Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


фотоПолитический оттенок получило на днях расследование убийства в Минске журналистки газеты "Солидарность" Вероники Черкасовой. Жестокое преступление было совершено в конце октября прошлого года, и уже вскоре прокуратура назвала имя подозреваемого. Им оказался сын погибшей 15-летний Антон Филимонов. Родственники же и коллеги Черкасовой считают, что она погибла из-за своего чрезмерного интереса к поставкам оружия из Беларуси в саддамовский Ирак. Однако следствие упорно пытается доказать вину ее сына — не найдя ни единой улики, следователь три месяца таскал парня на многочасовые допросы, а потом попытался упрятать в психиатрическую больницу закрытого типа.

Как уже писали "Известия", журналистка Вероника Черкасова была убита 20 октября прошлого года — убийца ворвался в ее квартиру утром, когда журналистка собиралась на работу, и жестоко расправился с ней. На теле Вероники 40 ножевых ранений, в том числе перерезано горло. Тело покойной обнаружили ее сын и отчим.

Уже через неделю после убийства у следователей появился главный подозреваемый. По версии Минской городской прокуратуры, убийство Вероники Черкасовой совершил ее 15-летний сын Антон. На свою беду в то время, когда было совершено убийство, он прогуливал физкультуру. Антон говорит, что пошел на компьютерный рынок. В это же время он позвонил матери со своего мобильного телефона и, как выяснил следователь, сигнал с его телефона поступил на вышку сотовой связи, расположенную возле ее дома. Тот факт, что школа и рынок также расположены в зоне покрытия этой "соты", прокуратура упорно не замечает.

Впрочем, отсутствие алиби и злополучный телефонный звонок так и остались единственными аргументами следствия. Как заявил во вторник на специально созванной в Москве пресс-конференции бывший муж Вероники Черкасовой и отец Антона Дмитрий Филимонов, было проведено 25 экспертиз с целью найти улики в отношении Антона. У Филимонова-младшего была изъята вся одежда, в которой он был в день гибели матери. Разрезав одежду на куски, эксперты исследовали каждый миллиметр, чтобы найти следы крови. Однако безуспешно. Милиционеры сняли отпечатки пальцев у всех одноклассников и друзей Антона, а также у сотрудников всех изданий, с которыми сотрудничала покойная. Не предъявляя обвинения, но называя подозреваемым, следователи регулярно устраивали подростку многочасовые допросы в районном отделении милиции и прокуратуре.

В то же самое время коллеги покойной, проведшие собственное расследование, выдвинули иную версию гибели Вероники Черкасовой.

- По стечению обстоятельств пару лет назад у Вероники сложились хорошие отношения с Инфобанком, обслуживавшим тогда все торговые операции между Беларусью и Ираком, — заявил во вторник журналист российского "Первого канала" Павел Шеремет. — Она даже ездила в Ирак по их приглашению. А после падения режима Хусейна стали выясняться различные деликатные подробности этих операций. Американцы напрямую обвинили банк в торговле оружием и блокировали все его заграничные счета. Эта история наделала много шуму, и Вероника, вхожая в банк, решила провести собственное расследование.

Расследование гибели Черкасовой белорусские власти поручили следователю Владимиру Чумаченко — тому самому, который расследовал дело о похищении оператора ОРТ Дмитрия Завадского и дела ряда оппозиционных белорусских политиков.

- В деле Завадского Чумаченко тоже сразу стал продвигать бытовую версию, — рассказывает Павел Шеремет. — В организации похищения обвинили его собственную жену. Не имея никаких улик, несколько месяцев ее таскали на изнуряющие допросы, пока все же жесткая позиция России не заставила белорусские власти провести полноценное расследование. Напомню, что в конце концов за похищение Димы были задержаны четверо белорусских спецназовцев — их-то осудили, а организаторы так и остались безнаказанными.

После серии пятичасовых допросов в прокуратуре (а по белорусским законам допрос несовершеннолетнего не может продолжаться дольше двух часов) у Антона Филимонова произошел нервный срыв, и парня на месяц положили в психиатрическую больницу. Едва же он вышел оттуда, следователи, не предъявляя никаких обвинений, взяли с него подписку о невыезде и продолжили допросы. А 1 февраля этого года прокурорские работники пришли к нему в школу и, предъявив директору постановление "о назначении стационарной комплексной психолого-психиатрической экспертизы", попытались увезти его в психиатрическую клинику закрытого типа. Длительность этой экспертизы — около месяца. К счастью для Антона, он сумел связаться с родственниками, и его буквально вырвали из рук следователей. И уже через день отец тайно вывез ребенка в Москву.

- Подписка о невыезде уже была взята с Антона, однако я опасаюсь, что белорусские спецслужбы попытаются похитить его из Москвы, — заявил отец ребенка Дмитрий Филимонов. — Тем не менее здесь безопаснее, чем в Беларуси. Если бы у следствия были реальные доказательства вины Антона, его давно уже арестовали бы. Вместо добывания реальных доказательств следователи пытаются любой ценой получить его признательные показания. Поместив подростка в психушку закрытого типа, им это не составит труда.