/

С тех пор как в стране заработал президентский декрет № 3 «О предупреждении социального иждивенчества», для художников, не состоящих в творческих союзах, как никогда стал актуален статус творческого работника. Чтобы не платить налог на тунеядство, художник должен подать заявление в Минкульт, показать экспертам свои произведения, предоставить упоминание о себе в прессе, отчитаться о выставках и проданных работах. Можно ли оценить искусство и что делать молодым художникам, которые еще не заслужили званий? И не потеряем ли мы будущих Сутиных, Пиросмани, Ван Гогов и Модильяни, которые также были не признаны при жизни?

Фото: Серж Филингер
Работа художника-самоучки Сержа Филингера. Фото носит иллюстративный характер. Фото: Серж Филингер

Порядок выдачи профессионального сертификата утвержден в Беларуси еще в 2010 году указом № 200.

По указу, один из критериев, по которому комиссия определяет, присваивать ли человеку статус творческого работника, — это новизна произведения, которое является самостоятельным результатом интеллектуальной деятельности.

Также комиссия оценивает профессиональный художественный уровень работ. Произведения должны публиковаться, публично исполняться или доводиться до всеобщего сведения другими способами не менее двух раз в год в течение последних трех лет.

На благосклонное отношение экспертов также влияют государственные награды, звания лауреата, дипломанта международных, республиканских, региональных культурных мероприятий и иные поощрения претендента за результаты творческой деятельности в течение последних трех лет.

В состав комиссии, которая решает, кто творческий работник, а кто — нет, входят представители министерств культуры и информации, руководители творческих союзов Беларуси. Возглавляет комиссию первый заместитель министра культуры Ирина Дрига.

По данным Министерства культуры, с 23 июля 2015 года по 31 марта 2016 года состоялось 10 заседаний экспертной комиссии по подтверждению статуса творческого работника. Было рассмотрено 47 заявок, и по решению экспертной комиссии 26 претендентов получили такой статус. Сертификат действует пять лет, а решение принимается за месяц.

Художник, не прошедший комиссию: «Всем в жизни я обязан своей семье и собственному труду. Почему я что-то должен государству?»

Полгода назад комиссия отказала в статусе творческого работника Вячеславу Клименко. Теперь он тунеядец и должен заплатить налог. С таким решением он не согласен: «У меня даже мысли не было, что моя деятельность может быть не легитимизирована. Я был уверен, что можно заниматься творчеством и считаться художником».

Вячеслав живет с наследства, которое оставили ему бабушка и дедушка - ветеран Великой Отечественной войны. Он платит алименты бывшей жене на содержание двухлетнего сына. Отец Вячеслава рисовал карикатуры, мама работала журналистом. Все его детство прошло в художественных мастерских признанных художников, которые учили его рисовать. Вячеслав не ходил в детский сад, в школе учился до 9 класса, после получил платное экономическое образование в колледже. Он считает, что дотациями государства не пользовался.

— Всем в жизни я обязан своей семье и собственному труду. Почему же я тунеядец и что-то должен государству?

По словам Вячеслава, он пошел учиться в колледж, потому что хотел получить разностороннее образование, и экономическое образование для художника — вынужденная необходимость ХХI века.

Вячеслав говорит, что работает по шесть часов в день без выходных. Техника, в которой он рисует, требует кропотливой и многочасовой работы. «Я выкристаллизовал собственный взгляд на мир», — описывает он свои работы.

Работы Вячеслава Клименко. Фото предоставлено Вячеславом Клименко

Фото предоставлено Вячеславом Клименко

Художник уверяет, что потенциальные покупатели на его работы есть, но он не может произведения, в которые вложена душа, отдать по цене налога за тунеядство:

— Благодаря государству мои работы стали стоить на 20 базовых величин дороже (4,2 миллиона рублей. — TUT.BY), и я не знаю, где этому предел, какие суммы мне надо закладывать в картину, чтобы мне хватало средств содержать сына, платить налоги государству и чтобы у меня оставалось на жизнь.

К тому же Вячеслав убежден, что сейчас не самое лучшее время продавать картины, так как у людей попросту нет лишних денег на покупку предметов искусства.

На открытии выставки «Suma Sumarum». Фото носит иллюстративный характер. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

С Вячеславом солидарны и другие молодые творческие деятели.

Дарья Костькина — участница танцевально-театрального проекта Genesis, в котором каждый из участников имеет официальное место работы, не связанное со сценой или танцами. Дарья получила театральное образование в Лондоне, в Беларуси работает переводчиком и продвигает свои творческие идеи в театральной и танцевальной культуре. Она говорит, что не заинтересована в получении статуса творческого работника, потому что, по ее мнению, это ей ничего не дает.

— Некоторых из нас поддерживают такие компании, как velcom и даже ОНТ, некоторые из нас известны не только в странах постсоветского пространства за свои заслуги, но и в странах дальнего зарубежья. Например, B-boy Sokol, он же Андрей Соколовский, не раз выигрывал баттлы мирового масштаба.

Певице Алесе Ярмончик 21 год, она студентка МГЛУ и официально нигде не работает. По ее мнению, ее шансы получить статус творческого работника невелики, хотя творчеству она посвящает все свободное время. Образования в музыкальной сфере у нее нет.

— Конечно, хотелось бы получать отдачу и чтобы дело, которому ты посвящаешь всего себя, было признано и оценено по достоинству. У нас такое огромное количество талантливых, но недооцененных людей, которые смогли бы свернуть горы, будь у них достаточно возможностей. Им просто нужна поддержка и время, которое они могли бы посвящать созданию интереснейших проектов.

Проект Константина Селиханова на открытии выставки «Suma Sumarum». Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Председатель Союза художников: «По-хорошему, ни одному из них не надо было давать сертификат»

Председатель Союза художников Рыгор Ситница входит в комиссию при Минкульте. Он считает, что главная задача — дать статус творческого работника действительно профессионалу:

— Не получают сертификат очевидные дилетанты. Для меня талант — это результат работы, когда человеку уже есть что показать. Сертификат выдается на основании конкретного материала, а не авансом. Сейчас нет проблемы назваться художником, но я могу считать человека таковым. И то, что его покупают, тоже не критерий, потому что купить можно что угодно. Я очень настороженно отношусь к самоучкам, потому что они могут идеально и технично перерисовать изображение с фотоснимка. Но является ли это искусством? Сейчас технологии позволяют наносить на полотно фотографию и рисовать поверх, но в этом не будет художественного образа.

При этом Рыгор Ситница заметил, что одобрял выдачу сертификата даже в тех случаях, когда лично ему не нравилось или не было близко творчество человека.

— Почти все, что я до этого видел, не было мне близко, но я голосовал «за», потому что порой и жаль человека. По-хорошему, ни одному из них не надо было давать сертификат.

При этом Рыгор Ситница подчеркнул, что любой человек имеет право на творчество, и никто не может ему этого запретить. Другой вопрос — качество этого творчества и является ли оно вообще таковым.

Член экспертной комиссии: «В погоне за сиюминутной прибылью можно потерять самородков»

Председатель Союза дизайнеров Дмитрий Сурский также входит в комиссию, которая наделяет статусом творческого работника. Однако он не согласен с тем, как принимаются решения. Он убежден, что признание права на творчество должно носить не разрешительный, а заявительный характер, и результат этого творчества не требует чьей-либо оценки.

— В комиссии сейчас находятся все первые лица республиканских творческих союзов, для вступления в которые выработан достаточно высокий ценз — образовательный, профессиональный, статусный. И эти критерии некорректно применять к людям, для которых творчество, например, просто духовная потребность. Согласно Гражданскому кодексу Республики Беларусь, произведения науки, литературы и искусства, независимо от назначения, достоинства и способа его выражения, охраняются авторским правом. В этом контексте «произведение» как результат творческой деятельности — не оценочная категория.

В доказательство своей мысли Дмитрий Сурский привел в пример Григория Перельмана. Тот всю жизнь занимался математикой, нигде не работал, и его содержала мама. А потом он решил теорему Пуанкаре, ему присудили множество премий, от которых он отказался.

— У нас никогда не будет такого человека, потому что его вынудят работать на заводе, в цеху, колхозе или подметать улицы. К сожалению, государство не понимает, что в погоне за сиюминутной выгодой можно потерять самородков, которых мы можем недооценивать сейчас, но через какое-то время они станут признанными гениями.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Оценивать творческого работника по количеству проданных работ, выставок и упоминаний в СМИ Дмитрий Сурский также считает неправильным. Он приводит аргумент, что писать можно в стол:

— Апулей не думал о том, как его будут издавать, а создавал шедевры. То же самое с живописью. Мы помним отвергнутых художников, например, Пиросмани писал свои работы для маленьких кабаков за еду, а сейчас приобрел международное признание.

Удручающим дизайнер считает и тот факт, что вердикт выносят люди исходя из субъективной и не всегда компетентной оценки, не являясь экспертами в данной сфере творчества.

— Большое унижение для творца — выступать перед советом и отчитываться о своих заработках, продажах или публикациях, доказывать свою творческую состоятельность. При том, что многие из них коммерчески успешны, неплохо продаются. Но другие художники утверждают, что это не искусство, а ремесло.

-10%
-25%
-20%
-15%
-25%
-35%
-10%
0069984