1. Акции протеста, самоподжог на площади, Тихановская в Совбез ООН. Что происходило в Беларуси 22 января
  2. Опасный прецедент. Во что нам может обойтись отказ Yara от контракта с «Беларуськалием» (и почему все это важно)
  3. «Леха, выходи». В России на акциях в поддержку Навального рекордное число задержаний за 10 лет
  4. На продукты, лекарства и детские товары подняли НДС. Рассказываем, что может заметно подорожать
  5. В Беларуси с начала пандемии — 235 859 человек с COVID-19. Сколько новых случаев обнаружили за сутки
  6. «Противопоставление официальным комментариям». Генпрокуратура передала в суд дело журналиста TUT.BY и врача БСМП
  7. «„Перевернуть страницу“ нельзя, психика так не работает». Психиатр, отсидевший «сутки», о том, что мы переживаем
  8. «Не уверен, что он сам в этот колодец бы прыгнул». Родители о гибели 10-летнего мальчика в Пуховичском районе
  9. Московский суд арестовал белорусского бойца Алексея Кудина на два месяца
  10. В ТЦ «Пассаж» конфликт: предприниматели остались без света, работать не пускают охранники
  11. Новый КоАП вводит правило «первого раза» для водителей: за какие нарушения сначала не будет штрафа
  12. Милиция так и не смогла найти, кто повредил мотоцикл байкера, который лихо уходил от погони ГАИ во время протестов
  13. В Беларуси произошли массовые прорывы теплосетей. Неужели все так плохо?
  14. Условия, отношение и распорядок. Что пишут о жизни в колонии и СИЗО фигуранты «политических» дел
  15. «В акциях участвует немногочисленное количество человек». Столичная милиция сообщила о 100 задержанных
  16. История врача, который два раза переболел ковидом и четыре раза был задержан — но не теряет оптимизма
  17. Умер Ларри Кинг
  18. Минск лишили права проведения чемпионата мира по современному пятиборью
  19. ТВ-горки и стенки канули в прошлое. Дизайнеры рассказали, какие полки и TV-тумбы в тренде
  20. Послы Польши и Литвы так и не вернулись в Минск после отзыва в свои столицы осенью. Это надолго?
  21. В России ищут 80 вагонов для поставки бронетранспортеров БТР-80 в Беларусь. Разбираемся, в чем дело
  22. «Даже взгляд сфокусировать не мог». Поговорили с родными ученика, который после школы с ЧМТ попал в больницу
  23. В Борисове горел дом: погибли четыре человека
  24. Норвежская компания Yara отреагировала на заявления «Беларуськалия» по возврату уволенных работников
  25. Пять лучших сериалов о сексе, от которых точно кайфанут зумеры
  26. Двое детей, с женой в разводе. Кто тот минчанин, который поджег себя на площади Независимости
  27. «Поток ринувшихся к границе превратил окраину Бреста в «прифронтовую полосу». Как нашим уже пытались запретить выезд
  28. Цепи солидарности, около 100 задержанных. Что происходило в Беларуси 23 января
  29. В Совбезе ООН выступили Тихановская и Латушко — напомнили о репрессиях. Постпред Беларуси спросил о свободе слова
  30. «Муж старше моей мамы на два года». История пары с большой разницей в возрасте


/

В Беларуси подписали документ, направленный на защиту детей. Определено, какая информация является вредной для детей, а также решено, что печатную продукцию, компьютерные игры и многое другое обязательно нужно маркировать, присваивая возрастную категорию. Поправки вступят в силу с 1 июля 2017 года. TUT.BY расспросил, что думают о нововведениях специалисты, которые защищают права детей.

«Новые нормы приветствуем, но их исполнение должно быть взвешенным»

Представитель ЮНИСЕФ в Беларуси доктор Рашед Мустафа Сарвар приветствует дополнительные меры по защите детей от информации, которая причиняет вред их здоровью и развитию. Тот факт, что в Закон «О правах ребенка» вносится большое количество норм, говорит «о том значении, которое правительство страны уделяет вопросу защиты детей от насилия и жесткого обращения»

— Нормативное регулирование защиты детей от информации, которая может им навредить, существует во многих странах. Например, в Армении, Австралии, Канаде, Нидерландах, Словении, Испании, Турции, США — и не только, — отмечает Рашед Мустафа Сарвар. — Нам больше всего известны возрастные маркировки, связанные с кино- и видеопродукцией, а также с компьютерными играми — мы часто встречаем их в жизни. Кроме того, нет единой универсальной системы возрастной маркировки для всей информационной продукции, каждая страна разрабатывает для себя свои критерии или учитывает возрастной ценз, указанный страной-производителем.

Представитель Детского фонда ООН добавляет, что принятие и исполнение законодательных норм, которые ограничивают распространение информации, должно быть взвешенным.

— Чтобы при благих намерениях дети и общество не лишались доступа к классическим произведениям и другим информационным материалам, которые по отдельному субъективному мнению могут быть отнесены к опасной для детей категории, — предостерегает Рашед Мустафа Сарвар. — Решения о запрете или ограничениях к показу того или иного произведения должны приниматься взвешенно и на максимально объективной, коллегиальной экспертной основе. В некоторых странах к оценке информационной продукции привлекаются так называемые родительские комитеты: родители выставляют оценки по набору критериев.

«Радует расширение запрета на профессию для педофилов»

Андрей Маханько — председатель правления МОО «Понимание», член Комиссии по делам несовершеннолетних при Совмине Республики Беларусь и международный консультант по обучению и защите прав ребёнка. Его в нововведениях радует расширение запрета на профессию для педофилов и других людей, раньше совершавших опасные преступления против личности.

Теперь занимать должности, связанные с постоянной работой с детьми, запрещено тем, кто привлекался по статьям Уголовного кодекса за «использование рабского труда», «похищение человека», «незаконные действия, направленные на трудоустройство граждан за границей», «изготовление и распространение порнографических материалов или предметов порнографического характера с изображением несовершеннолетнего».

— Но вопрос, кто и как будет проверять кандидатов на должность на причастность к совершению такого рода преступлений? — задается вопросом Андрей Маханько.

Что касается возрастной маркировки, Андрей Маханько напоминает, что подобный российский закон резко критиковал Комитет ООН по правам ребенка — за законодательные ограничения доступа детей к информации.

— Маркировка даст работу экспертной Комиссии по предотвращению пропаганды порнографии, насилия и жестокости, которая не отличается высокой компетентностью, — рассуждает собеседник. — Так, комиссия признала, что знаменитый скандальный ролик Wargaming, Inc с Галыгиным, забивающим ребенка гвоздями в шкафу, «не содержит сцены жестокого обращения с детьми». Между тем у нас готов иск в авторитетной юрисдикции. К сожалению, не в США, но тем не менее… Мое резюме — такие законы хороши в тех странах, где они соблюдаются. А у нас комиссия, не увидевшая жестокости в ролике, пропагандирующем жестокое обращение с детьми и игровую зависимость, будет решать, какую маркировку и куда ставить.

— Не окажутся ли по другую сторону закона произведения, где есть сцены с участием детей, которые можно посчитать жестокими? Скажем, книга и фильм «Чучело», которые при этом — воспитательные?

— Что касается фильма «Чучело» и других, играющих воспитательную роль, то наверняка они окажутся в положении учебного материала, то есть не будут выпускаться в свободный прокат. А это и есть тот самый прямой повод для критики закона как с нашей стороны, так и со стороны Комитета ООН.

Андрей Маханько добавляет, что зачастую зарубежный опыт возлагает ответственность за доступ детей к любым источникам информации на их родителей. Например, в США приматом является Конституция, и никакие законы не могут ее отменить. Так, первая поправка как раз и гарантирует свободу доступа и распространения любой информации. А дальше все в руках взрослых — к каким источникам и материалам ограничивать доступ своего ребенка. Обычно законодательные ограничения на информацию вводятся в отсталых или строго консервативных странах. Часто — под давлением религиозного лобби. Но тут как раз — дилемма. Мы как народ более чем наполовину не имеем генетического опыта римского права. Поэтому многим из нас чуждо этическое регулирование жизнедеятельности. Нужны законы. Прямого применения. Простые. Понятные всем. Минимизирующие или устраняющие участие чиновника в их применении. Я не уверен, что у нас будет так, — считает эксперт по защите прав детей.

-70%
-20%
-20%
-35%
-30%
-10%
-30%
-50%
-5%
-40%
-7%
0071674