/

«Вы — Ольга Николаевна? Ну а мы — черные копатели, — рассказывает о своей встрече с расхитителями памятников археологии специалист Национальной академии наук. — Мы же уже все равно сюда приехали, так давайте мы себе в удовольствие с металлоискателями походим, а потом все вам отдадим». Почему такое предложение не устраивает ученых? Как прекратить случаи, когда историческое наследие вывозят бульдозерами? Зачем ученым был нужен указ об охране археологических артефактов? На все эти вопросы журналистам ответили сотрудники Национальной академии наук.

Фото: Артур Прупас, "СБ Беларусь Сегодня"
Вадим Лакиза, замдиректора Института истории НАН против черных копателей. Фото: Артур Прупас, «СБ Беларусь Сегодня»

Археологические ценности нельзя будет покупать, продавать, менять, дарить

Две недели назад Александр Лукашенко подписал Указ № 485 «О совершенствовании охраны археологических объектов и археологических артефактов». Он должен защитить археологическое наследие страны от разворовывания «черными копателями», дав последним возможность в ближайший год легализовать те артефакты, которые уже есть у них на руках.

Использовать металлоискатели и другие технические средства для поиска археологических артефактов можно будет только в официальных археологических экспедициях. Указ запрещает также приобретать, продавать, дарить, менять и закладывать в залог археологические артефакты.

Специалисты Национальной академии наук объяснили, что в ближайшие три месяца будут вноситься изменения в административный, процессуальный и уголовный кодексы. Там подробно пропишут механизм, по которому нарушителей будут наказывать.

«Черным копателям» дадут время — до 1 января 2017 года — легализовать находки, которые у них уже есть. Сотрудники НАН Беларуси уверяют: забирать их не будут, информация о находках нужна для реестра археологических объектов — то есть для того, чтобы важная научная информация, которую в буквальном смысле достали из-под земли, не канула в Лету вместе с самими находками.

Станет незаконным размещение на интернет-аукционах археологических находок. Ученые называют указ № 485 долгожданным, радуются, что он подписан, подробно объясняя почему.

Беларусь стала клондайком для «черных копателей»

Представители Академии наук рассказывают: документы, охраняющие археологические объекты, в Беларуси были и до нынешнего указа. Был и запрет на использование металлоискателей. Однако наказать за поиск «интересненького» в земле было почти невозможно — не было механизма.

— Беларусь являлась клондайком для так называемых черных копателей, — рассказывает директор Института истории НАН Беларуси Вячеслав Данилович. — А еще хуже наше положение стало после того, как в России приняли жесткое законодательство в отношении черных копателей. Наши восточные соседи начали к нам приезжать толпами, раскапывать памятники, незаконно вывозить, торговать памятью наших предков. Были недопустимые вещи.

Представители науки рассказывают, что в последние годы проблема приобрела масштабы настоящего грабежа. «Черные копатели» стали подгонять технику прямо в охранные зоны историко-культурных ценностей и срезать историю.

— Например, около деревни Студенка с металлодетекторами и техникой были пойманы черные копатели, которые дошли до того, что наняли бульдозеры и в охранной зоне археологического памятника проводили свои несанкционированные «исследования». И таких примеров огромное количество. На средневековом кладбище на границе Дятловского и Новогрудского районов выкопали ямы — до 14−15 столетия. С костей снимались металлические вещи. И люди, которые это делали, видели, что это — могилы, — говорит замдиректора по научной работе Института истории НАН Вадим Лакиза.

Городище деревни Масковичи, городище реки Менка — совсем недавно были замечены земляные работы на этих археологических памятниках. А памятники археологии — невозобновляемый ресурс, если однажды разграбить городище эпохи викингов — его уже нельзя будет восстановить.

Указ предусматривает создание специальной комиссии, которая сможет наконец давать оценку артефактам, которые находят у «черных копателей».

— Почему милиция не составляла протоколы? Для них очень важно было знать, сколько примерно может стоить та или иная вещь и какой вред может быть нанесен памятнику археологии. Теперь это можно будет определить, — объясняют специалисты.

Поиск не для дилетантов. «С этим хобби придется расстаться всем»

Специалисты отмечают: археологические раскопки требуют серьезного образования. Важны не только артефакты, которые находятся в земле, но и так называемый «научный контекст». Случайные копатели «выбивают» находки из научного контекста, а потом, продавая ценности, держат в секрете места, где они были найдены.

— Уже сейчас есть требование согласовывать территорию будущего строительства на предмет выявления объектов археологии. Есть даже термин — археологическая экспертиза… Такие исследования позволяют нам сохранять и выявлять уникальные памятники нашего культурного наследия. Например, в Любанском районе впервые в нашей исторической науке было целиком исследовано городище милоградской культуры, которое попадает в зону, где строится калийный комбинат. Сейчас на строительстве второй минской кольцевой дороги также выявлено и исследовано уникальное поселение Василевщина, 10−12 веков. Все эти исследования проводятся профессиональными археологами, входят в научный оборот и помогают нам лучше понять, как выглядела наша культура в то или иное время, — объясняет Вадим Лакиза.

Археологическая практика студентов истфака БГУ. Фото: toxaby.livejournal.com

Заведующая Центром истории доиндустриального общества Института истории Национальной академии наук Беларуси Ольга Левко категорична по поводу тех, кто утверждает, что вреда государству не приносит, а просто проводит время за интересным хобби.

— Я с такими встречалась, — вспоминая свою встречу в Шклове с «копателями» из Могилева Ольга Левко. — Только хозяин увез мешки с картошкой, как на его же поле прибыли на машине с «металюшниками». Я оказалась рядом, потому что здесь же, в охранной зоне, проводила свои работы. Они спрашивают: «Вы — Ольга Николаевна? Ну а мы черные копатели, как вы нас называете». А зачем сюда приехали? Отвечают: «Да мы знали, что сегодня этот мужик картошку убирает, хотим немножко походить по его огороду». Я им начинаю объяснять, что так это нельзя. Они мне в ответ: «Ну мы же уже приехали. Вот можно мы при вас походим, мы же просто удовольствие получаем? И тут же вам все отдадим». Здесь можно расценить так: или люди уже вошли в азарт, как бывает в случаях с игрой в карты, рулетку, или люди потеряли всяческую человеческую совесть и внаглую продолжают настаивать на своем.

Разрешить «черным копателям» участвовать в научных экспедициях тоже нельзя, уверена представительница Академии наук:

— Такого быть не может, потому что человек, который заражен жаждой собирательства для продажи — он если придет поработать в экспедицию, то с одной целью — продать. Нужно искоренять стремление к безответственному грабежу ценностей, которые принадлежат государству. С этим хобби придется расстаться всем.

С вещами викингов, которые пролежали в земле тысячу лет, ничего не случится и в ближайшие годы

Считать, что скоро кто-то пойдет по домам забирать старинные вещи, не стоит. Указ касается только археологических материалов, которые можно успеть легализовать, рассказав о них науке.

Фото: toxaby.livejournal.com

Вадим Лакиза вспоминает, что в интернете появилась петиция, которую подписали известные люди — требуют пересмотреть указ.

— Говорят: мы выкапывали и наполнили музеи Беларуси археологическими артефактами! Ну это просто странно слышать. Музеи доступны к осмотру, это все археологические артефакты, добытые во время исследований. А лом, который сегодня сбрасывают в музеи, чтобы потом заявить, что создали коллекции, выглядит обидным, странным и не имеет под собой никаких оснований, — отметил специалист.

Противники указа говорят: если бы не «черные копатели», руки археологов до многих ценностей дошли бы не скоро.

— И они говорят: «Так пусть оно сгниет на полях!». Они «пробивают» поселения викингов 10−11 столетия и находят вещи, которые пролежали тысячу лет. От того, что их не достанет в ближайшие несколько лет металлодетектор, ничего не произойдет. Пусть лучше оно полежит в земле, чем курган будет разрушен, — говорит Ольга Левко. — Говорить «пусть оно сгниет» может только тот, кто вообще не понимает, о чем идет речь. Нет гонки выхватить друг у друга из-под носа как можно больше вещей: одни для продажи, другие для выставки в музее. Все должно идти своим чередом, как положено у порядочных людей.

-40%
-50%
-50%
-20%
-20%
-10%
-50%
-15%
-34%
-10%
0066771