/

70 лет назад, 30 декабря 1945 года, ЦК КП (б)Б утвердил состав делегации Белорусской ССР для участия в работе первой сессии Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций, которая откроется 10 января 1946 года в Лондоне.

Глава делегации народный комиссар иностранных дел БССР Кузьма Венедиктович Киселев позже приведет в мемуарных «Записках советского дипломата» такие подробности:

«9 января 1946 года английский король Георг Шестой устроил в Сент-Джемском дворце обед в честь глав делегаций Подготовительной комиссии и делегатов, прибывших на первую сессию Генеральной Ассамблеи. Известно, что английский дипломатический протокол после китайского самый строгий в мире, поэтому я решил, прежде чем ехать к королю на обед, проконсультироваться в протокольном отделе советского посольства в Лондоне. Заведующий отделом, подробно рассказав о „тайнах“ английского протокола, посоветовал мне поехать в магазин, где за соответствующую плату можно взять напрокат любой костюм, а также прочитать биографию Георга VI. Я заказал себе цилиндр, фрак, лакированные ботинки. Одежда была подобрана под мой рост, подогнана под мой размер и доставлена в номер отеля».

Кузьма Венедиктович Киселев
Кузьма Венедиктович Киселев

А в это время другой Киселев — Николай Васильевич, который занимал пост второго секретаря ЦК КП (б)Б, изучал доклады о положении в белорусской глубинке. В одной из справок о снабжении населения говорилось:

По вине производственных и торговых организаций БССР (Главхлеб, Главмука, Заготзерно, Наркомторг, Белкоопсоюз и другие) в декабре 1945 г. участились случаи срыва снабжения населения товарами первой необходимости: хлеб, соль, спички, керосин, мыло…

В результате перебоев в снабжении населения городов хлебом имели место случаи срыва собраний на избирательных участках по выборам в Верховный Совет СССР. Так, например, в городе Бресте, когда секретарь обкома КП (б)Б т. Тупицын приехал на избирательный участок при ж.д. мастерских, а секретарь горкома КП (б)Б т. Базаев на другой участок, то в обоих участках собрания не состоялись. На вопрос, где народ, им ответили — ушли в очередь за хлебом, так как уже три дня не получали хлеба.

Особенно напряженное положение в снабжении с хлебом и мукой имеется в сельской местности и райцентрах.

Многие работники — учителя, врачи, специалисты хозяйства Бобруйской, Могилевской, Молодечненской, Брестской и Полоцкой областей систематически из месяца в месяц недополучают установленной им нормы хлеба или муки.

В Тимковичском сельсовете Копыльского района Бобруйской области учителя средней школы не получают хлеба в течение двух месяцев…

Николай Васильевич Киселев
Николай Васильевич Киселев

К концу 1945 года в БССР были восстановлены свыше 9700 колхозов и 90 совхозов. Значительную помощь они получили в виде трофейных поставок. В справке заместителя наркома земледелия БССР В.А. Миронова «Об итогах перегона трофейного крупного рогатого скота, лошадей и овец для передачи колхозам и колхозникам Белорусской ССР» сообщалось, что в 1945 году «на территорию республики вошло лошадей 13 903 головы, крупного рогатого скота — 78 792 головы и овец — 34 716 голов».

Поначалу неизбежные потери животных расценивались как терпимые: «За время перегона от границ республики до места назначения по разным причинам не дошло скота к месту размещения: лошадей — 443 головы, или 3,1%, крупного рогатого скота — 3586 голов, или 4,6% и овец — 2088 голов, или 6,0% от числа поступивших на территорию республики».

Но затем начался зимний стойловый период, о котором заместитель наркома говорил с тревогой: «В отдельных колхозах, и в особенности в Витебской и Полоцкой областях, не проведена работа по заготовке кормов и подготовке помещений для размещения полученного трофейного скота. В колхозе «Ильич» Полоцкого района, несмотря на то, что получено 9 голов племенного крупного рогатого скота, сена заготовлено только 11 тонн, а помещений для размещения скота совершенно не имеет. Землянки, в которых предполагают размещать скот, и до сего времени не приведены в порядок…«

Колхозники с помощью веревок поднимают обессилевших от бескормицы коров. Кадр из художественного кинофильма «Председатель» (режиссер Алексей Салтыков, 1964 г.)
Колхозники с помощью веревок поднимают обессилевших от бескормицы коров. Кадр из художественного кинофильма «Председатель» (режиссер Алексей Салтыков, 1964 г.)

Упадок в сельском хозяйстве историки объясняют не только военной разрухой, но и тем, что закупочные цены на продукты земледелия и животноводства, установленные государством, были крайне низкими. В 1945 году в Беларуси около 97% колхозов получили денежных доходов менее 2 тысяч рублей каждый (в среднем на одного трудоспособного приходилось около 18 рублей в год). Натуральной оплаты в 1945 году было выдано в среднем на трудодень: зерна — 0,4 кг, картофеля — 0,7, сена и соломы — 0,5 кг. В большинстве колхозов осуществлялась только натуральная оплата. Налог на все, что содержал колхозник на своем подворье, был немалый. В итоге тяжелый, изнурительный труд осязаемых материальных результатов сельскому населению не приносил. Сохранялись ограничения на свободу передвижения и проживания колхозников.

Уже маячил призрак голода в СССР 1946−1947 годов. А между тем еще до наступления нового, 1946 года лауреат двух Сталинских премий художник В.Б. Корецкий получил задание создать плакат, отражающий решимость советских людей приступить к выполнению четвертого пятилетнего плана восстановления и развития народного хозяйства СССР.

Кто будет выполнять послевоенную пятилетку?.. Историки указывают, что общая численность рабочих и служащих БССР во второй половине 1945 года была почти в два раза ниже, чем в 1940-м. В промышленности мужчин-рабочих в значительной мере замещали сельская молодежь и оправившиеся от ранений демобилизованные, пенсионеры, женщины (в 1945 г. — 43% всех рабочих и служащих), подростки. Низкая квалификация вновь пришедших, неустроенность производства из-за военного разорения позволили в 1945 году достичь лишь 47% довоенной производительности труда. Восполнить недостаток квалификации помогали почти постоянные сверхурочные работы, широко практикуемый властями безвозмездный труд. В промышленности, строительстве и на транспорте было установлено плановое распределение рабочей силы, оставались отмененными отпуска.

В дореволюционную эпоху в обществе культивировалась помощь инвалидам войны.

Русский плакат времен Первой мировой войны, посвященный помощи инвалидам
Русский плакат времен Первой мировой войны, посвященный помощи инвалидам

А в СССР спустя лишь 20 лет после окончания Великой Отечественной войны вышла честная кинокартина «Рабочий поселок», в которой отражалась тема устройства искалеченных фронтовиков.

Кадр из кинофильма «Рабочий поселок» (режиссеры Владимир Венгеров и Алексей Герман, 1965 г.)
Кадр из кинофильма «Рабочий поселок» (режиссеры Владимир Венгеров и Алексей Герман, 1965 г.)

В сорок пятом году о насущных заботах советских инвалидов войны говорилось преимущественно в докладах с грифами «Для служебного пользования» и «Секретно». Из справки начальника оргинструкторского отдела СНК БССР И.И. Карпякова «О работе исполкома Гомельского городского Совета депутатов трудящихся»:

Государственное и социальное обеспечение семей военнослужащих и инвалидов Отечественной войны… Квартирами эта категория людей и по сей день еще не обеспечена полностью, 22 семьи военнослужащих продолжают жить в погребах и подъездах. По их устройству ничего не предпринято.

Есть факты, когда инвалиды Отечественной войны 1-й группы живут в тяжелых условиях, а надлежащей помощи не получают, несмотря на неоднократные обследования (Григорьев, Зайцев, Ниженков — Ново-Белица).

Продуктовые карточки (все группы инвалидов получают Р-7) отовариваются только на самих инвалидов, а их дети ничего, кроме хлеба, не получают, несмотря на то, что продукты есть. Семьи военнослужащих, кроме хлеба, ничего не получают.

Трудоустройством семей военнослужащих и инвалидов Отечественной войны отделы занимаются еще недостаточно, и как результат этого — 64 инвалида сняты с пенсии за отказ от работы. Это объясняется недостаточной политико-воспитательной работой среди семей военнослужащих и инвалидов Отечественной войны, ибо их собирают редко.

Лечебная помощь оказывается незначительная. До сих пор нет еще клиники для инвалидов Отечественной войны, но горе в том, что ее и организовать не собираются. Для инвалидов в этом году получено 10 путевок на курорт и 10 — в дома отдыха. Протезами инвалиды Отечественной войны не обеспечиваются ввиду малой мощности протезного завода.

Не выполнено постановление СНК БССР об организации поликлиники для инвалидов Отечественной войны из-за непредоставления помещения…

Инвалид-фронтовик в послевоенной белорусской деревне. Фото: Владимир Лупейко
Инвалид-фронтовик в послевоенной белорусской деревне. Фото: Владимир Лупейко

В пропаганде была закрыта тема общих фронтовых потерь. Сотни тысяч непогребенных тел советских воинов лежали на полях недавних сражений. И только в 1947 году художник Корецкий представит абстрактный плакат «Родина не забудет героических дел своих сынов!».

Еще одна из нераскрытых тайн Великой Отечественной войны — судьба нескольких миллиардов рублей, оставшихся на банковских вкладных книжках погибших фронтовиков. Дело в том, что начиная с 1942 года государство платило защитникам Родины зарплату, по приказу Сталина на всех фронтах были открыты полевые кассы, деньги за подбитые танки и самолеты перечислялись в Госбанк СССР на вкладные книжки солдат и офицеров.

Опираясь на архивные документы, современные российские ученые утверждают, что в 1945 году в Красноармейском отделении Госбанка СССР (сегодня его правопреемником является Центральный банк РФ) остались 2 миллиона 600 тысяч невостребованных вкладов погибших бойцов. Еще 70 лет назад эти деньги должны были получить вдовы и дети согласно постановлению Совета Народных Комиссаров СССР от 15 декабря 1945 года № 3106 «О выплате наследникам вкладов умерших и погибших военнослужащих, внесенных ими в полевые учреждения Госбанка». Однако до многих семей средства так и не дошли…

Из белорусской хроники тех дней:

2 декабря 1945 г. в Минске открылся Центральный универсальный магазин военторга по Ленинской улице;

7 декабря Бюро ЦК КП (б)Б приняло предложение военного совета Минского военного округа об организации суворовских училищ в Минске и Полоцке;

10 декабря начал выпускать продукцию восстановленный Добрушский целлюлозно-бумажный комбинат «Герой труда»;

14 декабря Минский велозавод принял первые репарационные поставки, к концу 1945 года сюда прибыло 658 вагонов с 26 628 единицами оборудования;

20 декабря вышел первый номер «Настаўнiцкай газеты», возобновлено издание журнала «Работнiца i сялянка» (с 1995 г. «Алеся»);

22 декабря в Минске открыт Белорусский театральный институт…

В конце декабря 1945 года ЦК КП (б)Б отметил, что в БССР действует около 8 тысяч предприятий, артелей и мастерских. Было восстановлено производство на вагоноремонтном заводе им. А. Мясникова, на фабрике «Коммунарка» в Минске, на заводе «Красный металлист» в Борисове, на станкостроительном и сельскохозяйственного машиностроения заводах в Гомеле, на заводе заточных станков в Витебске и ряде других. Правда, большинство из этих восьми тысяч представляли собой мелкие предприятия местной промышленности, фактически созданные для утверждения системы ОРСов — отделов рабочего снабжения.

И к месту сказать — о репарационных поставках. Девятого декабря 1945 года заведующий военным отделом ЦК КП (б)Б Н.И. Прохоров направил секретарю ЦК В.Н. Малину докладную записку «О ходе работы по поставкам в счет репараций для БССР». Говорилось в ней о том, что в ноябре 1945 года начал работать отдел репараций и поставок Советской военной администрации в Германии. В связи с этим оперативная группа СНК БССР организовала работу по выявлению действующих немецких фирм с целью размещения на них заказов в счет репараций для БССР. Для этого были выделены работники, которые, получив поддержку отдела репараций (генерал-майор Л.П. Зорин), выехали в Германию. В результате были представлены предложения о поставке товаров от ряда немецких фирм для БССР со сроками сдачи продукции в декабре 1945 года и в течение первого квартала 1946 года.

Фирмы, которым были переданы заказы для БССР, распределялись по роду производства следующим образом: а) сантехническое оборудование и установочные приспособления — 5; б) станочное оборудование — 2; в) товары широкого потребления — 32; г) инструменты и мерительные приборы — 1.

И вот, к примеру, что конкретно заказали произвести в Германии минские чиновники:

  • «Дамские, мужские и детские чулки — 9800 пар;
  • Дамские туфли — 2500 пар;
  • Сантехническая арматура, душевые гарнитуры, ваннодушевые краны с переключат., сифоны, вентиля и проч. — 16 750 штук…»
  • Отдельным пунктом значились «резиновые кнопки к клозетам» (непонятное заявочное количество), а завершали спецификацию «котлы для отопления 2, 3 и 4-квартирных домов — 35 штук».

Смотрю на фотоснимок послевоенной белорусской деревни, который сделал журналист-фронтовик Владимир Лупейко, и думаю, что вряд ли «резиновые кнопки к клозетам» предназначались для этих построек.

Скорее всего, заграничная сантехника — плата за страдания белорусского народа в годы войны — прибыла для оснастки новостроек в центре Минска.

Обитателям этих домов приятно будет потрогать немецкий «ваннодушевой кран с переключат.», а после глянуть в окно на обелиск Победы и с чувством произнести:

— Эх, какую войну пережили!

Источник документов и фотоснимков: Белорусский государственный музей истории Великой Отечественной войны, Белорусский государственный архив кинофотофонодокументов (БГАКФФД), Национальный архив Республики Беларусь

Белорусские хроники 1945-го. Все выпуски проекта

-10%
-20%
-20%
-36%
-40%
-20%
-26%
-30%
-10%
-10%