/

90 лет назад, 3 февраля 1926 года, в Вильно начала издаваться общественно-политическая и литературная газета «Беларускае слова». Среди прочего еженедельник любопытен тем, что в нем работал гимназист Борис Коверда, который 7 июня 1927 года застрелит в Варшаве советского посла П. Войкова.

Знакомством с «Беларускiм словам» я обязан минскому историку Алесю Пашкевичу. В пору, когда газета еще не была доступна в формате PDF (электронная библиотека «Беларуская палiчка» и Библиотека Академии наук Литвы имени Врублевских), он привозил из Вильнюса фотокопии архивных страниц.

Так у нас было заведено с времен СССР: хочешь узнать белорусскую историю — езжай в Вильнюс…

Вильно начала 1920-х годов. Фото: Ян Булгак
Вильно начала 1920-х годов. Фото: Ян Булгак

Страницы «Беларускага слова» понадобились для того, чтобы доказать: виленский хлопец Борис Коверда никогда не был ни «русским эмигрантом», ни тем более «белогвардейцем», как это утверждает ряд российских телеканалов и печатных изданий. Родился Борис в 1907 году в Виленской губернии. Историк Нина Стужинская уточнила, что был он крещен в православную веру в церкви деревни Индура близ Гродно. Однако же малосведущие люди оценивают ситуацию с «пропиской и национальностью» так: коль православный (белорус или русский — неважно) жил после 1920 года на польской государственной территории, то он непременно являлся эмигрантом…

Фрагменты страниц «Беларускага слова», где излагается история Бориса Коверды — бывшего редакционного корректора и экспедитора
Фрагменты страниц «Беларускага слова», где излагается история Бориса Коверды — бывшего редакционного корректора и экспедитора

Собственного о газете в современной энциклопедической статье говорится так:

«Беларускае слова», заходнебеларуская штотыднёвая грамадска-палітычная і літаратурная газета. Выдавалася з 3.2.1926 да 9.2.1928 у Вільні на бел. мове. Выдавец — Часовая бел. рада, з № 20 за 1926 — Бел. нац. рада. Адказны рэдактар Т. Вернікоўскі. У сваіх праграмных артыкулах заяўляла пра нац. адраджэнне, тэрытарыяльную і культурна-нац. аўтаномію Беларусі, перадачу зямлі сялянам на падставе ўласнасці, шырокі дэмакратызм, барацьбу з камунізмам, нац. царкву, далучэнне Усх. Беларусі да Заходняй, прызнанне польскай дзяржаўнасці, спыненне нац. варожасці, агульную грамадскую згоду паміж польскім і бел. народамі. Крытыкавала праграмы Бел. сялянска-работніцкай грамады (БСРГ), Бел. сялянскага саюза (БСС), Бел. хрысціянскай дэмакратыі (БХД), «камуністычную работу» БСРГ і яе газ. «Беларуская ніва». Пісала пра варожасць апошняй да газ. «Беларуская крыніца», якую «Беларуская ніва» называла «буржуазна-ксяндзоўскім» органам, пра адносіны бел. паліт. арг-цый да БСРГ, якая выступае за «інтэрнацыянальныя інтарэсы пралетарыяту», здрадзіўшы бел. сялянству. Змяшчала матэрыялы пра краявы польскі з’езд у Гродне, агульны сход т-ва «Прасвет» і яго працу (арганізацыю бел. настаўніцкіх курсаў і бібліятэк, удзел у школьным плебісцыце, падтрымку бел. культурных устаноў і інш.), асвятляла пытанні бел. школьніцтва, працаўладкавання інтэлігенцыі ў школы і адм. ўстановы, удзелу ў самаўрадах, зямельнай справы і інш. Уважліва сачыла за працэсам беларусізацыі ў Сав. Беларусi. У арт. «Бальшавікі і царква» (1926. № 3) крытычна ставілася да замены ў БССР абраду «хрышчэння» на «акцябрыны», калі немаўлят накрывалі чырвоным сцягам і давалі ім імёны Акцябр, Рэвалюцыя, Марксіст. Змяшчала на сваіх старонках агляды падзей у свеце і Польшчы, юрыд. парады. У рубрыцы «Наш сатырыкон» друкавала пародыі на творы І. Крылова, Ядвігіна Ш., артыкулы Я. Светазара, пераклады з рускай мовы твораў П. Раманава і інш. Выйшла 74 нумары.

(В. І. Дзяшко // Энцыклапедыя гісторыі Беларусі. У 6 т. — Мн.: БелЭн, 1993. Т. 1. С. 357.)

Здесь мы не станем анализировать тонкости отношений Часовай беларускай рады и ее печатного органа с такими политическими структурами, как БСРГ, БСС и БХД. Проще воспроизвести факсимильно резолюцию съезда западнобелорусских правых 1926 года:

Смысл в общем такой: Пилсудский — это голова. Под его началом следует строить белорусскую автономию.

А для усиления «прогиба» газета в мае 1926 года напечатала манифест «Мы требуем», в котором призвала «колеблющихся» белорусских депутатов сейма отдать голоса за Пилсудского:

«Беларускае слова» не обещало, что советская власть в Восточной Беларуси рухнет уже в текущем 1926 году. Но, судя по газетным сообщениям, дело к тому идет:

Известия о непорядках (подлинных и мнимых) в частях РККА трактуются как готовность красных командиров взбунтовать войска против большевиков:

И снова и снова об изменах красных командиров и последующих расстрелах в Витебске и Минске:

Красный террор в БССР и притеснения белорусов — неизбывная тема «Беларускага слова»:

Карикатуры заимствуются в западноевропейской или эмигрантской печати и снабжаются белорусскими подписями. Так, например, произошло с рисунком одесского художника Михаила Александровича Дризо (подпись на рисунке МAD), который выехал в Константинополь еще в 1919 году:

Сложная тема — вооруженное антисоветское сопротивление в БССР. Кого считать политическим повстанцем, а кого — бандитом-уголовником?.. Западнобелорусская газета решала этот вопрос «в общем»:

Любопытно отыскивать в белорусской истории «параллельные места». Например, в советских источниках действовавшая на Могилевщине «банда Шевченко» описывалась так:

«Надолго запомнилась операция по ликвидации одной из самых жестоких банд, которую возглавлял польский разведчик Шевченко. Банда действовала в Могилевском округе. Главарь ее много лет был неуловим. В ноябре-декабре 1925 года были созданы специальные оперативные группы по ликвидации этой банды. В ней насчитывалось до 50 человек. Одной из оперативных групп, состоящей из бойцов конного эскадрона, руководил Рахлинович. Шевченко был отличным стрелком, на довольно приличном расстоянии он с первого выстрела убивал наповал избранную им жертву. Работники земельных и финансовых органов боялись показываться на территории, где действовала банда. Смельчаков, которые появлялись в Белыничском районе, он не просто расстреливал, а применял ряд изуверских, инквизиторских пыток. Шевченко был защитником воров, самогонщиков, хулиганов, порубщиков леса, бывшей сельской знати. И они поклонялись бандиту как своему кумиру. О появлении значительного отряда милиции его всегда вовремя предупреждали. Даже в городе Могилеве и Белыничах у него были свои люди, способствовавшие укрывательству…». (Павел Хадыка. «Записки солдата»).

А вот что «Беларускае слова» написало о расстреле «повстанцев Шевченко».

Исподволь западнобелорусская газета доносила сведения о либерализме польских властей в отношении коммунистов. В 1926 году в Вильно на политическом процессе с 93 обвиняемыми 52 человека были оправданы, остальные получили незначительные тюремные сроки.

А в БССР разрешалось стрелять в незаконных рубщиков деревьев в лесу (цитируемые сообщения газет «Звезда» и «Млот»):

На фоне всех этих ужасов отрадно выглядит в газете реклама пчеловодов и садоводов:

И безусловно, позитивную реакцию вызывают объявления белорусских гимназий:

Приведу один лишь пример того, какие личные драмы переживали читатели «Беларускага слова». Вот в газетном разделе юридических консультаций разбирается ситуация с бывшим военнослужащим армии Врангеля, который вернулся домой и обнаружил, что за годы его отсутствия супруга «прирастилась» несколькими детьми:

Врангелевский инвалид умер, и между родственниками случился конфликт из-за наследства. Вот жизнь!

…5 марта 1926 года в Минске начался судебный процесс по делу так называемых листопадовцев. Газета «Беларускае слова» подробно писала о этом событии:

В 90-ю годовщину начала громкого политического процесса TUT.BY планирует рассказать о сподвижниках Георгия (Юрки) Листопада с использованием материалов не только «Беларускага слова», но и Центрального архива КГБ Республики Беларусь.

-80%
-15%
-40%
-40%
-15%
-20%
-15%
-20%
-10%
-10%
-50%
0070970