотальный обыск. Залезли в айпад: попросили, чтобы я снял пароль, посмотрели, какие там загружены фильмы. Проверяли камеры, фотоаппараты, количество телефонов — все досконально.

До поездки собеседник писал в анкете, что не имеет отношения к прессе и медиа.

— Не могу понять причины, но потом у меня периодически переспрашивали, так ли это, — объясняет белорус.

Со второго дня, говорит Саша Ярославцев, атмосфера стала не такой напряженной. Правда, отношение к туристам все же было специфическим.

— Несмотря на то, что мы спускались в метро и ездили в демилитаризованную зону, столкнуться с бытом местного населения не удалось (демилитаризованная зона разделяет Корейскую Народно-Демократическую Республику и Республику Корею. — Прим. TUT.BY). Гидов в нашей группе было три, они зорко следили, чтобы мы не отходили дальше, чем на десять метров. Никому из нашей группы не удалось покинуть зону действия гидов. Утром, вечером они звонили в комнату, спрашивали, все ли нормально, какие планы на сегодня. Хотя планов никаких у нас не было, мы не могли покидать отель после мероприятий, которые были по программе. В один из дней, когда проходил VII съезд их компартии, нас попросили не покидать свои номера, потому что в отеле, где мы жили, было веселье по этому поводу.

Спать туристы в Северной Корее ложились рано. Подъемы в стране идей Чучхе были ранними.

— Ты просыпаешься с утра от того, что на весь город звучит пробуждающая музыка. Сначала она мелодичная, а в семь часов — уже более агрессивная, с криками, с призывами к действию, — вспоминает необычные подъемы Саша Ярославцев. — Часов в девять вечера это уже успокаивающая музыка — чтобы люди шли спать. Что они, собственно, и делают, потому что в девять часов телевидение заканчивает свое вещание. По телевизору — исключительно дикторы. Строго одетые, они рассказывают о надоях, сборе риса, футболе. Передач о другом виде спорта я не видел. И это не удивительно, потому что там это национальный вид спорта, и жителям страны преподносится, что Северная Корея каждый год побеждает на чемпионатах мира по футболу.

Саша Ярославцев говорит, что гиды со временем становились менее подозрительными и более разговорчивыми.

— Меня, как человека, который имеет непосредственное отношение к моде, интересовало многое. Я, например, спрашивал, почему люди не носят джинсы. Вообще никто. Ясно, что это американское изобретение, а ведь США для них самый главный враг, который, по их убеждениям, живет в нищете. На мой вопрос наш гид, товарищ Пфан, ответила: «Нашим людям это просто не нравится». То же самое и насчет машин: в Северной Корее машин мало, они только у элиты, у верхушки. На вопрос о машинах гид отвечала похоже: «Нашим людям это не нравится, они любят ходить». И они там правда ходят, шагают как робокопы, размахивая руками, под музыку, которая исходит из рупоров больших автомобилей и стимулирует к работе…​​

Фото: Александр Ярославцев
Фото: Саша Ярославцев.

Среди прохожих на улицах было много пионеров и людей в одежде в стиле «милитари».

— Как я говорю, Северная Корея в тренде. Милитари и хаки — то, что актуально на протяжении третьего года у европейских фэшн-дизайнеров. А это происходит, когда у людей есть ожидание войны. В Северной Корее атмосфера военная чувствуется во всем. Поэтому их одежки с военным уклоном. Все строго, сдержано, никаких ярких тонов. Все напоминает инкубатор. Насколько я понял из общения с гидом, одежду им в основном выделяют комплектами, к праздникам компартии. У всех на одежде присутствует значок с лидером. На наш вопрос, что будет, если они забудут его надеть, гид ответила: «Это просто невозможно».

Собеседник делится наблюдениями: жители Северной Кореи и вправду поклоняются единственному идолу — семье Кимов. Все крутится вокруг одного имени, за которое они готовы отдать жизнь.

— В данном случае — за нынешнего Ына, который своими пышными формами очень отличается от худосочных жителей Северной Кореи, что вызывает неоднозначную реакцию. Если бы они говорили «О, мой Бог!» — они бы говорили «О, мой Ким!».

Фото: Александр Ярославцев
Монах в действующем монастыре в городе Кисон. «Религии у них нет, и непонятно, кто ходит в храм кроме пары монахов». Фото: Саша Ярославцев.

Проявлялось это, например, в постоянных поклонах перед большими портретами деда или самого действующего лидера.

— Гиды рассказывают о своих лидерах не наигранно, а искренне, с трепетом в голосе, со слезой на глазах восхваляя человека-небожителя. Они рассказывают о лидерах с абсолютной серьезностью на лице и всплакивают, реально всплакивают.

Фото: Александр Ярославцев
«Газеты люди могут читать только в метро, так как другой возможности больше нет. Гид сказала: если люди хотят читать, то идут в библиотеку и читают. В свободной продаже газет нет. Есть вот такие отксерокопированные листы, выставленные на чтение», — рассказывает белорус. Фото: Саша Ярославцев.
Фото: Александр Ярославцев
В метро. Фото: Саша Ярославцев.

Из мест, которые посетила группа, белорусского туриста больше всего впечатлили два. Первое — демилитаризованная зона:

— Потому что в каких-то ста метрах — совсем другой мир, Южная Корея. А по эту сторону — мир, где люди, как бы это ни прозвучало, не знают, что такое «Макдональдс», Мадонна, интернет, соцсети и всё, что известно нам.

Фото: Александр Ярославцев
Продовольственный магазин для местных. Фото: Саша Ярославцев.
Фото: Александр Ярославцев
Фото: Саша Ярославцев.
Фото: Александр Ярославцев
Фото: Саша Ярославцев.

Вторым впечатляющим местом был музей подарков семейству Кимов.

— Представьте только: 140 залов с подарками. Причем каждому гостю страны рекомендуют привозить новые подарки для вождя. Мы не везли, но нас заинтересовало, что же там от Беларуси. Порадовало, что белорусский отдел был представлен всего несколькими подарочками, которые были вручены в 1984 году, когда Беларусь посещал Ким Ир Сен. Там была посуда с красно-белой символикой. Рядом были подарки Литвы с Погоней… Россия представлена несколькими павильонами — нас это повергло в шок. Надо добавить, что северокорейцы очень любят Россию и мечтают побывать в Москве. По крайней мере, нам так говорили гиды. Некоторые, особо продвинутые гиды говорили, что мечтают побывать в Париже. У стран, близких по духу Северной Корее, павильоны были огромными, подарки — роскошными. Например, из Эфиопии было дерево, которому миллион лет. На срезе дерева выгравирован сам товарищ Ким.

Фото: Александр Ярославцев
Фото: Саша Ярославцев.

Сфотографировать в музее что-либо было невозможно. На входе у туристов забирали телефоны, фотоаппараты.

Из того, что туристам позволили увидеть, у Саши Ярославцева сложилось впечатление, что 80% информации, которую можно встретить про Северную Корею, — не приукрашивания.

Фото: Александр Ярославцев
Фото: Саша Ярославцев.

— То, что они возносят своего лидера и преклоняются ему, это факт, и они в этом не виноваты, это культивируется на протяжении десятков лет. То, что им нельзя общаться с иностранцами, я думаю, тоже верно. Нам не удалось пообщаться вообще ни с кем, кроме персонала. То, что они недоедают, это факт. Нас возили только по туристическим магазинам, обычных магазинов мы так и не увидели ни разу.

Из Северной Кореи белорус привез значки, марки, журнал о достижениях страны.

— Привез подарки друзьям в виде открыток. Себе, кстати, оттуда отправил открытку. Мне сказали, что в Минск она придет через месяц. Я понимал, что все, что бы ты ни привез из этой страны, здесь будет немного магическим и бесценным.

Фото: Александр Ярославцев
Магазин, в котором продаются одежда, книги и еда для туристов. Фото: Саша Ярославцев.

«Там чудовищно скучно» и «место для этнографической экспедиции»

Минский дизайнер Ян Карпов тоже заядлый путешественник. Говорит, что особенно интересно ездить в страны, которые сильно отличаются от остальных. До нынешней поездки успел побывать, к примеру, в Западной Африке, на Кубе. Северная Корея интересовала белоруса «как заповедник «совка».

Фото: Ян Карпов.
Фото: Ян Карпов.

— Впечатление не совпало с ожиданием. Там чудовищно скучно. Я ожидал Мордор какой-то коммунистический увидеть, а увидел… То, что больно похоже на нас. Только замешано на азиатской культуре, а у нас — на европейской. Вывод из поездки: тоталитарное государство — это очень скучно. Все предсказуемо, однообразно, стерильно и сделано не для людей. Любой тоталитарный режим не делает, чтобы людям было удобно, приятно. Он делает, чтобы люди были рабами. И когда ты попадаешь в среду, которая сделана для людей-рабов, тебе неприятно, — рассуждает Ян Карпов.

Фото: Ян Карпов
Фото: Ян Карпов.

Архитектуру Северной Кореи Ян Карпов называет уродливой. Старые постройки сравнивает с «хрущевками», новые — с домом у Троицкого.

Фото: Ян Карпов.

—  На улицах в принципе нет людей. Для страны этого региона это очень странно, обычно в таких странах на улицах людей неимоверно много. Перемещаются жители по улицам не ради удовольствия, а по необходимости.

Фото: Ян Карпов.

Ян подтверждает слова земляка, что все время туристы находились под неусыпным контролем гидов:

— Нельзя перейти на другую сторону дороги. За тобой сразу бежит гид и возвращает тебя обратно. Мы были, грубо говоря, в оцеплении.

Сами корейцы, а точнее, персонал, с которым пришлось общаться, Яну показались напуганными.

—  Это было отвратительно: они пытались изображать дружелюбие, хотя при этом было видно, что мысль у них — «скорее бы они отдали чаевые и исчезли». Они не говорили ничего кроме того, что им положено.

Фото: Ян Карпов.

Реакция гидов на неудобные вопросы, говорит Ян Карпов, была такой:

— Если ты задавал вопрос, на который нет ответа, одобренного партией, то они просто повторяли предыдущее предложение еще раз. Например, гид говорит: «Вот мы победили в нашей великой отечественной войне». Я говорю: «Тогда территория вашей страны уменьшилась на 4000 километров — какая же это победа?». Тогда он повторяет: «Под руководством нашего великого вождя мы победили в великой отечественной войне». Все было очень скучно, предсказуемо, одинаково. Все гиды нам говорили, что они никуда не могут выехать из страны, хотя они там в привилегированном положении и знают о существовании остального мира…

Фото: Ян Карпов.

Что касается безопасности в Северной Корее, Ян Карпов считает: истории вроде заключения после сорванного плаката случаются тогда, когда есть на кого выменять нового осужденного.

— Мне показалось, что в других случаях — если вы не сотрудник спецслужб своей или какой-то другой страны — никакой опасности для вас там быть не может. Максимум — просто отправят самолетом домой за ваш счет.

Фото: Ян Карпов
Фото: Ян Карпов.

Музей подарков вождю Ян Карпов характеризует, не сдерживая эмоций.

— Это такой стыд, что просто не передать. Настолько невозможно представить, что люди опускаются до такого состояния по собственной воле.

По мнению Яна, путешествие в Северную Корею надо рассматривать не как отдых, а как этнографическую экспедицию.

Фото: Ян Карпов.
Фото: Ян Карпов.

— Ты едешь туда за опытом, за образами, за пониманием того, как мир устроен.

Национальный колорит из-за идеологической ситуации в стране почти не чувствуется, рассуждает белорус.

Фото: Ян Карпов.
Природа Северной Кореи. Фото: Ян Карпов.

— Он поддерживается очень искусственно. Представьте, если мы возьмем какой-то национальный колорит и законсервируем его на 50 лет. Это будет мумия Ленина. И вот насколько мумия Ленина похожа на живого человека, настолько их колорит похож на национальный. Внешняя форма только осталась.

В качестве сувенира из Северной Кореи Ян Карпов привез зубочистки из ежа и книги Ким Чен Ира.

Фото: Ян Карпов
Фото: Ян Карпов.
{banner_819}{banner_825}
-50%
-10%
-50%
-25%
-20%
-20%
-10%
-10%