Договоры Беларуси с Литвой и Польшей о малом приграничном движении (МПД) были подписаны еще в 2010 году. Однако до сих пор не прошли все нужные внутригосударственные процедуры. Почему все затянулось? Общественность порой дает происходящему «не совсем верные оценки», считает председатель Госпогранкомитета Леонид Мальцев.

Фото: photo.bymedia.net
Фото: photo.bymedia.net

В перспективе в рамках МПД упрощенно пересекать границу и свободно перемещаться в сопредельной пограничной территории смогут 3 миллиона человек из Польши, Литвы и Беларуси. Но если допускать, что каждый десятый из них (то есть 300 тысяч граждан) будет ездить в соседние страны хотя бы раз в месяц — нагрузка на пункты пропуска увеличится как минимум на 30%.

«Вместе с тем мы признаем, что сегодня наши возможности не соответствуют обозначенным перспективам повышения нагрузки, — резюмирует Леонид Мальцев. — Открытие МПД осложняет и то, что фактическая пропускная способность большинства пунктов пропуска и без того ощутимо превышает проектную».

Например, предполагалось, что через «Песчатку» на польском направлении в сутки будут проходить 255 машин и 800 человек, а по факту оказалось — 600 единиц транспорта и 1200 граждан. На белорусско-литовском участке суточная проектная пропускная способность «Котловки» составляет 1000 авто и 2500 человек, на самом же деле — 1740 и 3170 соответственно.

Кроме того, на многих погранпереходах нужно возобновлять пешеходное движение, повышать статус ряда пунктов упрощенного пропуска до международного. Для этого требуется соответствующая инфраструктура.

Леонид Мальцев резюмирует, что в целом потребуется около 1 триллиона рублей (более 50 миллионов долларов по актуальному курсу) для полноценного функционирования МПД с Польшей и Литвой. При этом срок освоения этих денег — не менее 2 лет «при бесперебойном финансировании и одновременном выполнении работ на всех объектах, что реализовать крайне сложно».

«Поэтому было бы логично сосредоточить усилия не на призывах к немедленному открытию МПД, а на поиске источников для его финансирования», — настаивает Мальцев. По его мнению, этот вопрос нужно решать не только с позиции правительства, но и доноров международной помощи.

Например, в рамках программ Евросоюза по трансграничному сотрудничеству на 2014 — 2020 годы «Добрососедство: Латвия — Литва — Беларусь» и «Добрососедство: Польша — Украина — Беларусь».

Хотя кризис сделал свое дело — объем средств, ранее учитываемых на введение МПД, за этот период и так снизился.

В основу малого приграничного движения (МПД) заложена система погранконтроля, которая поможет жителям ближайших населенных пунктов круглосуточно и в упрощенном порядке пересекать границу. По мнению специалистов, это поможет укрепить деловые контакты и социально-культурные связи, развивать приграничье.

Под действие МПД подпадает огромное количество белорусов — 202 города и сельсовета, где проживают около 1,7 миллиона человек. То есть почти каждый пятый белорус (18%). Из них на литовском направлении — около 600 тысяч, польском — 1,1 миллиона человек. Основное количество участников (около 65%) сосредоточено на польском направлении, особенно в Бресте и Гродно.

Для сравнения: в Польше этим движением могут быть охвачены 600 тысяч человек (1,5% населения страны), а в Литве — 800 тысяч человек (27%, в основном за счет Вильнюса).

0066814