/

«Никто не понимает, что это сложная работа 24 часа в сутки. Кто-то восемь часов отработал, двери закрыл и пошел домой. А там надо все время над детками бегать», — говорит 45-летняя Надежда Ерназарова. Раньше она была родителем-воспитателем первого и единственного в Ганцевичском районе детского дома семейного типа, сейчас — подследственная по уголовному делу об истязании двух подопечных. Надежда Николаевна настаивает на своей невиновности и уверяет, что ее оговорили.

Фото: Ганцавiцкi Час
Торжественное открытие дома семейного типа в Огаревичах. Фото: Ганцавiцкi Час

Детский дом семейного типа в агрогородке Огаревичи Ганцевичского района открывали с помпой. Важность мероприятия подчеркивало присутствие теперь уже бывшего председателя Брестского облисполкома Константина Сумара, который подарил семье посудомоечную машину.

«Яшчэ адзiн адрас на карце сямейнага шчасця», — такое вступление зачитал ведущий телеканала, перед тем как запустить сюжет.

По словам журналистов, «государство подарило семье» просторный двухэтажный дом с внутренней отделкой, гаражом и детской площадкой. Стоимость — свыше 4 миллиардов рублей. В коротком сюжете счастливые дети, счастливые родители-воспитатели. Даже чиновники — и те иногда улыбались.

«Адрес на карте семейного счастья» просуществовал около двух лет. Последние полгода дом пустует. Добротное двухэтажное здание с просторным гаражом в каких-то пяти минутах езды от райцентра все еще никто не занял. О том, что здесь кто-то жил, напоминает лишь собака.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

По словам соседей, здесь ее оставили прежние хозяева. Если бы не забота местных, не было бы тут и ее. Собака живет в будке в самом конце участка между гаражом и забором. Две недели назад она родила щенят. Лежат маленькие комочки в будке на соломе. А мама о них заботится. Чужаков не пускает.

В дом семейного типа все еще ищут новых родителей-воспитателей. Что будет с собакой и ее щенятами, когда сюда вселится новая семья, неизвестно. Может, и им придется покинуть обжитую будку вслед за прежними хозяевами.

«Были силы, была возможность»

После того как у Ерназаровых забрали приемных детей, семья вернулась в свою пятикомнатную квартиру в Ганцевичах. Надежда Ерназарова сейчас лежит в неврологическом отделении районной больницы. По словам женщины, после возбуждения уголовного дела ее состояние ухудшилось и теперь ей необходима помощь медиков.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Надежда Ерназарова — мать шестерых детей. Из них трое — несовершеннолетние. В марте 2013 года семейная пара решила взять к себе на воспитание двух приемных детишек: четырехлетнюю Валерию и ее шестилетнего брата Егора.

«У нас были силы, была возможность. Муж неплохо зарабатывал на то время. Старшие девчонки замуж повыходили, своей жизнью стали жить. Как раз у этих деток сложная судьба: родная тетя отказалась их забирать. Они побыли у нее год, и их отдали. У нас было объявление о них. Я сразу позвонила мужу, и мы решили их забрать», — объяснила женщина.

Жили все вместе в квартире в Ганцевичах. Несколько месяцев спустя им предложили стать родителями-воспитателями в доме семейного типа.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

«Мы все не соглашались. Я не хотела. У нас ведь люди не понимают… Считают, раз ты набрал детей, значит, ты на них зарабатываешь», — объяснила Надежда Николаевна.

В результате семья все-таки дала согласие. И к концу декабря 2013 года все переехали в Огаревичи. С расширением жилплощади увеличилось и количество воспитанников. Теперь, помимо трех биологических, Ерназаровы воспитывали четверых детишек из приюта: Валерию, Егора, Кристину и Андрея. После Нового года к ним прибавилась еще круглая сирота Даша. Она пришла в семью из вспомогательной школы-интерната для детишек с особенностями развития.

«Я до этого ездила, один раз Дашу на выходные привезла, второй, третий. Она уже начала к нам проситься, стала меня мамой называть. Она мне звонила, спрашивала: „Когда вы меня заберете?“. К концу марта нам оформили бумаги, и мы забрали ее к себе», — рассказала Надежда Ерназарова.

«Ждала момента, чтобы что-то мне сделать»

По воспоминаниям Надежды Ерназаровой, первое время в семье было все спокойно: «Жили нормально. Дети в лагерь ездили, огород сажали и помогали по дому».

Из всех воспитанников у родителя-воспитателя отношения не сложились только с Кристиной. Как говорит Надежда Николаевна, между ними иногда возникали конфликты. Кроме того, она запрещала Кристине встречаться с биологической мамой. Оснований на то было несколько. Во-первых, девочку разлучили с мамой по решению врачебно-консультационной комиссии, которая признала, что та в силу своего состояния не может воспитывать детей. Во-вторых, по впечатлениям Надежды Николаевны, мама на Кристину «плохо влияла».

«Я разрешала только встречаться у нас дома в моем присутствии. Ее это очень злило», — рассказала Надежда Ерназарова.

23 октября прошлого года в семью пришли сотрудники милиции и отдела образования.

«Они приехали вечером. Сразу же спросили, где дети (Даша и Кристина. — Прим. TUT.BY), где с ними можно поговорить. Я провела их наверх. Пришли наверх, зашли в комнату, меня выставили. Потом меня позвали и сказали: „Вы бьете детей. Вы их избиваете. Вы понабирали рабов и над ними издеваетесь“. Я говорю: „Где тут работать? Дом со всеми удобствами. <…> Машинка стирает, я готовлю кушать, а им в доме убрать — это рабы?“», — рассказала собеседница.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Как выяснилось, незадолго до визита опеки старшие девочки рассказали в школе, что Надежда Ерназарова била ремнем Дашу, и показали педагогам синяки на ногах. Школа поставила в известность о произошедшем отдел образования. В результате Кристину и Дашу забрали из Огаревичей. Младших на время оставили в семье.

«Я на детей голос не повышала. Может, где-то дома покричу. Потому что девочки довольно неаккуратные и грязное белье прятали, но старалась всегда держать себя в рамках», — сетует Надежда Николаевна.

Она с версией девочек не согласна и отрицает, что поднимала на кого-либо из своих воспитанников руку. По ее словам, Кристина и Даша в последнее время не ладили, могли подраться.

«У нас в шкафу стояла доска от компьютерного стола. Когда все это случилось, доску кто-то достал из шкафа. Егор сказал, что они (Даша и Кристина. — Прим. TUT.BY) этой доской дрались, и она (Кристина. — Прим. TUT.BY) где-то этой доской ей (Даше. — Прим. TUT.BY) попала. <…> Она, видно, где-то ей саданула, а потом под этот шумок показала (синяки в школе. — Прим. TUT.BY)», — объяснила собеседница.

В декабре того же года оставшихся детей из семьи забрали, а Ерназаровых обязали выехать из обустроенного дома в Огаревичах. Надежда с супругом и биологическими детьми вернулись в квартиру в Ганцевичах, Даша — в местную вспомогательную школу-интернат, Кристину увезли в детдом в Бытень, Валерию и Егора сначала определили в приют, позже они переехали в замещающую семью, Андрея забрали родственники.

Не била

Надежда Ерназарова утверждает, что Даша теперь отказывается от своих слов. В доказательство она показывает ксерокопию письма, которое написала от руки девушка. В нем она пишет, что мама ее никогда не била, а синяки она получила в драке с Кристиной.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

«Она написала и передала в церкви моей [биологической] дочери», — объяснила Надежда Ерназарова, добавив, что после произошедшего она на Дашу зла не держит, по возможности созванивается с ней, разговаривает.

«Девочки рассказали, что мама била ремнем»

В Огаревичской средней школе, где учились дети из семьи Ерназаровых, о Даше с Кристиной вспоминают с теплотой. Учитывая то, что Даша — ребенок с особыми образовательными потребностями, она училась в интегрированном классе вместе с Кристиной. Их классный руководитель до сих пор созванивается с девочками, интересуется их жизнью.

Между школьницами и педагогами установились доверительные отношения. Именно поэтому учителя первыми узнали о том, что произошло.

«Я прихожу (в свой кабинет. — Прим. TUT.BY). Стоят Даша и Кристина, директор школы, завуч по учебной работе и их классный руководитель, — рассказала замдиректора по воспитательной работе Елена Тетердынко. — Девочки рассказали, что мама била ремнем. Мы спросили, где она била, кого. Кристина тогда попросила Дашу спустить штаны и показать (синяки. — Прим. TUT.BY)».

Педагоги были шокированы увиденным: бедра девушки были в ссадинах и синяках. Кроме того, в тот день Кристина и Даша спросили своего классного руководителя, не могли бы они пожить у нее.

Учитывая обстоятельства, школа обязана была поставить в известность отдел образования.

Классный руководитель Даши и Кристины удивилась, узнав о том, что Даша написала Надежде Ерназаровой письмо, и в присутствии корреспондента TUT.BY позвонила девушке. Та сказала, что написать сообщение ее попросила мама.

По словам педагогов, с точки зрения содержания детей претензий к родителям-воспитателям не было.

«Считала, что со всем сама справится»

В районном отделе образования, спорта и туризма отмечают, что с семьей постоянно работали специалисты. Учитывая то, что это первый и пока единственный в районе дом семейного типа, внимание к нему было повышенное. Ерназаровых регулярно навещали, проверяли условия жизни детей. До событий осени прошлого года претензий к ним не было. На применение физической силы со стороны замещающих родителей дети не жаловались.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

«Детки всегда были досмотрены. Были неплохо одеты. По наблюдениям школы также никаких вопросов не было. Она (Надежда Ерназарова. — Прим. TUT.BY) всегда оплачивала расходы детей. Всегда готовила. Они очень хорошие хозяева. По содержанию детей у нас вопросов не было. Единственное, что она (Надежда Ерназарова. — Прим. TUT.BY) не всегда на контакт шла. Считала, что со всем сама справится. Хотя мы неоднократно предлагали свою помощь, если возникали какие-то вопросы во взаимоотношениях», — сообщила заведующая сектором охраны детства отдела образования, спорта и туризма Ганцевичского райисполкома Светлана Андрейчук.

Микроклимат в семье нарушился весной прошлого года, когда между Надеждой Ерназаровой и Кристиной возник конфликт. По словам родителя-воспитателя — из-за пропавших из ее сумки денег. Тогда Надежда Николаевна обратилась за помощью к специалистам опеки.

«Мы тогда выезжали, работали, подключали психологов. Работали с детками, с мамой, диагностики проводили, беседовали. Тогда конфликт был урегулирован. Со слов мамы и детей, в дальнейшем было все в порядке. Но видите, какая ситуация получилась», — поделилась собеседница.

По словам Светланы Сергеевны, после того как Кристину и Дашу забрали из семьи, Ерназаровым предложили стать приемными родителями и оставить опеку над младшими детками, но они не согласились. В статусе взрослых, воспитывающих приемных детей, есть нюансы: в приемную семью помещается до 4 детей, в ДДСТ — от 5 до 10 детей, в зависимости от формы семьи ее возглавляют соответственно приемные родители или родители-воспитатели.

Не было вопросов к семье и у специалистов социально-педагогического центра. Сотрудники учреждения навещали Ерназаровых раз в три месяца и обращали внимание на взаимоотношения между детьми, между родителями-воспитателями, между детьми и замещающими родителями, изучали комфортность пребывания ребят в семье.

«Были какие-то мелкие вопросы, как у любой семьи. Но как таковых особых претензий не было», — говорит директор СПЦ Наталья Филютич.

Начальник районного отдела образования Надежда Здрок отметила, что сейчас идет подбор кандидатов на заселение в дом семейного типа в Огаревичах. После истории с Ерназаровыми отбор претендентов ужесточился.

Четыре эпизода жестокого обращения

В отношении Надежды Ерназаровой 22 декабря прошлого года возбудили уголовное дело по ст. 176 УК (Злоупотребление правами попечителя), а 26 апреля 2016 года — еще и по ч. 2 ст. 154 УК (Истязание, совершенное в отношении заведомо несовершеннолетнего лица, находящегося в зависимом положении).

13 мая 2016 года ей было предъявлено обвинение в 4 эпизодах жестокого обращения с двумя подопечными: Дашей и Кристиной. По версии следствия, «в период времени с сентября по октябрь 2015 года, находясь по месту жительства, родитель-воспитатель неоднократно применяла к несовершенолетним подопечным физическую силу: наносила побои ремнем и хлопушкой [мухобойкой]».

«Так, в период времени с сентября по октябрь 2015 года родитель-воспитатель нанесла побои 17-летней подопечной; в октябре 2015 года родитель-воспитатель причинила телесные повреждения 14-летней подопечной (Кристине. — Прим. TUT.BY), и побои 17-летней подопечной (Даше. — Прим. TUT.BY); в октябре 2015 года родитель-воспитатель причинила телесные повреждения 17-летней подопечной (Даше. — Прим. TUT.BY)», — сообщили в областном управлении Следственного комитета.

В соответствии с заключениями судебно-медицинских экспертиз, у Даши выявлены телесные повреждения в виде кровоподтеков в области бедер, которые могли образоваться от не менее чем 18 травматических воздействий. У Кристины — кровоподтек в области коленного сустава от однократного травматического воздействия. Со слов Даши, мама «набила» ее ремнем за плохую уборку дома.

«Как отмечали девочки, на них были возложены обязанности по уборке дома (полная уборка дома, в том числе мытье санитарных узлов), уходу за подсобным хозяйством (собака, куры), а также помощь в воспитании младших детей (забирать младших из детского сада и группы продленного дня в школе). Привлечение детей к указанным работам наносило вред их развитию: дети не посещали внеклассные занятия, факультативы, кружки, секции (до вмешательства специалистов отдела образования, спорта и туризма райисполкома), не успевали готовить домашнее задание. При проверке качества уборки родитель-воспитатель кричала на них нецензурной бранью и могла ударить рукой и хлопушкой [мухобойкой]. В связи с возложенными обязанностями по дому у девочек возникали вопросы по учебе», — сообщили в СК.

Изначально в ходе беседы с сотрудниками органов внутренних дел 23 октября прошлого года, а также в ходе осмотра места происшествия 26 октября 2015 г., Надежда Ерназарова пояснила, что «сорвалась» и действительно нанесла два-три удара ремнем старшей подопечной. Однако после общения с супругом и адвокатом она стала настаивать, что телесные повреждения Дарье причинила Кристина.

«Следует отметить, что, согласно экспертному заключению, обе девочки способны правильно воспринимать обстоятельства и давать о них показания», — уверили в СК.

«До сих пор называет Надежду Ерназарову мамой»

После произошедшего Даша вернулась в Ганцевичскую вспомогательную школу-интернат, который находится в пяти минутах ходьбы от здания отделения неврологии, где сейчас лечится Надежда Ерназарова.

Девушке в конце мая исполнится 18 лет. После совершеннолетия ее могут отправить в профлицей либо оставить еще на год в школе для углубленной подготовки.

По словам специалистов школы, произошедшее в семье травмировало Дашу.

«Когда ее вернули из дома семейного типа, ребенок был возбужден, агрессивен. Поэтому ни я, ни коллеги не расспрашивали ее (о том, что произошло. — Прим. TUT.BY). <…> После Нового года ребенок вошел в нормальное русло. В последнее время вновь есть сдвиги в ее эмоциональной сфере из-за допросов, бесед, телефонных звонков. Скорее всего, она все еще общается с Ерназаровой. Поэтому опять пошел дисбаланс, и сегодня с ней работают психологи», — объяснила директор вспомогательной школы-интерната Наталья Курилик.

Даша — круглая сирота. В администрации учреждения говорят, что она очень хотела и до сих пор хочет жить в семье, с любящими родителями.

«Поэтому даже если сегодня ей задать вопрос: любишь ли ты (семью Ерназаровых. — Прим. TUT.BY)? Она ответит „да“. Она до сих пор называет Надежду Ерназарову мамой. Она положительно относится к детям, к маме и папе, как она говорит. <…> У нашей категории детей теплые отношения практически со всеми. Это дети, которые легко все воспринимают, прощают, легко обижаются. Это незлопамятные дети, которые не таят в себе обид», — добавила собеседница.

{banner_819}{banner_825}
-30%
-10%
-25%
-20%
-30%
-10%
-15%