/ /

Исполнительный директор благотворительной организации «Проект детям Чернобыля» ирландка Эди Роуч несколько раз в год покидает свою благополучную в экономическом и экологическом плане страну и отправляется в регионы, которым повезло меньше. В ее случае — это пострадавшие от чернобыльской катастрофы Беларусь и Украина. Сюда вот уже больше 25 лет подряд иностранка ездит с гуманитарными миссиями. Результат таких поездок — тысячи спасенных и десятки тысяч просто счастливых детей. Мы встретились с Эди Роуч, чтобы понять, зачем человеку чужие проблемы и боль.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

В деревне Мильча под Гомелем живет Валера. Мальчику 7 лет и у него тяжелая степень ДЦП. Ребенка вместе с его старшей сестрой — 11-летней Верой — растит и воспитывает бабушка-пенсионерка. Ее, как и внучку, тоже зовут Верой. Мама детей живет неподалеку, но видится с дочкой и сыном редко.

Фото: Елена Бычкова

— Наташка, когда не пьет, — хозяйка, ни паутиночки у нее дома. Но если ей уже в рот попало… Короче, пропащая, — буднично и как-то совсем без сожаления говорит о дочери Вера.

За эти последние годы она научилась ничего не ждать от жизни, надеяться только на себя и не спрашивать судьбу почему. Она просто и безоговорочно любит своих внуков. Особенно Валерку, потому что с ним тяжелее всего.

— Ох, если бы же он хоть головку держал. Какое бы это уже счастье было! Как бы нам было легче! — признается Вера в самом сокровенном желании. —  А сколько мне говорили — да сдай ты его! Да как же это? Свою кровиночку? Я в детском доме работала по молодости, знаю, что это. Так что, пока живая, никому своего Валерку не отдам!

Фото: Елена Бычкова

Как деревенская жительница со всем этим управляется, она, признается, и сама не понимает. Это поразительно, но у пожилой женщины хватает сил на заботу даже о своей пропащей дочери. Вот недавно отвоевала для Наташи квартиру, из которой ту выселяли. Поехала на прием прямо к главе государства. И ведь попала.

—  Приехала, а меня не пускают. Ну, говорю, буду ждать, он ведь не Карлсон, в окно не вылетит, а через дверь пойдет. А вскоре ён сам як раз и выходзiць. Говорит: «Заходите, рассказывайте. Может, чай или кофе будете?» Да. Прэдстаўляеце? Я ему все рассказала — и все решилось в мою пользу. Не успела приехать сюда — наши бобики летять-кричат: что ты там наговорила? Как бы там ни было, а квартиру оставили. Вот так мне Лукашенко помог!

Фото: Елена Бычкова

Сегодня же в ее доме те, кто помогает Валере жить. Исполнительный директор ирландской благотворительной организации «Проект детям Чернобыля» Эди Роуч сама объезжает патронажные семьи — в Гомеле таких 20. Иностранцы приобретают медикаменты, средства ухода и гигиены, необходимое оборудование. Помощь ирландцев не прекращается и после того, как они возвращаются домой. Своих подопечных они передают в руки сотрудников белорусского представительства ирландской организации.

Фото: Елена Бычкова

К примеру, к Валере регулярно приходит медсестра Алла, которая делает жизненно необходимый для него массаж. Семьям с очень тяжелыми детьми оплачиваются услуги сиделки, чтобы у родителей была возможность хоть немного отдохнуть.

Ирландская благотворительная организация «Проект детям Чернобыля» работает с 1991 года. За это время она оказала помощь пострадавшим регионам на сумму более 100 млн евро. Свыше 10 тысяч белорусских детей смогли пройти оздоровление в Ирландии. Более 3,5 тысячи детей прооперированы. В числе волонтеров благотворительной организации такие известные люди, как солист легендарной U-2 Боно с супругой Эли и мисс Ирландия.

Исполнительный директор организации «Проект детям Чернобыля» Эди Роуч первой среди иностранных граждан награждена высшей наградой Беларуси — орденом Франциска Скорины. Также она является соавтором документального фильма «Чернобыльское сердце», который в 2004 году получил престижную премию «Оскар».

В ближайшее время в планах ирландцев открыть в Гомеле отделение паллиативного ухода. В Минске уже такое имеется, его главным спонсором выступил тот самый музыкант Боно.

— Я видела очень много детских смертей не в очень хороших ситуациях, когда все могло произойти по-другому. Поймите, если даже ребенку суждено умереть, он должен умереть с достоинством и без страдания, — объясняет концепцию проекта Эди.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

На обустройство паллиативного отделения, которое будет располагаться в Гомельском доме ребенка, ирландцы планируют потратить около 300 тыс. евро. Этих денег должно хватить на ремонт здания, закупку необходимого оборудования, а также обучение персонала. Планируется, что одновременно находиться в отделении сможет до семи неизлечимо больных детей.

— Любая трагедия когда-нибудь заканчивается. Но Чернобыль останется навсегда. И сколько я и все сотрудники нашей организации будем жить, столько мы будем помогать тем, кто пострадал от этой аварии, — говорит Эди.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

— Но почему вы решили помогать  и почему нам?

— Знаете, эта давняя история, — улыбается Эди. —  Много лет назад в далеком 1978-м мой брат жил в Пенсильвании. Там тоже была атомная станция и на ней тоже произошла авария, конечно, не такая серьезная, как позже в Чернобыле. Я тогда работала стюардессой и как раз прилетела к брату в гости, а их всех эвакуировали. Это было страшно. Страх неизвестности — самый большой страх. Тогда я заинтересовалась ядерной физикой. Оставила свою работу и занялась изучением темы. И поверьте, внимания этой проблеме сегодня недостаточно. Поверьте, я это знаю. Я уже перестала участвовать в научных дебатах, потому что информацию даже не белорусское, а международное научное сообщество прячет. Сегодня это выгодно определенным людям. Такие, как они, говорят, что не было лагерей смерти. А теперь говорят, что и Чернобыля нет. Только неясно, как быть с теми элементами, у которых период полураспада тысячи лет. Но мы не обращаем внимания на них, мы работаем со своей правдой. Наша правда — это семьи и то, что мы видим своими глазами. Это самое очевидное, что может быть.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

-20%
-10%
-20%
-10%
-50%
-13%
-25%
-61%
-20%