Поддержать TUT.BY
67 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. И ездить не стыдно, и налог платить не надо. Подборка крутых автомобилей старше 1991 года выпуска
  2. Игорь Лосик остановил голодовку после более чем 40 дней
  3. История о том, как простой парень спас семью из пожара, получил медаль «За отвагу» — и как сложились их судьбы
  4. Лукашенко чиновникам про биометрические паспорта: Даже двойки нельзя вам поставить по защите персональных данных
  5. Без жестких диет. Совет Елены, которая много раз пробовала похудеть и наконец сбросила 21 кг
  6. Чиновники придумали, как законодательно «закрепить статус» Всебелорусского народного собрания
  7. А протесты — врозь. Почему Путин не будет гулять с автоматом и в России не запретят синие трусы
  8. В 2020 году — семилетний антирекорд по покупке квартир. Эксперты рассказали, что происходит
  9. «Людей лишают «плюшек». Официальные профсоюзы придумали, как удержать работников и «наказать» тех, кто вышел
  10. «Ответила: «Да». Ролик, где минчанин делает предложение, набрал около семи миллионов просмотров
  11. Холдинги создали. На очереди — госкорпорации. В чем суть смены вывесок?
  12. Провалы в памяти и догадки свидетелей. В Могилеве продолжают судить главу отделения Белгазпромбанка
  13. Поддержать TUT.BY может каждый. Вот простой и полезный способ
  14. «Силовики противостоят спонсируемой из-за рубежа революции». Эксперты о протестах у нас и в РФ
  15. Минское «Динамо» обыграло дома «Северсталь». Это третья подряд победа «зубров»
  16. Студента БГУИР, которому суд дал 114 суток ареста за марши, отчислили из университета
  17. 555 долларов за «квадрат». Под Минском построили частный дом из мапидовских панелей. Вот он какой
  18. «В весе 115 кг я перестала выходить из дома». История девушки, похудевшей на 55 килограммов
  19. Максим Знак остается в СИЗО, Игорь Лосик прекратил голодовку. Что происходило в Беларуси 25 января
  20. Британские СМИ о подробностях крупной аферы: подозреваемый бежал через Минск, за бизнес-джет платил наличными
  21. Предложения по Конституции: Утверждать результаты президентских выборов будет Всебелорусское собрание
  22. Помните, как ЦИК забросали жалобами на нерегистрацию Бабарико? Теперь хотят ввести изменения по обращениям
  23. Новый КоАП вводит правило «первого раза» для водителей: за какие нарушения сначала не будет штрафа
  24. «Место делали для себя и для гостей». Рядом с метро «Площадь Победы» открылся небольшой рестобар
  25. Погода на неделю: циклон «Ларс» принесет в Беларусь снег, мокрый снег и дождь
  26. Перед жительницей Петербурга, получившей удар в живот, извинились — и руководство полиции, и сам полицейский
  27. В Беларуси готовятся нанести удар по коррупции. Что хотят изменить
  28. «Скучно, девочки». Путин прокомментировал расследование ФБК о дворце в Геленджике
  29. Судят соратников Тихановского, но его самого в суд не вызывают. Чем это грозит политзаключенному?
  30. На вторник и среду синоптики объявили оранжевый уровень опасности


Адарья Гуштын,

Андрей Исайченко стал директором Бобруйского мясокомбината, когда ему было всего 32 года. Перспективный руководитель, депутат и «Человек года» сейчас находится на скамье подсудимых. Судят за коррупцию — ущерб, нанесенный предприятию, следствие оценивает в 33 млрд рублей. Бывшие партнеры Исайченко и его супруга уверены в невиновности экс-директора.

Фото журнала «Продукт.BY»
Фото журнала «Продукт.BY»

Исайченко выделялся на фоне других руководителей госпредприятий. Ему было всего 32 года, когда он стал директором. Сейчас ему 43. Судя по его планам и заявлениям, он не боялся риска и считал, что Бобруйский мясокомбинат должен стать лучшим в Беларуси.

Новый цех не спас директора от уголовного преследования

«Тот же „Фейсбук“ когда-то был придуман и внедрен очкастым студентом Марком Цукербергом для общения в рамках одной общаги. А теперь они, и Цукерберг, и его изобретение, востребованы всем миром. Почему мы должны как-то комплексовать и не стремиться стать лучшими хотя бы в рамках Беларуси?» — говорил Андрей Исайченко несколько лет назад.

Под его руководством в Бобруйске началось строительство нового мясожирового цеха.

«Модернизация позволит увеличить как переработку сырья, так и экспорт продукции вдвое, рентабельность производства возрастет на 10−12%, — заявлял бывший директор. — Энергоемкость производства снизится на 20%, повысятся экологические показатели производства, значительно улучшатся условия труда».

В марте 2015 года Исайченко был задержан по подозрению в совершении коррупционных преступлений. Цех на тот момент успели построить на 98%. В апреле он был запущен.

«Андрей много сил вложил в модернизацию, — говорит супруга бывшего директора Наталья Исайченко. — Жаль, что новый цех не используется на полную мощность: два часа работает, три дня его потом моют. В чем причина, нам неизвестно. Этим теперь занимается новое руководство».

Но вопросы к Исайченко возникли не по поводу нового цеха. Строили его, кстати, за счет государственных субсидий, кредитов и собственных средств предприятия.

Обвинение бывшему директору предъявлено по факту злоупотребления и превышения служебными полномочиями.

Супруги Исайченко
Супруги Исайченко, фото журнала «Продукт.BY»

Российские компании готовы гасить долг, но в Бобруйске не спешат подписывать договор

По версии следствия, Андрей Исайченко с сентября 2009 года по октябрь 2014 года заключил контракты с двумя российскими компаниями на условиях отсрочки платежа. «Это повлекло тяжкие последствия для предприятия, выразившиеся в причинении ущерба на сумму 33 млрд рублей», — заявила официальный представитель УСК по Могилевской области Оксана Соленюк.

Речь идет о фирмах «Белорусский продукт» (Калуга) и «Мясомолпродукт» (Брянск), которые являлись представителями торговых сетей Бобруйского мясокомбината на территории России. В магазинах «Сябр» продавали не только мясо, но также бакалею, хлеб, молочные продукты — все белорусского производства.

«Инициатива развивать торговые сети в России принадлежала не только моему супругу, — говорит Наталья Исайченко. — Тогда об этом заявляли на самом высоком уровне. „Мясомолпром“ — организация, которой подчинялся Бобруйский мясокомбинат, отправляла письма с требованием каждую неделю сообщать, как идет налаживание контактов с российскими партнерами. По сути, созданные в России фирмы были филиалами комбината».

В 2009 году Андрей Исайченко заявлял в прессе, что около 40% всей продукции идет на экспорт. Приоритетным рынком, конечно, была Россия.

«Товарооборот увеличивался, динамика продаж была положительной, и вполне разумно было расширять торговлю за счет открытия новых магазинов, складов. Понятно, что вкладывались дополнительные средства. Это объясняет, почему образовалась задолженность», — считает Наталья Исайченко.

Фото журнала «Продукт.BY»
Фото журнала «Продукт.BY»

Была еще одна причина. «Россельхознадзор фактически на год запретил поставки мяса из Беларуси, — говорит директор компании „Белорусский продукт“ Константин Васецкий. — Конечно, это отразилось на наших финансовых показателях. Деньги были вложены немалые. И быстро их отбить мы не смогли».

Шло время, дебиторская задолженность росла. За пять лет на Бобруйском мясокомбинате побывала не одна проверка, в том числе Комитета государственного контроля, однако существенных нарушений в действиях руководства ревизоры не выявляли. О превышении служебных полномочий даже речи не шло. До 2014 года, когда сумма задолженности, похоже, достигла критической отметки.

Удивляет в этой истории и то, что вину возложили на одного человека — директора. Хотя все договоры заключались при участии специалиста по внешнеэкономической деятельности. Да и руководство «Мясомолпрома» отлично знало ситуацию на предприятии.

Сегодня российские компании готовы постепенно погашать задолженность.

«Мы больше полугода ведем переговоры с новым руководством Бобруйского мясокомбината, — говорит Васецкий. — Предлагаем отпускать нам продукцию по предоплате. От прибыли готовы отдавать деньги в счет погашения долга. У нас есть на это средства, задолженность составляет меньше 8% от общего оборота. Предлагали даже вариант расчета через стороннее юрлицо. Вроде бы, достигли договоренности, но документы со стороны комбината до сих пор так и не подписаны. Складывается впечатление, что в Беларуси руководители не считают государственные деньги. Они как будто не заинтересованы, чтобы на счет комбината поступали средства. Сегодня еще есть возможность и погасить долги, и поддержать фирменные магазины в России, но процесс искусственно затягивается белорусской стороной».

Российские бизнесмены, кстати, неоднократно приезжали в Беларусь на переговоры. В один из таких визитов, в январе 2015-го, Константина Васецкого и его коллегу из Брянска Сергея Медведева задержали в Бобруйске.

«Три дня нас продержали в изоляторе, — говорит Васецкий. — Возбуждалось уголовное дело по факту хищения и мошенничества, однако позже нам пришло уведомление, что дело закрыто, так как нет состава преступления. При задержании были арестованы автомобили, на которых мы приехали. Несмотря на то, что они принадлежат юрлицу, до сих пор мы не можем их забрать».

Любопытно, что замначальника УСК по Могилевской области Артур Карапетян на запрос БелаПАН пояснил, что уголовное дело в отношении Медведева и Васецкого не возбуждалось, мера пресечения к ним не применялась. А наложенный арест на автомобили отменили, так как было установлено, что машины принадлежат юридическому лицу.

Андрей Исайченко вину не признаёт. Он настаивает, что обе российские компании являлись представителями Бобруйского мясокомбината.

Предприятие «Мясомолпродукт», к примеру, было учреждено белорусским «Мясомолпромом» и российским директором Сергеем Медведевым. Доли в уставном капитале делились поровну. Позже «Мясомолпром» передал свою долю Бобруйскому мясокомбинату (50%). И 1% доли БМК приобрел у Медведева как учредителя.

По мнению Исайченко, дебиторскую задолженность нельзя считать ущербом, поскольку еще не истек срок исковой давности на ее взыскание. Рассматривать данный вопрос нужно в рамках гражданско-правовых отношений, а не уголовного дела, считает обвиняемый. И, кстати, взяток Исайченко за работу с российскими компаниями не получал.

Рабочие мясокомбината строили дачу для директора

Однако дебиторская задолженность и ущерб предприятию — это еще не все. Следствием установлено, что Андрей Исайченко незаконно привлекал рабочих комбината на стройку загородного дома. Формально дача принадлежит знакомому Исайченко, но жить там планировал бывший директор со своей семьей.

Обвиняемый признаёт, что просил некоторых рабочих поработать на него, но утверждает, что они должны были в те дни писать заявления за свой счет.

«Мы, конечно, всем ребятам, что работали на стройке, платили, — говорит Наталья Исайченко. — Мы были в хороших отношениях. Их жены приезжали даже к нам отдыхать. То, что рабочие не писали заявления за свой счет, нам стало известно позже — когда возбудили уголовное дело».

Бывший директор считает, что его подставил главный инженер Виктор Ходасевич, который занял место Исайченко, когда того сняли с должности.

Андрей Исайченко говорит, что Ходасевич должен был следить за тем, чтобы в табеле учета рабочего времени напротив фамилий тех самых рабочих не появились «восьмерки», когда они уезжали на дачу к боссу.

Виктор Ходасевич, кстати, недолго проработал директором. В мае 2015 года он был осужден на два года лишения свободы за хищение. Несмотря на то, что по приговору суда ему на три года запрещено занимать руководящие должности, Лукашенко его помиловал. И теперь бывший директор возглавляет колхоз в Хотимском районе.

Андрей Исайченко, тем временем, намерен доказать в суде свою невиновность. Кстати, почти 500 сотрудников Бобруйского мясокомбината подписали обращение в его защиту.

-10%
-25%
-20%
-10%
-10%
-30%
-80%
-20%
-25%
-20%