Общество


В Беларуси День поминовения усопших — официальный государственный праздник. Радуница отмечается на второй вторник после православной Пасхи, поэтому ее еще называют «Пасхой для мертвых». TUT.BY поговорил с этнологом и фольклористом Еленой Довнар-Запольской о белорусской традиции поминать предков.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Род как куст, в котором корни — предки

— Адам Мицкевич в своих лекциях для Коллеж де Франс писал о том, что всем народам известен культ предков, но нигде он не сохранился в таком чистом виде, как на наших землях, на наших территориях. Культ предков сильно развит, потому что у нас все-таки принято жить родом. На Полесье, кстати, есть такое понятие — «куст», говорят: «жыць кустом». Род как куст, у которого масса побегов, а основные главные корни — предки, — рассказывает этнолог, фольклорист Елена Довнар-Запольская.

Фото: Даяна Александрович, TUT.BY
Елена Довнар-Запольская. Фото: Даяна Александрович, TUT.BY

Фольклористу приходилось работать с материалами, которые подтверждают, что истории рода на наших землях было принято помнить и в богатых, и в бедных семьях.

— В прежние времена в семьях у нас велись хроники. В некоторых случаях они были бумажные, а в некоторых имена предков, пращуров записывались на «бэльках», на потолке.

С памятью предков связан определенный этикет, поведенческие обряды. Собеседница напоминает: в Беларуси на могилы предков ходили даже перед свадьбами или сразу после «вяселля».

— Например, невеста, у которой мать уже умерла, шла перед свадьбой к ней на могилу. Сохранились тексты, от которых сердце сжимается: «Устань, мамка, не ляжы, свайму дзіцятку дапамажы» — «Не ўстану, дзіцятка, не ўстану. Цесовы дошкі сціснулі ножкі, жоўты пясочак засыпаў вочы». А потом мать обращается к Богу: «Пусці мяне, Божа, на зямлю да майго дзіцяці. Ясным сонейкам у вакенцы, дробным дожджыкам на травіцу». В некоторых регионах, если кто-то из родителей умер, то свадебный венок девушки напоминал об этом. Например, в него вплетались синенькие цветы. Эта традиция сохранилась: некоторые мои подруги старшего поколения, когда замуж выходили, непременно на следующий день ехали на кладбище кланяться.

Поминальные дни Елена Довнар-Запольская называет знаковыми, особенными в белорусской культуре. Они традиционно рассматриваются как способ связать души предков с живым миром.

Традиции на погостах отличаются по регионам, даже от деревни к деревне

Фото: Игорь Матвеев
Фото: Игорь Матвеев

— Радуничные традиции отличаются по регионам, даже от деревни к деревне. В Лельчицком, по-моему, вообще не на Радуницу ходят на кладбища, а в четверг на пасхальной неделе. Причем у них очень интересная традиция сохранилась до сих пор — выставляют столы вокруг кладбища. Каждый приносит свою скатерть. Эти столы, застланные белыми скатертями, — зрелище довольно красочное. Во многих районах могилки стараются убрать уже перед Пасхой, иначе — «нядобра». Но на погосты ездят и на Радуницу, и на Троицу, и на масленичные Деды, и на осенние…

То, что белорусы ведут с собой на кладбища детей, — хорошая традиция. Благодаря ей мы приучаем детей сохранять род, говорит Елена Михайловна.

— На кладбищах у нас сажали цветы, непременно сажали. После войны это были «браткі», анютины глазки. Вообще у белорусов к анютиным глазкам отношение особенное, с этими цветами связаны сильные легенды. Понятно, что на кладбищах высаживали неприхотливые, жизнестойкие цветы. Например, что-то из ирисовых, у нас их называют «кочетки». С собой приносили вербу. Крепкими были традиции сажать у могилки деревце — березу, рябинку… Эти традиции нашли отражение в народных песнях.

Фото: Даяна Александрович, TUT.BY

Искусственные цветы — практичный подход

В прежние времена, говорит Елена Довнар-Запольская, холмик старались заложить дерном и посыпать желтым песочком. Впрочем, во многих местах Беларуси эти привычки сохраняются и сейчас.

Искусственные цветы Елена Михайловна называет традицией последних десятилетий, связанной с практичным подходом.

— Это цветы, которые долго стоят, они хорошо сохраняют форму. Если люди привозят их на Радуницу, они могут простоять до Троицы, а какие-то — до осенних Дедов. Помню, моя московская бабушка ходила в церковь еще при советской власти. Мы с ней на Вербное воскресенье брали веточки вербы и тяжелые цветы из бумаги с парафином — они, правда, были невзрачные и неинтересные совершенно. Теперь технологии изменились, промышленный запуск всего этого декора произошел в последние годы. К тому же посмотрите: Китай и восточные мотивы нас захлестнули — они в одежде, и в аксессуарах, и в декоре. Они идут и сюда. У каждого времени что-то свое, людям это удобно, и не будем против этого идти.

Собеседница напоминает о традиции, которая распространена в Литве, — даже похоронные венки там делают из живых цветов.

— Но у нас, даже с практической точки зрения, не очень-то это получается… Практически не продаются наши цветы. Букет сирени где купишь, если захочешь? А привезенные цветы дорогие, так что, получается, и не каждый себе может это позволить…

Убранство белорусских кладбищ традиционно не такое аскетичное, как на Западе.

— Протестантизм более аскетичный, католицизм тоже, в какой-то мере. У нас убранство кладбищ во многом все-таки связано с православием и убранством, которое характерно для церкви с давних времен.

Традиции памяти предков часто сохранялись, независимо от «степени партийности»

Елена Довнар-Запольская отмечает: традиции, связанные с поминовением предков, — наиболее консервативные. Они сохраняются даже независимо от государственного строя.

—  Вспомните, как хоронили Брежнева — опускали на полотенцах! А ведь это высшие партийные эшелоны. Вообще, это как раз та сфера, в которую не вносили каких-то особых корректировок. Потому что у всех «прымхлівае» отношение, не дай Бог, что-то нарушится. И в советские годы отмечали и 9 дней, и 40 дней… Во время перестройки, когда у нас стали разрешены и Пасха, и Рождество, я хорошо запомнила одну историю. На нашем Московском кладбище могилу Машерова люди весной заложили красными яйцами. Там была, наверное, копа яиц — штук 60! То есть традиции памяти предков сохранялись часто независимо, так скажем, от степени партийности.

Елена Довнар-Запольская рассказывает, что на Радуницу по могиле катали яйцо, а в Вербное воскресенье били ее веточкой вербы.

—  Приносить с собой еду на кладбища — было в традиции. Отливали немножечко «гарэлкі». Другое дело, что всегда надо помнить, зачем ты пришел и куда ты пришел. Относительно «гарэлкі» белорусы говорили: «Шануй сябе». Должно было сохраняться правило трех рюмок. В некоторых местах было принято раскладывать скатерть на могильном холмике. И если так делала бабушка, к которой пришел внук, то против этого не пойдешь. Наша, например, бабушка сказала: не хочу, чтобы мою могилу укладывали плитами, «каб рабілі Хатынь». Поэтому мы ничем холмик не закрываем.

Фото: Даяна Александрович, TUT.BY

Подумав, Елена Михайловна добавляет, что в определенном возрасте особенно хорошо понимаешь поминальные традиции.

— Когда ушли родители, я поняла, что становлюсь крайней в роду. Это ощущение, когда, помимо ответственности, ты какой-то холодок чувствуешь спиной. Особенно в эти дни. И, конечно, от этого никуда не уйдешь.

{banner_819}{banner_825}
-55%
-20%
-40%
-20%
-10%
-30%
-15%
-20%
-10%
-85%
-10%
0061324