Елена Трибулева,

Специалисты лесного отдела НП «Беловежская пуща» прогнозируют в этом году очередной подъем активности короеда-типографа. Небольшой жучок, всего 4−5 мм длиной, уже не раз становился причиной гибели еловых лесов на больших площадях.

Фото: Вечерний Брест
Фото: «Вечерний Брест»

Вспышки его массового размножения происходят примерно раз в десять лет. Предыдущая «эпидемия» в пуще, вызванная этим вредителем, пришлась на начало двухтысячных годов. А с 2013 года, после почти десяти относительно спокойных лет, идет новая волна нашествия короеда-типографа, его численность растет.

Нынешний год может стать пиковым.

«В прошлом году в феромонных ловушках мы насчитали в два раза больше короедов-типографов, чем в 2014-м, — говорит инженер-лесопатолог Елена Демянчик. — С учетом относительно теплой зимы можно предположить, что жук благополучно перезимует».

Вредитель чувствует себя в пуще вольготно. Большая часть старовозрастных ельников, наиболее подверженных атакам короеда-типографа, находится в заповедной зоне, где любая хозяйственная деятельность запрещена.

В регулируемой и хозяйственной зонах, где встречаются вкрапления ельников, против короеда выкладывают так называемые ловчие деревья и проводят выборочные санитарные рубки. В зоне абсолютной заповедности все должно идти своим чередом, без вмешательства человека. Даже феромонные ловушки, на запах которых короеды слетаются, как мухи на варенье, не устанавливают…

В прошлом году в пуще очаги короеда-типографа отмечались на 510 гектарах лесов. 32 таких очага в заповедной зоне затухли сами собой (вредитель «отработал» участок и улетел). На 343 га, приходящихся на регулируемую и хозяйственную зоны, были проведены выборочные санитарные рубки. Сейчас короедом-типографом заражены 135 гектаров пущи, причем поврежденные деревья можно изъять лишь с половины этих площадей.

«Когда мы говорим, что очаги ликвидированы на 343 га леса, то надо понимать, что речь идет только о поврежденных короедом деревьях, — поясняет Елена Демянчик. — Если лесник пишет, что обнаружен новый очаг на 20 га леса, то это вовсе не значит, что все деревья на этих 20 га заражены. В одном месте группа в пять елей, в другом — еще пять. Мы берем их под контроль и, если деревья сильно повреждены, планируем выборочную санитарную рубку. Но сам лес остается — и живая ель, и все другие породы деревьев. Сплошные санитарные рубки в 2015 году были проведены лишь на 4,4 га леса — в хозяйственной зоне, где деревья полностью усохли и остались без коры».

Для лесхозов, ведущих промышленную заготовку древесины, массовое нашествие короеда — настоящее бедствие. В пуще к нему научились относиться спокойнее. И хотя лесникам национального парка видеть засыхающие ельники по-прежнему как нож в сердце, ученые склонны считать короеда естественным элементом экосистемы.

«Короед в пуще был всегда, — говорит заместитель генерального директора НП „Беловежская пуща“ по науке Василий Арнольбик. — Вспышки массового размножения, наносящие ущерб еловым лесам, происходят с периодичностью 10−11 лет. Но короед поражает не все ельники, а лишь ослабленные. Кроме того, короедные очаги играют важную роль в сохранении биологического разнообразия пущи. Под влиянием короеда-типографа возрастает уровень мозаичности растительного покрова, усложняется возрастная структура лесов, что в дальнейшем повышает их устойчивость к вредителям и болезням. Можно сказать, что он ускоряет естественное возобновление леса».

Станет ли 2016 год для короеда пиковым, после чего его активность пойдет на спад, специалисты пока не берутся ответить. Очень многое будет зависеть от погодных условий: в засуху ельники недополучают влаги и ослабевают, что и провоцирует вспышку вредителя.

А как у них?

Польская организация «Государственные леса» обратилась к министру охраны окружающей среды за разрешением на масштабную вырубку, чтобы спасти древний лес от короеда-типографа. По мнению специалистов этой организации, вырубить и вывезти деревья, пострадавшие от насекомых, — единственный способ остановить эпидемию.

По информации пресс-службы «Государственных лесов», жертвами жука-типографа на польской стороне пущи уже стали полмиллиона деревьев. Экологи выступают против масштабных рубок и провели в Варшаве марш протеста.

Территория польской части Беловежской пущи занимает около 60 тыс. гектаров. Из них 10,5 тыс. га — непосредственно Национальный парк, в июне 2014 года вместе с белорусской частью пущи вошедший в список Всемирного наследия ЮНЕСКО как единый трансграничный объект. Остальные 50 га польской части Беловежской пущи относятся к так называемым «Лясам паньствовым» — государственным лесам. Массовое размножение короеда-типографа отмечалось и на той, и на другой территории.

«Трудно сказать, кто победит в этом споре, — отмечает руководитель отдела охраны природы „Беловежского парка народового“ Веслав Климук. — Но в заповедной части национального парка вообще нельзя ничего делать, кроме как убрать с дороги упавшее дерево. О рубках не может быть и речи».

-80%
-11%
-20%
-15%
-10%
-15%
-15%
0070970