Ольга Давидовская, фото автора и Игоря Матвеева,

Сегодня наша прогулка пройдет по уже известному нашим читателям району — Песковатику. Мы побываем на бывшей Грязной — сейчас это конец улицы Ленина, возле Смоленского рынка. А потом пройдем по улице Грибоедова — здесь сохранился кусочек патриархального Витебска. В частности, увидим дом, где жил ученый Михаил Бахтин, и уникальную постройку, в которой витебчане хранили воду.

Фото:Игорь Матвеев
Дома № 23, 25, 27 на улице Грибоедова

Каменные дома на Песковатике появились после сильного пожара в 1901 году, который уничтожил местные деревянные лачужки. О том, каким был этот район города, сегодня демонстрируют дома в конце улиц Суворова и Ленина, на улицах Грибоедова, Чехова, Кутузова.

Улица, которую переходили на ходулях

Любители витебской старины всегда обращают внимание на красивые кирпичные здания, расположенные по периметру Смоленского рынка. Многие из них давно перешагнули столетний рубеж. Практически на всех фасадах — охранные доски.

Когда-то этот район имел неблагозвучное название — улица Грязная. Она соединяла Смоленский рынок (раньше он был там, где сейчас площадь Ленина) и Конную площадь (нынче Смоленская площадь).

В 1922 году Грязная стала Красной, а в 1950-м — частью улицы Ленина.

Кстати, раньше в Витебске были две улицы Грязных. Вторая находилась в Задвинье, соединяла Привокзальную и Полоцкую площади. И тоже вполне оправдывала свое название.

Название объяснялось близким соседством рынка, который не отличался чистотой. Как вспоминал краевед Николай Никифоровский, «в начале Грязной улицы… оставалась почти не высыхающая большая лужа после дождей, осенью или весной вызывавшая или значительный обход, или переправу на лошади…». Чтобы перейти улицу, местные жители иногда даже использовали ходули!

Фото:Игорь Матвеев
Дом № 68
Фото:Игорь Матвеев
Дом № 70
Фото:Игорь Матвеев
Дома № 74 и 76

Грязная была небольшой, но довольно бойкой. Здесь находилось много магазинов и лавок. В них торговали аптекарскими товарами, вином, мукой, солью, сельдью, зерном, керосином, железом и т.д. В этих же зданиях жили служащие, чиновники, акушерки и повивальные бабки, преподаватели. Кто-то жильем владел, кто-то его арендовал. После 1917 года многие хозяева домов покинули город. А те, кто остался, «уплотнились», поделившись жилплощадью с теми, кто в ней нуждался.

Придумал дома для себя и соседей

На улице Грязной жил архитектор Лев Фишков (1863−1941).

Фото:Игорь Матвеев
Улица Ленина, 82 — дом Льва Фишкова

Как сообщает краевед Аркадий Подлипский, Лев и его брат Лазарь в 1880-х годах получили специальное образование в США. Вернувшись в Витебск, архитекторы получили участки земли и построили на них дома для своих семей: Лев — в конце улицы Грязной (сейчас это дом № 82 на улице Ленина), Лазарь — на углу улиц Янки Купалы и Суворова (теперь тут ресторан «Золотой лев»).

По проектам Льва Фишкова в Витебске построили немало зданий. Из тех, что сохранились, — № 76, 80 на улице Ленина. Стильные, добротные домики. Сегодня здесь различные учреждения и офисы. А раньше в них жили ближайшие соседи архитектора.

Фото:Игорь Матвеев
Дом № 1/80

Домом на углу — № 1/80 — владел Абрам Абезгауз. Несколько комнат он сдавал в аренду. В предвоенные годы в здании размещался отдел рабочего снабжения фабрики «Знамя индустриализации». После войны жили люди. Сейчас здесь магазин.

«Родственник» Марка Твена

Жаль, но на правой стороне улицы старая застройка не сохранилась. Не уцелел и дом № 2/1 на углу Грязной и 1-й Ветряной (сейчас на этом месте дом № 66/1 на пересечении Ленина и Чехова). А он был связан с семьей известного советского дирижера, композитора и педагога Гавриила Юдина (1905−1991).

Его отец — Яков Юдин (1866−1930) — обосновался в Витебске после окончания юрфака Московского университета. Сначала работал помощником присяжного поверенного, затем — адвокатом. Его бесплатной клиентурой была вся еврейская беднота, в основном песковатинская.

Гавриил Юдин

Полина Юдина, мать Гавриила, была певицей, выпускницей Берлинской консерватории. Участвовала в концертах Витебского музыкально-драматического кружка.

До революции Юдины жили в центре города — на Замковой, потом — на Соборной (сейчас улица Крылова), в 1920-х — на 3-й Воробьевой (современная 3-я Садовая). Но куда бы они ни переезжали, их дом всегда был полон гостей и музыки. К ним часто приходила городская элита — витебский адвокат и коллекционер Генрих Теодорович, врач Василий Сченснович, художник Иегуда Пэн, юрист, писатель, политический деятель Петерис Стучка.

Лучшей подругой Полины Юдиной была Елена Каган — мать Эльзы Триоле (французской писательницы, переводчицы, жены Луи Арагона) и Лили Брик (возлюбленной Владимира Маяковского). А ее троюродный брат Осип — дирижер и пианист, основатель оркестра в Детройте — был женат на дочери Марка Твена певице Кларе Клеменс. «…И потому я в шутку всегда говорю, что мы с Марком Твеном дальние родственники», — отмечал Гавриил Юдин.

В 1921 году Гавриил уехал учиться в Петроград. Он многое запомнил из витебского периода своей жизни, о чем поделился в воспоминаниях. В 1960-х — начале 1970-х годах Юдин подготовил рукопись «Музыкальная жизнь Витебска в первой четверти ХХ века». В 2013 году она увидела свет в серии «Книжная лавка Дома Шагалов».

Фото:Игорь Матвеев
Дом № 84 — последний на четной стороне улицы Ленина

Дом № 75 — самый высокий в этом районе. Кроме жилых квартир и магазинов, в нем находятся мастерские витебских художников. Одну из них арендует Владимир Вольнов.

А раньше на месте дома № 75 находился особняк С.-Р. Забежинской, в котором размещались 3-е мужское приходское одноклассное училище и приходское одноклассное женское училище. При первом работала воскресная школа для взрослых и детей старше 12 лет. Здесь обучали чтению, письму и счету тех, кто не мог учиться в будни. После 1917 года и до войны в этом здании располагались советские учебные заведения.

Площадь Ленина. Крайний слева — дом № 75. Автор панорамы: Павел Клименок
Фото: Игорь Матвеев
Вид на Смоленский рынок с крыши дома № 75

Улица Грибоедова, бывшая 2-я Ветряная

Если хотите увидеть еще немного старого Витебска, приглашаем вас на улицу Грибоедова. Начинается она от Смоленского рынка и через 700 метров заканчивается на берегу Западной Двины.

Когда-то в этом районе находилась ветряная мельница, она и дала названия нескольким улицам — 1-й, 2-й и 3-й Ветряным. 1-я Ветряная — современная улица Чехова, 2-я Ветряная — отрезок улицы Суворова от улицы Чехова до 1-й Краснобригадной, 3-я Ветряная — современная улица Грибоедова. В честь поэта, дипломата и композитора ее переименовали в 1950-м.

В начале ХХ века количество Ветряных улиц сократилось до двух, и 3-я Ветряная стала 2-й. Именно под этим номером современная улица Грибоедова чаще всего и упоминается в разных источниках.

Между улицами Чехова и Грибоедова сохранилось городище днепро-двинской культуры (II-I века до н.э. — I-II века н.э.). Его открыл и обследовал белорусский археолог Георгий Штыхов. Здесь нашли артефакты XIV-XV столетий.

Улица Грибоедова пересекается с улицами Суворова, 1-й Колхозной, Кутузова, проспектом Куйбышева, 8-й и 9-й улицами Куйбышева.

Фото:Игорь Матвеев
На пересечении улиц Грибоедова и Кутузова

Витебский «Палаццо»

В начале четной стороны строят комплекс «Палаццо»: квартиры, офисы, складские и торговые помещения, магазин, кафе, паркинг. Планируется, что комплекс займет целый квартал в границах улиц Ленина, Грибоедова, Суворова, Чехова.

Фото:Игорь Матвеев
Строительство комплекса «Палаццо»
Проект комплекса «Палаццо»

Несколько следующих зданий справа — совершенно разные по архитектуре. Дом № 7 привлекает внимание ажурной отделкой в технике резьбы по дереву. Рядом — каменный жилой дом, тоже с декоративными элементами.

На пересечении Грибоедова и Суворова — деревянный дом на каменном фундаменте, в нем находится магазин предприятия «Витебские ковры». Совмещение камня и дерева — рациональный подход, и в прежние времена строители любили его использовать. В Витебске такие дома встречаются и на других улицах.

Дом, где жил Бахтин

На пересечении этих же улиц притаился небольшой старый дом со сложной аббревиатурой на вывеске — «МАиС ГСПП. Трест „Белпромналадка“. Витебский участок». Здесь занимаются ремонтом, госповеркой рентгеноаппаратов, ультразвуковых дефектоскопов, толщиномеров, радиоизотопных и других приборов.

Но здание примечательно не этим. А тем, что осенью 1920 года здесь жил всемирно известный философ и литературовед Михаил Бахтин (1895−1975).

Дом, в котором жил Михаил Бахтин

Как отмечает искусствовед Александр Лисов, ученый приехал в Витебск по приглашению приятеля, тоже философа и литературоведа, Льва Пумпянского. Бахтин 3 года преподавал в институте народного образования и народной консерватории. В доме на бывшей Суворовской жил недолго, вскоре перебрался на квартиру на Смоленской (сейчас Ленина).

В будущем пути Бахтина и Пумпянского разойдутся, но в витебский период жизни их связывала дружба. Можно предположить, как в доме, где теперь чинят рентгенаппараты, приятели и коллеги (Пумпянский также работал в институте и консерватории) вместе готовились к занятиям, обсуждали книги, встречались с единомышленниками…

На доме нет мемориальной доски. А жаль, ведь в городе не так много хорошо сохранившихся старых домов, которые помнят своих знаменитых жильцов.

Слева направо: М. Бахтин, Я. Гутман, И. Гурвич, Л. Пумпянский, М. Каган. Невель, 1919 год.
Фото: «Витебская энциклопедия»

Синагога с миквой

Отрезок улицы Грибоедова до пересечения с улицей Кутузова радует постройками XIX — начала XX веков. Это дома №№ 14, 16, 17, 21, 23, 25, 27.

Несколько лет назад и дом № 12 можно было назвать памятником архитектуры. Но он долго стоял бесхозным. Восстановление здания посчитали делом сложным и дорогостоящим, поэтому его решили снести и возвести новое — синагогу.

Дом № 12 на улице Грибоедова, снимок сделан в 2013 году. Фото: Юрий Шепелев

Ее строит религиозная община «Дом Израиля» — за счет благотворительных средств и по современному проекту.

В двухэтажном здании будут молебный зал, учебная и служебные комнаты, миква — бассейн для ритуального очищения. По словам председателя иудейской общины Леонида Томчина, это будет единственный в области молитвенный дом с миквой.

Стройка идет довольно быстро: она началась нынешней осенью, а уже практически возведена стена, которую, судя по всему, украсят часы.

Фото:Игорь Матвеев
Строительство синагоги

Синагога на Грибоедова будет первой в Витебске, возведенной за последние 100 лет. К слову, на этой улице (на ее пересечении с Кутузова) в до- и послереволюционное время действовал иудейский молитвенный дом. Он размещался в одноэтажном каменном здании, оно не сохранилось.

«Хранилище» для воды

Особый колорит улице Грибоедова придают дома №№ 21−27. Они идут друг за дружкой в ряд.

Отдельного рассказа заслуживает дом № 21: рядом с ним сохранилось необычное «хранилище» для воды. Историк, краевед Михаил Рывкин сообщает, что в 1980-х годах этот дом отремонтировали. В итоге почти на полметра уменьшилась фасадная стена, погибли своеобразные зубчатые башни, которые ее венчали. Исчезло и декоративное украшение входа в шибернию — сооружение с механизмом для регулировки подачи воды. Его возвели во дворе дома в конце XIX века. Местные жители до сих пор называют этот резервуар «баком».

Фото:Игорь Матвеев
Дом № 21
Резервуар для хранения воды. Сооружение конца XIX века. Фото: Ольга Давидовская

«Бак» напоминает о водопроводе, который начали строить на Песковатике в 1894 году. На берегу Двины (сейчас проспект Куйбышева недалеко от СШ № 22) возвели станцию. Вода из реки подавалась по трубам в машинное отделение, а далее — по улицам. От главных труб шли боковые отводы — во дворы обывателей.

На Могилевской базарной площади (теперь — часть площади Победы) стояла водонапорная башня (позже появилась и вторая). Но не у всех были деньги, чтобы провести воду в дом. Поэтому в разных местах находились специальные будки с кранами. Но и здесь горожанам отпускали воду за плату — 1 копейка за ведро.

Вид на 2-ю часть города и водонапорные башни на Могилевском рынке. 1912 год. Фрагмент фото Сергея Прокудина-Горского

На водозаборе на Песковатике было 7 скважин. Почти все они, как и насосно-компрессорная станция, павильоны и воздухоотделительные бачки, не пережили войну. А вот сборный резервуар для воды, о котором мы рассказали выше, уцелел.

Работу водопровода частично восстановили уже в 1944 году — на Песковатике действовали три скважины. Этот водозабор на проспекте Куйбышева функционирует и сегодня.

А вот уникальный дом № 21 пустует и приходит в упадок. А ведь он мог бы стать еще одной привлекательной точкой на туристической карте Витебска.

От чего можно было застраховаться

Охранная доска на доме № 23 сообщает, что его построили в 1841 году. Здесь находилось страховое товарищество. В начале ХХ века здание принадлежало некоему М. Мишуловичу.

В нашем городе работали более 10 страховых агентов. Они представляли российские и зарубежные общества «Волга», «Якорь», «Саламандра», «Россия», «Северное», «Надежда», «Варшавское страховое общество», «Нью-Йорк» и другие.

Агенты страховали все что угодно: жизнь, стипендию, приданое, транспорт, почтовые посылки, стекла и зеркала — от разбития, скот — от падежа, поля — от града… И от чего угодно: от несчастных случаев, краж со взломом, пожара… В Витебске действовало и общество взаимного губернского страхования.

Юбилейный жетон 1-го Российского страхового общества

200-летний дом

Похоже, здесь, на улице Грибоедова, находится одно из самых старых зданий в Витебске — охранная доска на доме № 25 сообщает, что его построили аж в 1818 году! Отличает его особый декор окон — в стиле рококо и псевдорусском стиле.

Фото:Игорь Матвеев
Дома № 25 и 27

На вопрос, как живется в памятнике архитектуры, жильцы ответили: «Хорошо, в доме есть все удобства. Район хороший».

Александр Вайнштейн живет здесь уже 45 лет. Помнит рассказ отца: когда жильцы вернулись сюда после освобождения города от фашистов, на ступеньках лежал убитый немецкий солдат. Местные жители его похоронили. После войны дом занимали пять семей, сейчас — три.

Дворик дома № 25. Фото: Ольга Давидовская
Фрагмент дома № 25. Фото: Ольга Давидовская

Сосед Александра Ивановича пожелал остаться неизвестным. Но поделился такими сведениями. После революции в этом здании жил директор витебской игольной фабрики с семьей. «Большевики отправили их в Сибирь», — утверждает 85-летний мужчина. В дом № 25 он заселился полвека назад. Пенсионер рассказал, что в доме № 14 на их улице в советское время жил партизан и 2-й секретарь обкома КП (б)Б Белявский, а сейчас — его наследники.

Дом № 27 находится на пересечении с улицей Кутузова. Возведен позже, чем его сосед-старожил, — на рубеже XIX — XX столетий. До войны здесь был 1-й детсад. Детское учреждение размещалось тут и до недавнего времени — здесь работали различные кружки.

В этом здании находилась фабрика «Купава»

Дом № 18/6 раньше занимала фабрика «Купава». Предприятие известно с 1929 года как вышивальная артель «8 Марта». В 1960 году на ее базе создали фабрику художественных изделий (с 1991-го — «Купава»). Ее продукцию знали и в стране, и за ее пределами. Но сегодня это здание пустует.

Крутой спуск к Двине

После пересечения с улицей Кутузова рельеф значительно понижается. Эту особенность улицы с удовольствием использовала детвора: по крутому пригорку ребята неслись на санках до самой Двины. Возвращаться назад было далеко и тяжело, но интересно. Сегодня прокатиться на санках здесь вряд ли получится — и спуск опасный, и снега нет.

Фото:Игорь Матвеев

Фото:Игорь Матвеев

Род Судзиловских

На четной стороне улицы, метрах в 150 от берега Двины, до войны находился дом, принадлежавший двоюродному брату мировой знаменитости — первого президента сената Гавайских островов Николая Константиновича Судзиловского (1850−1930), известного под псевдонимом Руссель. Этнограф, географ, химик, биолог, энтомолог, медик, агроном, революционер-народник — далеко не полный перечень его «специальностей». Родился он в Могилеве, а Витебск — родина его кузена и тезки Николая Антоновича Судзиловского.

Наш, местный, Судзиловский окончил сельскохозяйственную академию в Санкт-Петербурге, работал губернским агрономом в Витебске, после революции заведовал лабораторией земледелия и преподавал в сельхозтехникуме.

Здесь, в доме на 2-й Ветряной, Николай жил с женой Ядвигой Венглинской, у них родились 8 детей. Их судьбы сложились по-разному: Владислав умер в раннем возрасте, Мария — в 19 лет, Евгению и Михаила репрессировали в 1937-м. Старшая дочь Анна попала к фашистам за связь с партизанами, покончила жизнь самоубийством. Ольга и Лев, получив высшее образование в Ленинграде, связали жизнь с медициной. Долгожительницей в семье стала Екатерина — она умерла в Витебске на 102-м году жизни.

Евгения Судзиловская, сестра милосердия Витебского епархиального лазарета. 1917 год. Фото: из фондов ВОКМ

По воспоминаниям внучек агронома Судзиловского, возле их дома были огромный сад и хороший огород. Ядвига Александровна не работала — воспитывала детей. Она погибла в первые дни войны в своем доме, охваченном, как и весь Витебск, огнем. Целым остался только каменный погреб. После войны дом не восстановили. Но потомки рода Судзиловских до сих пор живут в Витебске.

Фото:Игорь Матвеев

Проекту «Прогулки по незнакомому Витебску» уже два года. За это время мы успели вам рассказать про 17 улиц города. Постигать его историю, узнавать тайны старых домов, по-новому смотреть на привычные места и еще больше любить такой знакомый незнакомый Витебск нам помогает эксперт проекта — главный хранитель фондов областного краеведческого музея Ольга Давидовская.

{banner_819}{banner_825}
-30%
-30%
-20%
-20%
-20%