99 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Экс-директору отделения Белгазпромбанка в Могилеве Сергею Кармызову вынесли приговор
  2. «Из-за анорексии попал в реанимацию». История пары, где у одного психическое расстройство
  3. По Мстиславлю уже 5 месяцев гуляет стадо оленей. Жители говорят, что олениха с детенышем ранена
  4. «Ситуация, похоже, только ухудшилась». Представитель Верховного комиссара ООН — о правах человека в Беларуси
  5. Требования дать «план победы» — это вообще несерьезно. Ответ Чалого разочарованным
  6. Звезда белорусской оперы сказал три слова на видео, его уволили «за аморальный проступок» — и суд с этим согласился
  7. Сейчас плюс даже ночью, а какими будут выходные: синоптики о погоде на конец февраля — начало марта
  8. Байкеры пытались отбить товарища у неизвестных у ТЦ «Европа». Ими оказались силовики, парней отправили в колонию
  9. «Магазины опустеют? Скоро девальвация?» Экономисты объяснили, что значит и к чему ведет заморозка цен
  10. В Беларуси выпустили пробную серию российской вакцины от коронавируса
  11. Жила в приюте для нищих, спаслась после теракта в США. Женщина, которая перевернула российскую «фигурку»
  12. Верховный комиссар ООН: В Беларуси беспрецедентный по масштабу кризис в области прав человека
  13. Под угрозой даже универсам «Центральный». Что происходит в магазинах «Домашний» из-за проблем сети
  14. 10 лет по делу о выстреле в Бресте. Что рассказывают родные осужденных и адвокат
  15. Новый глава НОК, возможные санкции Украины, суды и приговоры. Что происходило 26 февраля
  16. Могилев лишился двух уникальных имиджевых объектов — башенных часов и горниста (и все из-за политики). Что дальше?
  17. Биатлонистка Блашко рассказала, как ей живется в Украине и что думает о ситуации в Беларуси
  18. Политолог: Россия устала играть в кошки-мышки с Лукашенко, но не видит альтернативы
  19. «За 5−10 тысяч можно взять дом». Белорус переехал из Минска за 90 километров «у мястэчка» и возрождает его
  20. «Куплен новым в 1981 году в Германии». История 40-летнего Opel Rekord с пробегом 40 тысяч, который продается в Минске
  21. «Фантастика какая-то». В Гродно начали судить водителя Тихановского, который молчал все следствие
  22. «Когда Володя готовит, в доме все замирает». Макей и Полякова — о секретах брака, быте, Латушко и политике
  23. «Оправдания не принимаются». Лукашенко заявил, что на Олимпиаду надо отправить «боеспособный десант»
  24. Виктора Лукашенко уволят с должности помощника президента
  25. Минчане пришли поставить подпись под обращением к депутату — и получили от 30 базовых до 15 суток
  26. «Любой поставщик должен закладывать в цену риск принятия судом такого решения». Кредиторы БМЗ в печали
  27. Бывший офицер: «В августе понимал, что рано или поздно дело коснется меня и я не смогу на это пойти»
  28. Рынок лекарств штормит. Посмотрели, как изменились цены на одни и те же препараты с конца 2020-го
  29. «Теряю 2500 рублей». Работники требуют, чтобы «плюшки» были не только членам провластного профсоюза
  30. Александр Лукашенко — больше не президент Национального олимпийского комитета

опубликовано: 
обновлено: 
/

Открытое выездное заседание Гомельского областного суда по делу о заказном убийстве началось в Речице в конце ноября 2015 года. Сейчас судебный процесс подходит к концу — 21 января 2016 года прошли прения сторон, а 3 февраля прозвучит последнее слово одного из обвиняемых и суд вынесет приговор в отношении фактического убийцы и его нанимателя .

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

Обвиняемые — местные жители — 46-летний мужчина и его 50-летний бывший шурин, работник ритуальной конторы. Мужчинам предъявлено обвинение в умышленном убийстве с особой жестокостью, из корыстных побуждений и по найму. Виктор Иванов* «заказал» свою 34-летнюю супругу, а заказ исполнил его бывший родственник — брат предыдущей жены.

Заказное убийство в Речице: муж обещал наемнику 5 тысяч долларов за то, что тот избавит его от жены

При входе в зал суда муж убитой Ольги* прячет лицо под капюшоном, папкой закрываясь от фотокамеры. Исполнитель — Василий Давыденко вначале спокойно реагирует на журналистов, но потом берет пример с заказчика и тоже прячет лицо.

Исполнитель спокойно и в деталях рассказывает все, ничего не скрывая. Свою вину 50-летний обвиняемый признал частично. Мужчина утверждает, что Ольгу он убил «без особой жестокости». В качестве доказательства своей «человечности» подчеркивает: намеренно совершил преступление на улице — в доме был двухлетний сынишка Ивановых, мол, не хотел испугать ребенка.

«Я обещал помочь, дал слово и исполнил, да и деньги не помешают»

Давыденко был знаком с Ивановым еще с 90-х годов. После развода сестры убийцы с Виктором мужчины поддерживали отношения, но новую жену бывшего родственника обвиняемый не знал, видел лишь пару раз, и то на фото.

Мужчина не задумывался и, по его словам, он не очень-то и хотел знать, что толкнуло мужа «заказать» свою собственную жену. Иванов рассказывал Давыденко, что жена его обокрала и «колдовским способом» заставила переписать недавно построенный дом на маленького сынишку.

— Не заладилось у них что-то в семье. Они то жили, то разбегались. А потом он [Иванов] сказал мне как-то: «Поможешь мне ее убить за пять тысяч долларов? Она меня обокрала — а я ее убью». Я ответил, что помогу. Ну и все, так и решили. Я обещал помочь, дал слово и исполнил, да и деньги не помешают, — вспоминал Давыденко разговор осенью 2014 года в доме родителей Иванова.

— И что, сразу про деньги пошла речь? — поинтересовался судья.

— Да. Он у меня спросил: «Сможешь убить?». Я ответил: «Да, смогу».

Когда супруги Ивановы мирились, то разговор между мужчинами забывался, но во время семейных разладов эта тема снова поднималась.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

— Перед Новым годом (ноябрь-декабрь 2014 года. — Прим. TUT.BY) Иванов оставил мне тысячу долларов. Сказал, что на сохранность. Мол, пусть будет у меня, а то он может загулять. Я ее потратил постепенно — окна в доме поменял, туда-сюда. Тем более что Иванов потом сказал, что я могу ее не отдавать. Я и сам решил, что это в зачет пойдет. Кто же просто так даст такие деньги?

В начале весны 2015 снова зашел разговор об убийстве жены — мужчины начали разрабатывать план. Первоначально дату определили на 9 апреля 2015 года. Заказчик, Иванов, на пару дней уезжал в Украину — алиби было обеспечено. Своему бывшему шурину он передал ключ от калитки, рассказал, кто куда и когда идет: падчерица будет в школе, дома останутся лишь Ольга и двухлетний Петя*. Давыденко знал приметы девочки и, приехав рано утром к дому Ивановых, спрятался неподалеку на улице — ждал, пока школьница уйдет на занятия.

Тем не менее 9 апреля Ольга Иванова осталась жива — Давыденко показалось, что девочка осталась дома и не пошла в школу. Прождав около часа на улице, он уехал на работу.

«На все мне понадобилось 15−20 минут»

На следующей неделе Давыденко и Иванов снова встретились и обсудили, как действовать дальше. Следующий час Х был назначен на 16 апреля — Иванов уезжал сажать родительский огород, у Давыденко был выходной. План был тот же: дочка уходит в школу, Иванов уезжает к родителям, а Давыденко идет к ним домой.

Место, где было совершено преступление. Фото: УСК по Гомельской области
Место, где было совершено преступление. Фото: УСК по Гомельской области

Утром 16 апреля девочка пошла на занятия, Иванов уехал. Давыденко зашел во двор и постучал в окно.

— «ГорГаз». Покажите ваш счетчик, — в суде Давыденко сказал, что придумал, как представиться, на ходу. К тому же, по словам обвиняемого, он не хотел убивать Ольгу в доме — там был ребенок: «Еще перепугается».

Женщина накинула куртку, обулась и пошла с убийцей за дом, где находился счетчик.

— Я стоял у нее за спиной. Вытащил из рукава заранее приготовленный нож и ударил. Сначала не получилось — она закричала и отскочила. Потом я схватил ее левой рукой за шею и несколько раз ударил ножом.

Сколько точно было ударов, мужчина не помнит — ему показалось, что около пяти. На убитой же ранений оказалось больше десяти.

Убийца отпустил жертву лишь тогда, когда женщина перестала кричать. Давыденко положил тело на землю, сорвал с него золотые украшения и зашел в дом.

— В доме был ребенок. Я его перенес из одной комнаты в другую и положил в кроватку. Мальчик не плакал, сидел спокойно. Я разбросал вещи, чтобы сымитировать ограбление и ушел. На все мне понадобилось 15−20 минут.

По дороге Давыденко переоделся. Вещи, в которых он был, сложил в сумку и выбросил в мусорный контейнер. Золотые цепочку и браслет, перчатки и нож убийца разбросал по дороге к мусорке.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

Убийца, будучи работником ритуальной конторы, сам привозил родственникам тело Ольги из морга

Сообщники заранее договорились, что «заказчик» через пару дней свяжется с «исполнителем» и отдаст остальные деньги. Иванов, пытаясь как можно лучше обеспечить себе алиби в этот день, ездил чуть ли не по всему Речицкому району. Но мужчина не выдержал и попросил водителя поехать в деревню, где жил Давыденко.

— Встретились на улице. Он спросил: «Как с нашими делами? Все сделал?». Говорю: «Да, все». И отдал еще одну тысячу долларов, а три сказал что потом, когда лично удостоверится в смерти жены, — рассказывал в суде Давыденко.

Орудие убийства найти так и не удалось. Главными доказательствами стали следы крови убитой женщины на одежде Давыденко и показания водителя, который подвозил Иванова к исполнителю заказа и видел передачу денег. Один из основных свидетелей почти два месяца работал водителем у Иванова — последнего на тот момент лишили водительского удостоверения.

— Иванов сел в машину и сказал: «Все. С женой покончено. Теперь начнется…». И предупредил, что если я сообщу в милицию, то «пойду следом» за его супругой, — рассказывал свидетель. Тем не менее на втором допросе водитель все же решился рассказать обо всем следствию.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

Давыденко, будучи работником ритуальной конторы, привозил родственникам тело убитой им Ольги. Мать Ольги, признанная потерпевшей, спросила, какие чувства в тот момент испытывал мужчина.

— А что там испытывать? Это же моя работа. А что мне надо было делать — убежать? — ответил обвиняемый.

Не скрывал возмущения «исполнитель» от суммы заявленного потерпевшей стороной гражданского иска о возмещении морального вреда — на один миллиард рублей.

— Это нереальные цифры, они что их — с потолка берут? У меня никогда не будет такой суммы, до конца жизни! — утверждал мужчина.

Прямого мотива убивать 34-летнюю Ольгу Иванову у Давыденко не было. Мотив «заказчика» мужчину «сильно не интересовал».

— Попросил о помощи [Иванов]. Я дал слово — нужно держать. Ну, а как муж может убить свою жену? Да и деньги лишние не помешают, — рассказывал убийца.

Василий Давыденко свою вину признал, но уточнил, что не хотел намеренно причинять убитой страдание и поэтому не согласен с формулировкой «с особой жестокостью». К тому же, если бы женщина не открыла ему двери, то он бы ушел. Тем не менее от задуманного Давыденко своего бывшего шурина не отговаривал.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

Заказчик, Виктор Иванов, в суде вины не признал. Мужчина утверждал, что свою жену он не «заказывал», а с Давыденко и вовсе «не имел никаких дел». Что последний специально залез к нему в дом, чтобы ограбить, а вся его версия о заказном убийстве — оговор.

По 25 лет усиленного режима каждому

Сторона гособвинения запросила для Иванова, заказчика убийства, 25 лет колонии усиленного режима без конфискации имущества. Такой же срок, но с конфискацией, — для исполнителя Давыденко.

Адвокат Давыденко, в свою очередь, просила смягчить наказание ее подзащитному ввиду раскаяния и признания вины, а сумму морального вреда в 1 млрд рублей — пересмотреть. Адвокат Иванова заявила, что вдовец и вовсе должен быть оправдан за недоказанностью его вины.

— Я считаю себя невиновным и прошу вас, Высокий суд, оправдать меня, — настаивал в последнем слове и сам Иванов. — А Давыденко и Самусенко (водитель — Прим. TUT.BY) вступили в сговор, чтобы оклеветать меня.

Сидящий рядом Давыденко при этих словах лишь рассмеялся.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

*Имена и фамилии членов семьи погибшей изменены в интересах несовершеннолетних участников истории.

-43%
-50%
-10%
-20%
-15%
-5%
-20%
-20%
-25%