Общество


Обнаруженные при расширении улицы Либкнехта захоронения заставили вспомнить и о других, в том числе многими забытых, кладбищах. Знаток истории Минска и экскурсовод Иван Сацукевич рассказал, какими они были, почему исчезли и что на их месте находится сейчас.

Источник: Вл. Воложинский
Источник: Вл. Воложинский, третье еврейское кладбище Минска

— В последние десятилетия темой некрополей Минска никто научно не занимался, поэтому вокруг нее много инсинуаций, — начал Иван мероприятие, организованное Клубом «Историка» в Галерее TUT.BY. — Один из мифов: Минск стоит на костях. Я точно не исследовал, какое соотношение занимали все когда-либо находящиеся за столетия кладбища в Минске от общей территории города, но думаю, что это меньше одного процента.

В своем выступлении краевед рассказал только о тех кладбищах, которые функционировали в Минске с конца XVIII по середину XX века. Эти временные рамки он объяснил историческим фактором: сразу после вхождения в состав Российской империи население города стало стремительно расти: если в 1797 году здесь жили 6 тысяч человек, то спустя столетие — 90 тысяч.

— С приходом российских властей также появились новые градостроительные нормы: кладбища в границах городской застройки были законсервированы, а территория под новые выделялась за ней, — добавил эксперт и начал перечислять все известные кладбища, которые относились к Минску в его границах того времени.

Первое еврейское кладбище (ныне — стадион «Динамо»)

Самое старое из известных кладбищ Минска располагалось в современном квартале улиц Ульяновская — Ленина — Кирова — Свердлова, где с 1934 года находится стадион «Динамо». По словам Ивана, захоронения здесь проводились с XVI по XIX век.

Часть кладбища закрыли в 1828 году, часть — в 1850-х. Оно перестало расширяться, его обнесли забором и поставили под защиту. Надмогилья снесли в советские годы, при строительстве стадиона.

Источник: А. Трусов, 1949.
Источник: А. Трусов, 1949.

По одной из версий, гранитные и мраморные надгробные плиты были отшлифованы и использованы для строительства государственных зданий, а также постамента для памятника Ленину возле Дома правительства.

Кладбище при бенедиктинском монастыре (Генпрокуратура)

Еще одно минское кладбище находилось в современном квартале пр. Независимости — ул. Комсомольская — Интернациональная — Ленина. В 1960-х годах монастырь и костел св. Войцеха, к которым оно относилось, были снесены, а на этом месте построили Генпрокуратуру и кинотеатр «Победа».

Реконструкция В. Стащенюка
Реконструкция В. Стащенюка

Кладбище здесь функционировало, по данным Сацукевича, с XV—XVI до середины или конца XVIII века.

— Но российские власти постарались, чтобы оно было закрыто, — уточнил он.

Переспенское кладбище (Сторожевский сквер)

Главное православное кладбище Минска первых десятилетий после вхождения в Российскую империю было заложено в конце XVIII века в Переспе, тогда северной окраине города. В 1847 году здесь появился ансамбль с входной брамой церкви Марии Магдалины. До нее здесь находилась маленькая деревянная церковь, которую православные купили у лютеранской общины в 1802 году.

Точной даты закрытия кладбища нет: кто-то указывает 1930-е годы, кто-то — 1970-е. Скорее всего, последние захоронения здесь проводились во время Второй мировой войны. Уничтожено кладбище было в начале 1970-х.

Источник: Вл. Воложинский
Источник: Вл. Воложинский

— Надгробные плиты ломали бульдозерами и вывозили их на горсвалку, — уточнил краевед. — Захоронения не трогали — человеческие останки находятся там до сих пор.

Иван нашел очевидца орудовавших здесь черных копателей: они «просили за бутылку водки строителей, которые разрушали кладбище, сделать траншею метров на сто и вскрывали гробы».

— В первой половине XIX века в Минске жило очень мало православных, — уточнил он. — Поэтому в основном здесь хоронили российских чиновников — в их гробах находили что-то ценное.

В последние годы в сквере были найдены уцелевшие надмогилья — их поставили на специально выделенное место у храма.

Татарское кладбище (Татарский сквер, ул. Грибоедова)

Мусульманское кладбище появилось в Минске примерно в XVI веке и располагалось в районе, плотно заселенном татарами.

— Кладбище варварски снесли в 1974 году: надмогилья вывезли, а останки остались под землей, — уточнил Иван. — Здесь сохранилась только одна могила — участника антифашистского сопротивления: родственники добились, чтобы его памятник не трогали.

Бывшее кладбище превратили в сквер, хотя сами захоронения сохранились. Сейчас здесь восстановили первую в Минске мечеть — копию той, что стояла рядом с гостиницей «Юбилейная» (ее снесли в 1962 году).

Источник: Вл. Воложинский
Источник: Вл. Воложинский

Второе еврейское кладбище (Университетский городок БГУ)

Поскольку первое еврейское кладбище находилось в черте города, захоронения там прекратили. Число еврейского населения стремительно росло, и городское управление решило выделить участок под новое кладбище — на тогда южной окраине Минска, где позже построили городок БГУ.

— Ходят слухи, что это кладбище занимало территорию современного ТЦ «Столица» и даже Дома правительства. Но это заблуждение, — уточнил краевед. — Эти люди не исследовали карты XIX века.

Источник: by-mohilki.livejournal.com
Источник: by-mohilki.livejournal.com

Оно было основано в 1840-х годах и просуществовало 30 лет. Российские власти также обнесли эту территорию забором и не трогали.

— Это кладбище оказалось между городской застройкой и железной дорогой и быстро было застроено по периметру, — объяснил Иван причину закрытия.

Уничтожили кладбище в советские годы в связи со строительством университета.

— К сожалению, нет сведений, что стало с останками. Думаю, по крайней мере, их часть сохранилась и до сих пор находится под землей в университетском городке, — добавил краевед.

Третье еврейское кладбище (сквер на ул. Коллекторной)

— Население Минска к концу XIX века выросло в разы, в первую очередь за счет еврейского населения: с 15−20 процентов в отношении ко всем минчанам — до 55 процентов, — сказал Иван. — Поэтому новое еврейское кладбище очень быстро разрасталось.

Кладбище снесли хорошо известным в СССР методом: пригнали технику, снесли надмогилья, вывезли их на свалку. Часть надгробных плит, а также сами останки сохранились под землей, и их периодически находят до сих пор.

Источник: Д. Нестеренко
Источник: Д. Нестеренко

Золотогорское кладбище (территория костела Святого Роха)

Бывшее и униатским, и католическим (после запрета униатства в 1839 году) кладбище на Золотой горке появилось в конце XVIII века. Так как католики составляли абсолютное большинство христиан среди минчан, кладбище расширялось быстро. В 1864 году вместо деревянной каплицы здесь появился каменный костел Святого Роха.

Источник: Вл. Воложинский (1901 г.)
Источник: Вл. Воложинский (1901 г.)

Кладбище было уничтожено после Второй мировой войны. Десятки надмогилий остались — их постепенно находят и ставят рядом с костелом.

Комаровское кладбище (закрытое депо на пр. Машерова)

Еще одно кладбище последней трети XIX века располагалось на сегодняшнем пересечении проспекта Машерова и улицы Красной, на территории закрытого трамвайно-троллейбусного депо. Это было небольшое кладбище, третье православное в городе.

Снесли его перед строительством депо. Захоронения остались под землей.

Источник: В. Михальцов, TUT.BY
Фото: В. Михальцов, TUT.BY

Братское военное кладбище (мемориал)

По инициативе чиновников и военных на территории между современным Старовиленским трактом и улицей Червякова в 1914 году была выделена земля под минское братское кладбище.

— Братское кладбище — это символика, там все могилы были индивидуальные, — объяснил Иван.

Источник: Вл. Воложинский
Источник: Вл. Воложинский

Краевед обратил внимание, что в советские годы к Первой мировой войне относились «исключительно отрицательно». Вместе с войной хотели забыть и о ее жертвах. Деревянные кресты уже в 1920−30-е сгнили и обвалились. Каплицу как религиозный символ снесли в 1930-е. В конце 1930-х на части кладбища построили военный городок — кости выкидывали на свалку.

После войны кладбище закатали в асфальт. На его месте появился Сторожевский рынок.

Источник: В. Седых
Источник: В. Седых

— В 1980-х Белорусский военный округ строит на северной окраине уже бывшего кладбища жилье для своих офицеров — на костях офицеров российской армии, — добавил краевед. — Бульдозерами выгребали захоронения и выбрасывали на свалку. Никто не осмеливался остановить это.

В 2000 году территорию приняли в список памятников истории. Были предложения застроить, но решили сделать мемориал.

Варфоломеевское кладбище (сквер Комбината силикатных изделий, ул. Минина)

— Самая большая боль, — говорит Иван. — Это место абсолютно всеми забыто и никому не нужно.

Здесь хоронили беженцев в годы Первой мировой войны. Рядом находились уже снесенные Брестский и Виленский вокзалы. Умерших людей снимали с поездов и отвозили сюда. Рядом находилась инфекционная больница — часть погребенных оттуда. Большинство могил было безымянными.

Сейчас здесь незастроенная территория — сквер. Рядом — руины бывшего Клуба КСИ (Комбината силикатных изделий). Иван изучил картографические материалы и определил, что само здание построено не на месте захоронений, а рядом.

Источник: П. Добровольский, TUT.BY
Источник: П. Добровольский, TUT.BY

— Почему бы эти руины не сделать памятником тем белорусам-беженцам, которые были никому не нужны и умирали? — задался вопросом Иван. — По приказу российского Генштаба вся Западная Беларусь была сожжена: немцы пришли в Брест и были в шоке — они увидели город сожженным. Российские солдаты выгоняли местных жителей перед собой, те бросали дома, имущество — их гнали на восток, но и там они были никому не нужны. У нас нет ни единого памятника человеческой трагедии Первой мировой войны.

Сохранившиеся кладбища — Кальварийское, Долгобродское, Восточное

Если под православное кладбище новые минские власти выделили участок в Переспе, то под католические — в Кальварии, в 2,5 км к западу от Минска в границах того времени. Кальварийское кладбище было основано в 1807 году. Из сохранившихся оно самое старое в Минске.

Иван уточнил, что здесь находится множество ценных примеров малой архитектурной формы и туда регулярно водят экскурсии. Он уверен, что маршрут будет расширен, так как «там захоронено еще много интересных людей, которых мы пока не знаем».

Кладбище изначально служило для католиков Минска, но позже здесь хоронили пленных французов, австрийцев, швейцарцев. В советские годы оно и вовсе стало общегородским.

Данными об уничтожении части захоронений Иван не располагает — кладбище занимает максимальную границу.

Источник: Вл. Воложинский
Источник: Вл. Воложинский

В 1844 году в Минске было построено самое большое здание дореволюционного Минска — военный госпиталь (архитектор Казимир Хрщанович). Теперь здесь находится Следственный комитет.

— Сразу стал вопрос: где хоронить умирающих? — сказал Иван. — Можно было отвозить на Переспенское кладбище, но это, во-первых, далеко, во-вторых, его уже обступила городская застройка и расширяться оно не могло. Городское управление решило выделить территорию под новое кладбище — Долгобродское (по названию района) или Военное (по назначению), в нескольких кварталах от госпиталя. В 1898 году здесь была построена православная церковь Александра Невского.

На этом кладбище сохранилось много исторически и эстетически ценных памятников, захоронены знаменитые люди (например, Янка Купала и Якуб Колас). Долгое время оно было главным элитарным кладбищем Беларуси, и там так же, как и на Кальварии, проводятся экскурсии.

Восточное кладбище появилось слева от трассы Минск — Москва в 1947 году. Изначально оно состояло из двух секторов: два маленьких участка с братскими могилами советских солдат. Основное кладбище появилось в 1956 году как четвертое еврейское кладбище Минска. Шесть секторов с 1956 по 1964 год — исключительно еврейские. С 1964 года некоторые сектора отдали для других захоронений. Тогда кладбище переняло у Долгобродского статус главного в стране. Здесь стали хоронить писателей, министров и прочих известных лиц. Здесь среди прочих похоронены Короткевич, Мулявин, Быков.

Что делать с забытыми кладбищами?

Краеведы Иван Сацукевич, Вадим Зеленков и искусствовед Татьяна Бембель порассуждали, как можно решить проблему старых кладбищ.

Татьяна Бембель считает, что одна из функций кладбищ — парковое пространство: зеленое или как парк скульптур. В качестве примера она привела кладбище Монпарнас в Париже.

— Это музейное пространство: все, что там находится, имеет высокую эстетическую ценность, — сказала искусствовед. — В большинстве случаев, когда говорится о сносе кладбища, эта оценка в аргументации фигурирует в последнюю очередь. Если люди известные захоронены, это может мотивировать к сохранению. А если человек не известен, а памятник хорош? Это важно. Мы это должны брать на заметку.

Татьяна также рассказала об усадьбе польского художника, называющего себя гражданином ВКЛ, Анджея Струмилло. Когда он узнал, что живет на месте древнего поселения кривичей, обнаружил останки, то создал мемориал.

Вадим Зеленков предложил создать так называемое кладбище кладбищ — пространство в рамках сущестующего кладбища или отдельно, где нужно поместить всю информацию об уничтоженных кладбищах Минска: с фотографиями, схемами, иллюстрациями, историческими данными и т.д. Примерно как в Хатыни есть кладбище деревень, уничтоженных в войну, или в Славгороде — населенных пунктов, которые опустели после аварии на ЧАЭС.

В качестве примеров он привел церковь Марии Магдалины и костел Святого Роха, которые стоят в районе бывших кладбищ. Там периодически находят надмогилья и хранят их в одном месте, на отдельных площадках.

Иван Сацукевич предложил использовать Кальварийское, Восточное и Долгобродское кладбища как музейные и образовательные пространства:

— Нужно приводить туда школьников, показывать знаменитых белорусов — для этого не нужно никаких вложений.

Многие кладбища были уничтожены — что делать с ними?

— То же Лютеранское кладбище стало зеленой зоной? Безусловно, там ее надо сохранить, но надо взять эту территорию под юридическую защиту, чтобы такая ситуация не смогла повториться. Неужели власти не знали про захоронения? Почему не предупредили строителей? Безусловно, магистраль городу нужна. Но давайте аккуратно достанем останки и перезахороним. Информационные таблички также надо установить. Что еще вызывает недоумение — выгул собак и детская площадка. Это же бывшее кладбище — там человеческие останки под землей, — резюмировал краевед.