/ /

Последний народный поэт Беларуси Нил Гилевич умер 29 марта. TUT.BY попросил близких писателя, его коллег и друзей поделиться своими воспоминаниями о Ниле Симеоновиче.

Фото из архива БГАКФФД
Белорусский литератор Н. Гилевич в библиотеке Ленинградского мясокомбината во время Недели белорусской литературы в г. Ленинграде, 18 июня 1968 г., г. Ленинград. Фотохроника БЕЛТА, Ю. Белинский

«Он писал, до последнего писал. От руки, не на машинке — у него очень крупный почерк»

Шеф-редактор «Народной Воли» Светлана Калинкина сообщила вчера на своей странице в соцсети: «Умер Нил Гилевич». Позже добавила: «Не так даўно пачула, што Ніл Сымонавіч Гілевіч скупаваты на цёплыя словы. І вельмі здзівілася. Бо ў сваім стале назапасіла шмат запісачак ад яго. Шчодрых, цёплых, вельмі для мяне важных».

Светлана рассказывает TUT.BY, что Нил Гилевич поначалу казался ей неприступным классиком, величественным памятником.

— Я видела Нила Симеоновича, хоть и издали, когда он был депутатом Верховного Совета. Но все равно был какой-то страх: не могла представить, что можно подойти и представиться. Мне казалось, что это что-то недосягаемое.

Фото из архива БГАКФФД
Нил Гилевич в компании других депутатов Верховного Совета БССР, среди которых: народный художник СССР Михаил Савицкий, директор Института математики АН БССР В. Платонов и народный писатель БССР Василь Быков. 28 июля 1989 года, Минск. Фотохроника БЕЛТА, В. Шуба

— Поэтому совершенно для меня было неожиданным, когда, через какое-то время, сам Нил Симеонович позвонил в редакцию — с теплыми словами по поводу моей работы, — продолжает Светлана Калинкина. — И потом стал регулярно передавать какие-то записочки с конфетами, книгами, звонил, когда мог. Как правило, в записочках было что-то вроде: «Святлане Міхайлаўне для падтрымкі баявога духу». Всегда по имени-отчеству, с какой-то большой теплотой и заботой. Все записочки заканчиваются или начинаются фразой «Берегите себя», «Не сожгите себя»…

Потом познакомились ближе. Светлана вспоминает его день рождения, что был в позапрошлом году.

— Он тогда уже на улицу не выходил. По телефону мне казалось, что он уже совсем болен. Оказалось, что он очень бодр, весел, он взял себя в руки, когда мы пришли к нему. Наливал коньячок в рюмки, не понимая: как это не сесть за стол, если мы пришли его поздравить? Это был человек абсолютно живого юмора. Фонтан афоризмов, метких выражений.

Фото из архива БГАКФФД
Нил Гилевич среди студентов Витебского педагогического института, 1988 год, Витебск. Редакция газеты «Витебский рабочий», Жуков

Светлана добавляет: Нил Гилевич переживал, что свое полное собрание сочинений издавал самостоятельно, на свою пенсию. Чувствовалось, что ему больно и неприятно.

— Он писал, до последнего писал. Передавал в «Народную Волю» для публикации стихи — примерно раз в квартал или в полгода появлялись такие подборки. В период, когда он совсем не видел, — уже меньше… А вообще писал от руки, не на печатной машинке — у него очень крупный почерк. Он, конечно, понимал, что болен, что больше ста лет не проживет.

Фото из архива БГАКФФД

Нил Симеонович умер на восемьдесят пятом году жизни. По мнению Светланы Калинкиной, каких-то глобальных планов у Нила Симеоновича в последние годы не было:

— Мне кажется, он жил из принципа: сколько бы Бог ни отвел времени, я делаю то, что должен делать. Это даже давало ему внутренний стержень. Не было никаких шапкозакидательских настроений. Он, наверное, даже больше понимал, чем я и чем мы, что все это может быть очень надолго… Но каждый день он делал то, что очень нужно.

В его стихах — «шчымлівая» любовь к родной Беларуси

Народный артист Беларуси, руководитель ансамбля «Сябры» Анатолий Ярмоленко исполняет песню «А я лягу-прылягу» на стихи Нила Гилевича.

— Песни на его стихи мы пели, поем и будем петь всегда, потому что в них есть такая проникновенная, «шчымлiвая» любовь к родной Беларуси — она есть во всех его песнях, которые мы исполняем. А песня «Шлях да Беларусі» в начале 90-х была символом белорускости. И, конечно, песня «Вы шумiце, шумiце» — она стала символом не только для белорусов, но и для всех людей, которые любят свою землю.

Фото из архива БГАКФФД
Белорусский поэт Н. С. Гилевич (портрет) 1958 г., г. Минск. Коллекционер И. Берлин

По словам артиста, народной песня стала благодаря великолепным и глубоким стихам, которыми проникся композитор Эдуард Ханок.

— В самих песенных стихах Гилевича уже заложен какой-то мелодизм, который помогал и композитору, и исполнителю.

Анатолий Ярмоленко вспоминает, что Нил Гилевич был очень скромным человеком.

— Он очень бережно относился к поэзии. Когда песня «А я лягу-прылягу» стала очень популярной, когда ее запели в народе, а потом внезапно окрестили ее «песней гультая» — ему было досадно, он был немного разочарован, несмотря на ее популярность. После этого я стал перед исполнением песни рассказывать, что это песня о человеке, который едет по гостиной дороге к своим близким и родным, на родную землю. Он устал и прилег в траву. Что это песня о любви к родине. Тогда уже полегчало.

Фото из архива БГАКФФД
Нил Гилевич на лыжной прогулке в 1984 году, Минск. Фото: Е. Коктыш

​- Передайте соболезнования близким, родным и всем, кто любит и знает поэта Нила Гилевича, — добавляет Анатолий Ярмоленко.

«Ён шмат каму дапамагаў, гэта быў грамадны чалавек»

Председатель ТБМ Олег Трусов работал под руководством Нила Гилевича много лет, когда тот был членом президиума комиссии Верховного Совета.

— У працы ён быў годным чыноўнікам, сачыў за кожным сваім крокам, вельмі прыгожа апранаўся, у яго была шыкоўная прычоска. Ён жа высокі быў чалавек і вылучаўся з астатніх. У яго быў цудоўны голас, ён выступаў на мітынгах, чытаў свае вершы лепш, чым артыст.

Фото из архива БГАКФФД
Выступление Нила Гилевича на празднике поэзии, посвященном народному поэту Беларуси Якубу Коласу, в деревне Николаевщине. Фото 1978 года, Столбцовский район. Коллекционер В. Марционко

— Ён шмат каму дапамагаў, гэта быў грамадны чалавек, — говорит Олег Трусов. — Ён 10 гадоў быў дэпутатам і паспрыяў прыняццю закона аб мовах. Наша камісія прыняла беларускую сімволіку, дзяржаўныя святы, і даволі часта ён стаяў на трыбуне для прыняцця гэтых законаў.

Фото из архива БГАКФФД
Нил Гилевич на литературном празднике, посвященном творчеству Дунина-Марцинкевича в деревне Малая Лютенка, 23 августа 1988 года, Воложинский район. Редакция Воложинской районки «Працоўная слава», Д. Микитович

​- Бацька яго быў зацятым камуністам, і Кампартыя яго паважала і любіла. Тым не менш Гілевіч увайшоў у камітэт па стварэнні БНФ. Гэта была вялікая мужнасць. Потым, калі на яго наехаў ЦК, ён адышоў убок ад нашага камітэта, але ніколі не заяўляў, што выйшаў з яго, хаця ціск быў шалёны.

Олег Трусов вспоминает, что последние годы поэт не выходил из дома, ему было тяжело говорить, он задыхался. Но стихи народный поэт продолжал писать и регулярно публиковался в «Народнай Воле».

Фото из архива БГАКФФД
Белорусский поэт, профессор, заслуженный деятель науки БССР Нил Гилевич и член президентского совета писатель Валентин Распутин (3-й справа) во время экскурсии в Государственном музее БССР, июнь 1990 года, Минск. Фотохроника БЕЛТА, В. Алешкевич

«Тое, што прайшло праз усё яго жыццё, — гэта клопат пра родную мову»

Председатель Союза белорусских писателей Борис Петрович (Саченко) называет Нила Симеоновича своим близким другом, с которым всегда можно было посоветоваться, который умел поддержать в непростую минуту.

Фото из архива БГАКФФД
Нил Гилевич беседует с членами литературного объединения «Крыніца» Гомельского государственного университета, 30 марта 1979 года, Гомель. Редакция газеты «Літаратура і мастацтва», В. Крук

— Да апошніх дзён ён захоўваў светлую памяць, светлы розум і да апошніх дзён пісаў, працаваў над вершамі, успамінамі, перапрацоўваў запісы розных гадоў, якімі шчодра дзяліўся з рознымі выданнямі. Ён падрыхтаваў, нават выдаў 23 тамы сваіх твораў, рыхтаваў новыя, спадзяваўся, што яны выйдуць. Апошні раз мы з ім бачыліся недзе ў лютым. Ён тады якраз вярнуўся з бальніцы, з Бараўлянаў, і ўжо ведаў пра страшны дыягназ, але трымаўся вельмі добра, спадзяваўся, што ўсё-такі гэтая хвароба ў яго ўзросце развіваецца не так хутка. Думаў яшчэ працаваць, дзяліўся сваімі планамі, сказаў пра тое, што падрыхтаваў яшчэ тры тамы твораў, а іх павінна было быць каля сямі. Ён збіраўся іх выдаваць. Мы таксама рыхтаваліся: хацелі выдаць кнігу яго сатырычных паэм і зрабіць аўдыёдыск — запісаць яго голас. Але, бачыце, не паспелі…

Фото из архива БГАКФФД
Поэт Нил Гилевич с писателем Василем Быковым и поэтом Петром Макалем во время Всесоюзного совещания писателей и критиков на тему «Бессмертный подвиг народа в Великой Отечественной войне и советская литература», фото 1975 года, Минск. Коллекционер В. Марционко

Борис Петрович добавляет: долгое время Нил Гилевич работал на филфаке, руководил Союзом писателей и за это время воспитал сотни последователей — прозаиков, поэтов, которые будут продолжать его дело.

— І ёсць тое, што прайшло праз усё яго жыццё, — клопат пра родную мову. Гэтыя вершы не проста патрыятычныя, яны найперш — балючыя.

«Последние годы плохо видел, но диван его был завален книгами»

Поэт и публицист Михась Скобла вспомнил, как Нил Гилевич сохранил для истории лагерные стихи Ларисы Гениюш.

— Калі я рыхтаваў адно з выданняў Ларысы Геніюш, Ніл Гілевіч аддаў мне яе невядомыя вершы 50-х гадоў, калі іх аўтарка яшчэ знаходзілася ў ГУЛАГу. Спачатку яны трапілі да Васіля Быкава. Але гэта былі 70-я гады, у яго маглі знайсці гэтую антысаветчыну, і ён перадаў іх на захаванне Нілу Гілевічу. 41 год яны захоўваліся ў яго, — вспоминает Михась Скобла. Он называет издание рукописей Гениюш своеобразной эстафетой национального духа от поэтессы до Василя Быкова, от Быкова до Нила Гилевича и от него к Михасю Скобле.

Фото из архива БГАКФФД
Белорусские писатели (слева направо) Анатолий Сульянов, Нил Гилевич, Максим Танк, Генадзь Буравкин, Иван Науменко и Иван Шамякин в перерыве работы XХХ съезда КПБ. Февраль 1986 года, Минск. Фотохроника БЕЛТА, В. Витченко

Михась Скобла вспоминает, что в последние годы Нил Гилевич плохо видел, но его диван всегда был завален книгами. Их несли ему на рецензию писатели, издатели, исследователи. Пять лет назад у Гилевича открылось второе дыхание, он писал хлесткие эпиграммы в жанре политической сатиры и издал их отдельной книгой.

— Ён гаварыў, што ў яго матэрыялу яшчэ на тамоў сем. Апошнія гады ён фактычна аслеп і бачыў адным вокам. Але кнігі яму неслі на рэцэнзii. Ён перапісваўся з іншай дысыдэнткай Зоськай Верас. Я прыйшоў да яго аднойчы і папрасіў знайсці яе лісты. Там было 12 лістоў. Я пацікавіўся, што ж яна пісала паэту, але за столькі год ён ужо забыўся. Тады з яго просьбы я пачаў чытаць уголас. Ніл Гілевіч слухаў з такой увагай, што я прачытаў усе 12 лістоў і чытаў паўтары гадзіны.

Фото из архива БГАКФФД
Во время беседы болгарского писателя А. Тодорова с Петрусем Бровкой, Павлом Ковалевым, Нилом Гилевичем и Иваном Шамякиным во время проведения Декады болгарского искусства и литературы в БССР 13 сентября 1965 г., г. Минск. Фотохроника БЕЛТА, В. Лупейко

Поэт вспоминает, что Нилу Гилевичу было необычайно приятно слышать похвалу своих произведений. Зоська Верас похвалила его роман в стихах «Родныя дзеці». По словам публициста, когда роман вышел, автор не получил на него ни одного отзыва, хотя это был первый роман в стихах в Беларуси.

— Гэтае чытанне запомнілася мне незвычайнай прыязнасцю, я атрымаўся перадатчыкам добрых эмоцый ад адной старажылкі другому патрыярху беларускай літаратуры.

«У дзетак былі беларускія імёны, і ён смяяўся ад задавальнення»

Нил Гилевич очень поддерживал молодежь, которая любит Беларусь. Об этом рассказывает TUT.BY активистка «Молодого фронта» Наста Дашкевич (Положанка), которой народный поэт Беларуси посвятил стихотворение, когда она оказалась в тюрьме после событий 19 декабря 2010 года.

Ведаючы, у якім ты чыне
І што род твой звеку не дурны,
Раю як салдату і мужчыне:
Выпусці студэнтачку з турмы!

Хіба ж гэткіх бэсцяць нізавошта?
Асыпаюць лаянкай брыдкой?
Гэткіх трэба ружамі на плошчы
Асыпаць з любоўю трапяткой!
25.ХII.2010

— Калі я апынулася ў «амерыканцы», ён абурыўся і напісаў гэты верш, — рассказывает Наста. —  Мы ўжо былі знаёмыя з Нілам Сымонавічам. Ён быў блізкі вельмі па духу.

Фото из архива БГАКФФД
Во время ритуала присвоения народному поэту Беларуси Нилу Гилевичу звания почетного профессора Белорусского университета культуры. Происходило это на празднике, посвященном переименованию Минского института культуры в Белорусский университет культуры. 15 сентября 1993 года, Минск. БГАКФФФ, О. Сиз

Наста рассказала, что приходила к поэту вместе с ровесниками из «Молодого фронта», они приводили к нему и детей, которые читали стихи по-белорусски:

— Ён вельмі радаваўся і нават казаў, што такой маладой публікі ў яго яшчэ не было. Вельмі цешыўся ад таго, што ёсць такая моладзь. Гэта было ў мінулым годзе, пасля Вялікадня. Мы памятаем, як гарэлі яго вочы. І ён усё запытваўся ў дзетак, як іх завуць. І там былі абсалютна беларускія імёны, і ён смяяўся, гагатаў ад задавальнення.

Девушка вспоминает, что у поэта на полке стоял ее портрет, вырезанный из газеты.

— Гэта быў, напэўна, не столькі мой фотаздымак, колькі фотаздымак той моладзі, у якую ён верыў.

Наста добавляет, что Нил Симеонович всегда был рад гостям и никогда не отказывал, если кто-то хотел его навестить.

Фото из архива БГАКФФД
Нил Гилевич в 1984 году, Минск. Коллекционер Е. Коктыш

P. S. Многие белорусы, знавшие Нила Гилевича, оставляют записи в его память на своих страницах в соцсетях. Вот некоторые из них:

Вчера умер Нил Семенович Гилевич, которого я знала не только как писателя -- как соседа. Помню молодым, черноволосым. Вот таким. На фото он с моим дедом. Земля ему пухом…

Опубликовано Юлией Чернявской 30 марта 2016 г.

Апошні беларускі Народны Паэт адляцеў. Ніл Гілевіч.Бывайце, Ніл Сымонавіч! Лёгкіх Нябёсаў…Дзякуй за ўсё! Няхай Ваш г…

Опубликовано Валярыной Куставой 29 марта 2016 г.

Калісьці ў Полацку я выдавала газетку (299 ас) — спачатку «Палімпсест», а потым «Полацкія лабірынты». Ну як выдавала — п…

Опубликовано Тацяной Нядбай 29 марта 2016 г.

Раз пораз і не ведаеш… Што напісаць ад такіх навін… Памёр Ніл Сымонавіч. А я помню, век не забуду нашу першую сустрэ…

Опубликовано Віталем Гарбузаў 29 марта 2016 г.

2016. Ніл Сымонавіч і КальварыяПамёр Ніл Сымонавіч. Мяркую, неўзабаве на Кальварыйскіх могілках, што ў Мінску, будзе два народных пісьменніка. Да Івана Навуменкі далучыцца Ніл Гілевіч.

Опубликовано Adam Hlobus 29 марта 2016 г.
-10%
-40%
-20%
-20%
-27%
-25%
-23%