/ /

Слава об уникальных неглюбских рушниках вышла за пределы небольшой деревушки в Ветковском районе уже давно. На мировых столичных выставках изделия белорусских рукодельниц не раз были отмечены золотыми медалями. А нью-йоркский Metropolitan Museum of Art даже приобрел их для своей коллекции. На днях о них услышали в очередной раз — знаменитый рушник преподнесли в подарок президенту. 30-метровый текстильный оберег «Кола жыцця» по просьбе ткавшей его мастерицы Людмилы Ковалевой отправился во Дворец Независимости. Мы навестили неглюбскую ткачиху и узнали, какие символы-обереги она наткала для Беларуси.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

Добраться до Неглюбки непросто. Проехав крохотную Ветку, придется еще почти 40 километров мчать по трассе через леса, поля, отселенные деревни… К слову, таких деревень после 1986 года на Ветковщине больше полусотни. Но Неглюбке повезло — несмотря на то что в округе с землей сравняли не один населенный пункт, она считается чистой.

В Доме культуры расположился сельский центр ткачества. Он существует ровно столько, сколько нет местной ткацкой фабрики. Очень известной хотя бы тем, что к Олимпиаде-80 на ней изготавливали салфетки с изображением олимпийского Мишки, а в 90-х по спецзаказу ткали дорожки в Администрацию президента. В тех же 90-х фабрику закрыли как неперспективную. Тогда все думали — это конец. Оказалось — только начало.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

Ткачихи остались без работы. Немного подумав, несколько энтузиасток перенесли ткацкие станки в ДК. К чести местных властей, в этом они неглюбских ткачих поддержали. Вот так простые деревенские женщины спасли часть национального достояния.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

Неглюбский наркотик

Сегодня в Доме культуры не смолкают голоса. В основном детские.

Преподаватели признаются, они и сами не ожидали, что их личный пример окажется настолько заразительным. Но те, кто когда-то пришел сюда и взялся за кросны, уже не уходят. Особенно удивляет, что среди учеников много мальчиков.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

Денису десять. Пока он набивает руку на салфетках. Его сегодняшний узор называется «Сады». Ткацкий стаж у парня небольшой, поэтому четвероклассник еще иногда путается в кроснах. А вот его тезка постарше держится за станком намного увереннее. Еще бы! Ведь занимается ткачеством, как выражается сам, с самого детства, то есть с третьего класса.

— Я теперь почти каждый день сюда прихожу — и до самого закрытия. Иногда устану, могу не ходить неделю, а потом снова тянет, — ловко жмет на поножи, и шустро перекидывает челнок школьник. Сходу повторить за ним эти операции вряд ли получится, тут бы сперва суть уловить. Но преподаватели уверены, научиться ткать может каждый. Говорят, у белорусов это на генном уровне.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

Как правило, дети впервые видят станок в домах у своих бабушек, он есть едва ли не у каждой пожилой неглюбчанки. И если не в хате, то на чердаке уж точно будет стоять.

Руководитель кружка ткачества Елена Демчихина отмечает и еще одну удивительную тенденцию — повышенный интерес к кроснам проявляют даже некоренные неглюбцы. Регина 10 лет назад приехала с родителями из Казахстана. Сегодня она в числе лучших ткачих-школьниц.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

Да и самая главная в деревне ткачиха — Людмила Ковалева — отнюдь не коренная неглюбчанка. 30 лет назад встретила любовь жизни и переехала из родного Брагина в Неглюбку. Второй ее любовью стали рушники.

— Я как увидела в хатах эту красоту, так и пропала, — смеется Людмила.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

«Можа каму і влецела за то, что неграмотную на сцену выпустили, но гаварыла я ад душы»

За 30 лет занятия ткачеством Людмила создала тысячи рушников. Неродные ей узоры она не забросила даже в самые тяжелые дни. Потому неудивительно, что ответственная миссия выткать и передать Александру Лукашенко самобытный подарок выпала именно ей.

Приключению под названием «Встреча с президентом» предшествовали месяцы подготовки.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

На рушник у ткачихи ушло 60 дней рутинной работы. Но прежде чем приступить к его созданию, Людмила обратилась к директору Ветковского музея Галине Нечаевой, чтобы та подсказала, какие символы выткать предпочтительнее. В итоге остановились на четырех самых сильных — солнца, воды, земли и обережном знаке «Копье».

Когда рушник был готов, Людмилу ошарашили — объявили, что вручать его президенту ей придется самой. Вот тут и начались главные переживания.

— Речь свою я готовила, долго репетировала, хацела па-беларуску, а вышла на сцену и сказала так, як у нашай дзярэўне гаварат. Не знаю, можа каму і влецела за то, что неграмотную на сцену выпустили, но гаварыла я ад душы: «Уважаемы Аляксандр Грыгор’евіч, прыміце ад нашай гомельскай зямлі этат 30-мятровы рушнік, кожны метр якога — эта годы жызні. Спасіба вам за тое, што вы здзелалі для нашага раёна. Што вы нас не астаўлялі, мы дзейсцьвіцельна чувствуем заботу». Ну і так далей. И не надо было мне ничего придумывать, потому что я все это сама вижу и знаю, глядя на свою Неглюбку.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

Белорусский фэн-шуй

Людмила уверена: Неглюбку хранят рушники. Главное доказательство того, что своеобразные коды добра, любви, достатка и урожая, заключенные в неглюбские узоры работают, по мнению местных, в том, что Неглюбка, в отличие от соседних деревень, не пострадала от радиационного загрязнения.

При этом ткачихи, особо не углубляясь в этнографические исследования, просто бережно перенимают то, что веками создавали до них.

— Это пусть в музее расшифровывают, а мы просто ткем узоры, а что они обозначают, часто даже не знаем. Но плохих символов ведь не бывает. Символ можно только испортить. Вот, например, Гитлер испортил символ солнца. Но мы же не Гитлер, — рассуждает Людмила Васильевна и предлагает примерить неглюбский строй. Протягивает рубаху, карсет и паневу. Себе на голову повязывает необычным способом платок (ктати, так его носили только здесь).

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

— Платки только замужние дамы носили, вам сейчас дам кубак, — достает из шкафа необычный головной убор с разноцветными лентами Людмила. Ощущения от костюма непередаваемые. В это сложно поверить, но в 70-е и даже в 80-е на неглюбских улицах можно было встретить женщин в таком виде.

— Что наши дети сейчас в семье слышат? Как родители обсуждают, какую плитку положить в ванной? Вот это нужно обсуждать, это настоящее, потому что это память про наших дедов. И показывать ее не на картинках надо, а в жизни. А то некоторые рушниками ткаными стол вытирают. Мне такое кощунство аж до боли. Мамки их сидели над этими кроснами, ночами карпели, и мамак тех уже няма, а цяпло ад рук их сохранилось. Нельзя такое забывать. Проста нельзя.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

Неглюбские рушники признаны историко-культурной ценностью. Такое решение 28 апреля 2016 года поддержали члены республиканского совета по вопросам историко-культурного наследия.

{banner_819}{banner_825}
-20%
-20%
-50%
-20%
-20%
-20%
-20%
-30%
-30%
-20%
-35%