Елена Трибулева,

Экспорт леса, приносящий в государственную казну драгоценную валюту, все чаще оборачивается большой головной болью для отечественных лесхозов. Причина тому — крупные партии контрабандных сигарет, которые пограничные и таможенные службы то и дело находят в вагонах с лесом, пишет "Вечерний Брест".

Речь идет о «закладках» на огромные суммы: только в одном из вагонов при досмотре в Бресте было обнаружено в тайнике сигарет на 20 тысяч долларов. В лесхозах заявляют, что не имеют к контрабандному товару никакого отношения. Однако именно их суды признают виновными в «покушении на перемещение товаров через таможенную границу с сокрытием от таможенного контроля» и подвергают многомиллионным административным штрафам. Некоторые из лесхозов в Брестской области поплатились за контрабандный табак уже дважды.

Закладка в вагоне с лесом — короба с табачной продукцией.

В июне прошлого года на станции Брест-Западный при досмотре груженных лесом вагонов, предназначенных для отправки в Польшу, был обнаружен тайник с 79 коробами, в которых таможенники насчитали 39 500 пачек сигарет производства фабрики «Неман» на сумму около 320 млн рублей. Все — с акцизными марками. Так как экспортный товар «балансы сосновые» принадлежал Брестскому лесхозу, виновным признали его. Суд назначил предприятию штраф в размере 300 базовых величин (на тот момент — 54 млн рублей). Еще почти 11 млн присудил уплатить инженеру, поставившему свою подпись в сопроводительных документах. И предприятие, и инженер пытались опротестовать решение суда, но ничего не добились.

В свою защиту признанная виновной сторона приводит несколько доводов, из которых наиболее весомым представляется следующий: по договору с лесхозом загрузку вагона осуществляет индивидуальный предприниматель. Так было и с вагоном, в котором был обнаружен тайник с контрабандой. Утром 8 июня на станции Закрутин предприниматель начал загружать в вагон лес, который подвозил водитель лесхоза, к 16.30 закончил. К тому же, и это подтверждается очевидцами, к вагону несколько раз подходила дежурная по станции, в должностные обязанности которой входит контроль за погрузкой. Между тем для организации тайника требуется из штабеля бревен «вырезать» около 7 кубов леса, загрузить короба с сигаретами и прикрыть тайник, сымитировав полный штабель специально заготовленными чурками. То есть операция требует специального инструмента, людей и времени. Сделать это среди бела дня, в зоне видимости жилых домов и непосредственной близости от проходящих мимо поездов было бы весьма проблематично.

Итак, ипэшник завершил загрузку. После этого он отзванивается инженеру лесхоза, сообщает все данные, и тот в оперативном порядке готовит бумаги для таможенного оформления. В Брестском лесхозе подчеркивают: в должностные обязанности инженера не входит контроль за погрузкой и тем более проверка вагонов на наличие возможных тайников. Он даже не выезжает на станцию. Кроме того, качество погрузки проверяет дежурная по станции, которая ставит в бумагах свою подпись. С момента фактической передачи вагонов с грузами железнодорожной станции по памятке сдачи-приемки обязанности охраны груза в вагонах несет железная дорога. То есть в 16.30 8 июня вагон с лесом перешел в зону ответственности БелЖД, считают в лесхозе. А 10 июня в вагоне был обнаружен тайник с контрабандой.

«Нечистая сила поработала»

Тут надо учитывать еще один момент: загруженный вагон не отправляется для таможенного оформления сию же минуту. Вагон на станции Закрутин простоял, по информации Брестского лесхоза, до следующего утра, после чего его доставили в Малориту, где он пробыл еще сутки. И только к исходу третьего дня его пригнали на станцию Брест-Западный. Не исключено, что во время этих долгих перегонов вагон оказался в каком-то тупике, скрытом от любопытных глаз. Однако железная дорога такую возможность отрицает начисто. И приводит свои не менее убедительные доводы: «При движении поезда по железной дороге какие-либо манипуляции с вагоном исключены, поскольку движение поезда фиксируется на скоростемерной ленте у машиниста. В период нахождения вагона на станции Малорита тоже не было возможности перегрузить вагон с древесиной, чтобы вложить туда короба с сигаретами, потому что вагон находился в дневное время напротив железнодорожного вокзала, где много людей, двигались два поезда и осуществлялся постоянный пограничный контроль».

Есть еще один момент, который обвиненная сторона считает важным. Когда вагон загружен, в момент передачи его железной дороге отправитель груза, в строгом соответствии с рекомендацией Минлесхоза, производит фотосъемку. Перед тем как начать досмотр вагона, сотрудники пограничной службы и Брестской таможни также его фотографируют. В деле фигурируют две фотографии одного и того же вагона, сделанные с разницей в три дня с одной и той же точки. Можно сравнить их и поиграть в игру «найти 10 различий».

— Вот смотрите, — показывают в лесхозе пару фото. — Видите, какое бревно лежит здесь сверху? А теперь посмотрите, какое лежало у нас. В два раза толще. А вот здесь три тонких бревна появились, у нас таких не было. С этим вагоном точно нечистая сила поработала.

Тем не менее убедить суд в своей непричастности к контрабандным сигаретам Брестскому лесхозу не удалось. В минувшем декабре в его вагоне с лесом также был обнаружен тайник. В заводских коробах таможенники насчитали 29 919 пачек сигарет на сумму порядка 270 млн рублей.

Вагон загружался на станции Дубица — прямо под окнами здания, в котором круглосуточно находится дежурный по станции. На этот раз вину за «покушение на перемещение товара» суд возложил на обе стороны: на лесхоз и на предпринимателя, осуществлявшего погрузку. Первому присудил штраф в размере 370 базовых величин (77,7 млн рублей), второму — 260 базовых величин (54,6 млн рублей).

Хорошо организован и неуловим?

Аналогичные истории приключились и в других лесхозах области. В том числе Пинском, Барановичском и Полесском. Отличие лишь в том, что здесь лес грузят в вагоны своими силами. В остальном — схема та же. Загруженный вагон передается железной дороге, как минимум сутки-двое его перегоняют с места на место, а когда вагон прибывает в Брест для таможенного досмотра, тут и обнаруживается сюрприз. Партии контрабанды всегда очень крупные, по 80−90 коробов. Узнают о ней лесхозы уже от таможенных органов: на место обнаружения контрабанды их не приглашают, утверждают они. Во всех случаях суд возлагает вину за «покушение на перемещение товара» на лесхозы. Предприятиям выставляются штрафы в 300 базовых, инженерам — в 60. Все попытки опротестовать эти решения ни к чему не привели.

Очевидно, что в регионе, а может, и на территории других областей работает хорошо организованная преступная группа. Деньги здесь вращаются колоссальные. Только на участке ответственности Брестской пограничной группы, по информации ее пресс-службы, за последний год отмечено 14 случаев обнаружения контрабанды именно в вагонах с лесоматериалом. Изъято более 470 тысяч пачек сигарет на сумму свыше 3 млрд белорусских рублей. И если после таких финансовых потерь интерес к этой теме у кого-то не пропадает, значит, потенциальная прибыль перекрывает эти потери в разы.

-15%
-15%
-85%
-50%
-20%
-20%
-20%
-50%
0069984