Замминистра иностранных дел Беларуси Елена Купчина рассказала журналу «DipService» о тонкостях дипломатической службы, дресс-коде чиновников и любимых местах в Минске. Текст интервью размещен на сайте МИД. TUT.BY публикует моменты, которые нам показались самыми интересными.

Елена Купчина, фото пресс-службы МИД
Елена Купчина, фото пресс-службы МИД

«И вот попробуйте найти в 1991 году юристов с рабочим английским языком»

«Главные трудности на самой заре нашей независимой дипломатической службы были связаны с нехваткой квалифицированных кадров со знанием иностранных языков. Да, у нас были выпускники лингвистического университета, и школа МГЛУ была сильной, но дипслужба предполагает очень серьезные секторальные направления работы, здесь требуется, помимо знания языков, еще и специализация. Я лично пришла в правовую службу, тогда она называлась „договорно-правовой отдел“, сейчас это Главное договорно-правовое управление. Так вот там должны были работать люди, которые являются хорошими юристами и одновременно владеют на хорошем уровне как минимум английским языком. И вот попробуйте найти в 1991 году юристов с рабочим английским языком… То же самое можно говорить и об экономическом направлении, и о других».

«Мы всему учились, работая. Конечно, мы изучали лучшие практики. Крупнейшие учебные заведения, такие, как Дипломатическая академия в Вене, соответствующие дипломатические образовательные учреждения в Нидерландах и других странах предлагали шквал стажировок независимым дипломатическим службам государств, образовавшимся в результате распада СССР. Наши дипломаты очень часто выезжали на стажировки и на месяц, и на полгода, и на год. И я хочу сказать, что у нас очень талантливый народ. Я видела, как наши молодые дипломаты (я не о возрасте говорю, а об опыте) в ходе переговоров набирались опыта и глубоко осваивали предмет за такой короткий промежуток времени, который и не снился нашим западным коллегам».

Первые белорусские посольства открылись «в США, Франции, Израиле, Германии, Польше. Это было в 1992 году. В 1993 году диппредставительства нашей страны появились в России, Украине, Китае, Великобритании, Литве, Австрии и других странах. Процесс шел достаточно быстро. Я помню, как открывались зарубежные посольства у нас в Минске, потому что через наш отдел проходили договоры о приобретениях или аренде земельных участков. Помню, как мы с американцами обменялись земельными участками и уже готовыми зданиями под посольства, они заплатили символический 1 доллар, а мы — символический 1 белорусский рубль».

«Мы получили по 45 долларов. Для меня это была такая сумма!»

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

«Первая командировка была в Польшу. Это было в апреле 1992 года. Я никогда до этого не была за границей. В МИД я пришла работать из Академии наук 10 марта 1992 года. И тут в Беларусь приехала польская делегация, чтобы подготовить ряд договоров — начиная от политического договора о дружественных отношениях и сотрудничестве между Беларусью и Польшей и консульской конвенции и заканчивая торгово-экономическими, инвестиционными, банковскими и другими договорами. И меня отправили в Польшу в составе делегации, совершающей ответный визит. Я помню, как я впервые в жизни получала суточные в американских долларах. Тогда это было 15 долларов, мы ехали на трое суток и получили по 45 долларов. Для меня это была такая сумма! Я потратила всего 15 долларов, помню, привезла какие-то мелочи, а 30 долларов отдала маме. Вся семья была потрясена».

«Второй иностранной делегацией была делегация из Швеции. Со шведами мы работали по вопросам правопреемства в отношении договоров, заключенных бывшим Советским Союзом. А потом у меня пошло все очень быстро. В сентябре 1992 года Петр Кузьмич Кравченко, первый министр иностранных дел Беларуси, поручил мне сопровождать его в Стамбул на министерское совещание в рамках Совета Европы. А затем, в октябре, была первая моя командировка в Нью-Йорк на Генеральную Ассамблею ООН. Представляете, мне 26 лет, а я представитель страны в Шестом (Юридическом) комитете, а это один из главных комитетов Генассамблеи ООН. И там надо было быть на равных. Мне, конечно, помогло то, что я на тот момент была уже кандидатом юридических наук, и у меня был научный опыт, потому что каждое выступление в ООН, хочу вам сказать, — это серьезная научная работа. И я помню, насколько многие были удивлены, когда встречались с уровнем наших знаний и уровнем наших переговорных способностей».

«Я практикую эмоциональную дипломатию»

Фото пресс-службы МИД Беларуси
Фото пресс-службы МИД Беларуси

«Я практикую эмоциональную дипломатию, это мой личный термин, кто-то с ним не согласится, но лично у меня это работает. В наше время, когда в интернете информация становится известной раньше, чем ею обменяются на переговорах, ты можешь добиться желаемого для страны, только если ты искренен, непосредственен и задействуешь на переговорах не только ум и красноречие, но и сердце. Когда партнер на переговорах видит, что ты говоришь искренне, от сердца, это работает».

«В глазах Запада за последние несколько лет имидж Беларуси изменился. До этого он был искусственно сформирован в негативном ключе. Сейчас из-за ситуации в соседних странах, из-за позиции руководства страны по ряду важных международных вопросов все меняется. Беларусь на сегодняшний день оказалась единственной страной из шести стран Восточного партнерства (проекта Евросоюза), которая не имеет никакого конфликта — ни военного, ни замороженного. Мы воспользовались этим и активизировали работу по коммуникации с зарубежными странами. Мы приглашаем в Беларусь все больше делегаций, они приезжают и видят нашу обыденную жизнь — как мы работаем, как отдыхаем, как ходим в кафе, какие у нас города, какая провинция, какие дороги, какой уровень образования и уровень культуры. Беларусь воспринимается сейчас европейскими партнерами как абсолютно нормальная европейская страна. Недавно несколько наших европейских партнеров подчеркнули в разговоре, что они удивлены тем, сколько людей на улицах Минска говорит на английском. Мы движемся в очень правильном направлении — мы движемся в ногу с миром без всяких ненужных потрясений. Это начинают понимать».

«Здесь я и без соцсетей слишком публичный человек»

Фото пресс-службы МИД
Фото пресс-службы МИД

«У детей дипломатов нет романтического отношения к этой профессии, они видят, что работа отнимает 24 часа в сутки. А сейчас сын говорит, что хочет стать адвокатом. Он очень ответственный парень, я воспитывала и воспитываю его не нравоучениями, а своим примером. Иногда он меня удивляет. Расскажу вам историю, которая меня недавно поразила. В Беларуси школьники освобождены от платы за проезд в общественном транспорте, но надо иметь при себе справку, что ты школьник. Мой Коля периодически эту справку теряет. А мы с ним часто пользуемся общественным транспортом. И вот в очередной раз едем куда-то, я спрашиваю: „Ты справку взял?“ — „Я ее потерял“. И я начинаю его отчитывать: „Ну как так? Нам несколько пересадок делать, это же деньги“. А он мне: „Я понимаю, мама, что это деньги, но ведь они пойдут в государственный бюджет“. Я просто рот открыла — 15-летний парень уже мыслит такими категориями. Это какой уровень социальной ответственности! Это настолько приятно и вселяет такую уверенность в нашу молодежь! Для меня это главный стимул работать дальше».

«Я могу вам пообещать, что если мне доверят еще раз представлять страну за рубежом, то там я буду активно пользоваться соцсетями. А здесь я и без соцсетей слишком публичный человек».

«Есть определенная этика, но она касается всех чиновников, не только тех, кто работает в МИДе. Ты не можешь прийти на работу в джинсах и майке, ты должен соблюдать деловой стиль. Когда это протокольное мероприятие, например, прием, то в приглашении часто обозначен дресс-код. Когда ты работаешь в посольстве за рубежом и тебе предстоит, скажем, вручить верительные грамоты, то ты придерживаешься дипломатического этикета в одежде, там все четко расписано. У меня лично на выбор наряда не уходит много времени, в шкафу висят вещи, которые легко комбинируются. Самая любимая одежда — платья. Это так женственно!»

«Мое любимое место (в Минске. — Прим. TUT.BY) — район от Ботанического сада до Академии наук. Я родилась и выросла на улице Сурганова, тогда она была Типографской улицей, а до этого — Высокой. Сама по себе улица шумная, по ней проходило малое минское кольцо, но все, что рядом с ней по обе стороны, вспоминается мною в солнечном свете, потому что связано с беззаботным детством и особым ощущением счастья».

{banner_819}{banner_825}
-10%
-20%
-40%
-10%
-25%
-30%
-30%
-20%
-25%