/ /

Жене 21 год. Большую часть жизни она прожила в мужском теле. 14 месяцев назад Женя начала принимать блокаторы тестостерона, мужского полового гормона, и эстрогены — женские гормоны. Несмотря на то, что градус агрессии окружающих вырос, таможенники стали втрое дольше проверять ее паспорт, а в интернете то и дело приглашают поработать в секс-индустрии, Женя счастлива. Она наконец стала собой.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Трансгендеры: между женщиной и мужчиной

— Иногда я ловлю себя на том, что становлюсь слишком типичной «женщиной», и нарочно начинаю говорить о себе в мужском роде. Так я напоминаю себе, что не обязана быть «нормальной».

Женя рассуждает о местоимениях. Это болезненная тема для многих транслюдей. Для ситуаций, когда люди говорят о трансдевушках «он», а о трансмужчинах «она», есть специальный термин — мисгендеринг. Женю тоже «мисгендерили» в университете. Она старалась сильно не обижаться (ведь окружающие не привыкли), но объяснять, что ее это ранит:

— Ни одно местоимение не отражает меня полностью, но «она» подходит все-таки больше, чем «он».

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Трансгендеры — это люди, которые чувствуют, что не принадлежат к данному им от рождения полу. По словам сексологов, в мире на каждые 100 тысяч человек рождается 1 трансгендер.

В Беларуси еще в 90-х появилась официальная процедура по коррекции пола. Она долгая и обстоятельная. В Минском сексологическом центре трансгендеров ставят на учет и на год отправляют наблюдаться у психолога, сексолога, эндокринолога и других врачей. Решает их судьбу комиссия из 15 человек. Если она ставит диагноз «транссексуализм», дальше последует смена паспорта, хирургическая и гормональная коррекция.

Официально за последние 20 лет в Беларуси операции по коррекции пола сделали около 70 человек. Но не все трансгендеры обращаются к государственной медицине и не все из них прибегают к хирургии. Женя ограничилась гормональной коррекцией.

— Биологический пол определяется хромосомами, генами, гормонами и внешними половыми признаками. Изменить можно только гормональный фон и половые органы. Для меня выражение «смена пола» странное. Под ним часто имеют в виду именно операцию, но это не единственный способ коррекции половых признаков тела, — объясняет она.

Фото из личного архива героини. Жене 18.

Почему она не осталась парнем

Женя родилась в Минске. После школы поступила в Европейский гуманитарный университет и уехала в Вильнюс. Там же спустя пару лет нашла частного эндокринолога, который составил ей программу коррекции пола. Это вывело Женю из депрессии, длившейся несколько месяцев. Периоды упадка духа знакомы транслюдям. По данным ВОЗ, наряду с лесбиянками и геями они входят в группу риска самоубийств.

— Некоторые покупают гормональные препараты на черном рынке и принимают их сами. Мне было важно наблюдаться у врача и делать анализы, чтобы знать, что со здоровьем все в порядке. Я уже 14 месяцев на гормонах, и все отлично. Я могу выходить на улицу, ходить в универ, думать о будущем, работать. Раньше было так: «Нет-нет, какая работа? Я не могу, чтобы меня так видели на работе. Это не я».

Фото из личного архива героини. Жене 18.

Своего эндокринолога Женя называет «в меру консервативным».

— Да, он отговаривал меня, но без этого никак. Врачу нужно убедиться, что человек уверен в своем решении. Он спрашивал, почему я не могу остаться жить гомосексуальным мужчиной. Но гомосексуальным мужчинам нравятся мужские тела, а меня угнетало постепенное омужествление моего тела. В то же время я не хотела и гипертрофированной женственности: я не собираюсь делать себе большую грудь, мне нравится мой нулевой размер.

Фото из личного архива. Жене 18 лет.

Чтобы получить долгожданный рецепт, понадобился один разговор с врачом. Женя сдала анализы и начала принимать два вида антиандрогенов (мужских половых гормонов) и эстрогены (женские половые гормоны). Транслюди называют гормональную коррекцию вторым пубертатом. Во время нее организм изменяется так же, как менялся во время полового созревания.

Гормоны и операция. Почему последнее не обязательно

Женя заметила, что ее кожа смягчилась, а волосы на лице и теле стали расти медленнее. До приема гормонов она пыталась избавиться от щетины с помощью лазерной эпиляции, но безуспешно. А вместе с тестостерон-блокаторами «лазер» подействовал.

Настроение стало переменчивым. Бедра округлились, подросла грудь, а половые органы, наоборот, уменьшились, и их стало легче прятать. Снизилось либидо.

— Раньше сексуальное желание для меня было неконтролируемым и каким-то не моим. Еще клево, что я поборола угревую сыпь. Я с подросткового периода ходила к косметологам, но ничего не помогало. А через несколько недель приема таблеток у меня стала чистая кожа.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Гормональные препараты нужно принимать всю жизнь. Женю это не волнует: привыкла. В месяц на таблетки, консультации врача и анализы уходит около 50 евро. Хирургия, конечно, дороже.

— Наша культура сформирована так, что ты не женщина, если у тебя нет полового органа определенной конфигурации. Но это грубо — сводить человека до его гениталий.

Женя пока не видит смысла делать вагинопластику. В основном из-за того, что после операции может исчезнуть оргазм.

Фото из личного архива. Жене 19.

Когда собственное тело стало некомфортным

Женю оскорбляет сам факт, что мировая медицина считает трансгендерность диагнозом. Но то, что в Беларуси бесплатно делают операции людям, которым его поставили, она считает очень либеральной законодательной нормой. Еще ее радует, что у нас транслюдям можно менять паспорт без вагинопластики. Ради новых документов Женя все же решила пройти формальную процедуру по коррекции пола.

— Я хочу сменить имя и пол с мужского на женский в паспорте. Не хочу испытывать стресс в бытовых ситуациях. Когда я пересекаю границу, каждый раз возле меня толпятся таможенники. Они могут вести себя некорректно, орать на весь вагон: «Ты че, пол сменила?!». Это то, что ты не хочешь слышать в повседневной жизни от посторонних людей.

Женя ведет канал на YouTube. В своих видеороликах она рассуждает от трансгендерности и стереотипных представлениях про «мужской» и «женский» образ жизни, рассказывает об ощущениях от приема гормонов и общения с докторами.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

В октябре Женя 2 недели проходила обследование в Новинках. Выполняла психологические тесты, сдавала анализы, беседовала с врачами. Ей эти беседы больше напоминали допросы.

— Они хотят услышать стандартную историю о том, что с 3−5 лет я чувствовала себя девочкой, хотела носить юбки и играть в куклы. Моя история не вписывалась в их рамки. Они спрашивали: «До пубертата вы жили как мальчик, и все было нормально?». Меня ставит в тупик этот вопрос. Что значит «как мальчик» или «как девочка»? Я не думаю, что есть разница, ребенок и ребенок.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

У Жени ее тело не вызывало отторжения до подросткового возраста. В семье детей воспитывали без присказок «Ты же мальчик, ты должен…» или «Ты же девочка, ты должна…». Лет до 11−12 Женя росла «бесполым» ребенком. А потом началась гормональная перестройка организма.

Чем больше тестостерон — основной гормон полового созревания у мальчиков — менял тело, тем более странно она себя чувствовала. Именно странно — в том возрасте Женя еще не знала слов, чтобы описать свои ощущения.

Фото из личного архива героини. Жене 19.

— Тестостерон я долгое время описывала как яд, текущий по моим сосудам вместе с кровью. Это было гадкое чувство.

Женя мечтала остановить тестостероновый всплеск. Лет в 16 она впервые отправилась к эндокринологу и пыталась убедить его, что ей необходимо блокировать половые гормоны. Врач только посоветовал обратиться к психологу.

Семья: понимание пришло не сразу

Только через 3 года она найдет препараты, которые пыталась получить в районной поликлинике. К тому моменту собственное тело окончательно превратится в клетку, а переход станет вопросом жизни и смерти. Женя начала пить гормоны, не советуясь с родными.

— Это было важно в первую очередь для меня и моего существования. Поэтому я не думала, что скажет семья или друзья. Просто без этого я не могла дальше жить.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

После приема первой же таблетки она позвонила маме. Та сначала не поняла, расстроилась и объяснила все примером Андреа Пежич (известная австралийская модель-трансгендер. — Прим. TUT.BY). Выбор своего ребенка она осознавала несколько месяцев. Папа так и не смирился: для него Женя остается сыном.

— Он ни разу не сказал мне, что я не его ребенок, и это уже хорошо. Сыном, значит, сыном. Какая разница, это всего лишь слово. Я все равно считаю, что это принятие — и от мамы, и от папы, и от брата.

Фото из личного архива. Жене 20 лет. За пару месяцев до гормональной коррекции.

Чтобы не причинять семье неудобств, приезжая в Минск, Женя теперь ночует у друзей или в хостеле. Соседи о ее переходе не знают. Она готова встретиться с ними и, если возникнут вопросы, объяснить. Но пока не готовы родители.

«Лучше бы вы сделали это после университета»

В ЕГУ тоже не все оказались готовы. Женя брала академический отпуск и вернулась на курс, уже принимая тестостерон-блокаторы. О ней шептались за спиной, но в лицо не критиковали. Только одна из преподавателей решила обсудить «новый образ».

— Когда я пришла в универ в первый день после академа, на мне были красные леггинсы и какой-то свитер. И макияж, наверное, поэтому она сказала про новый образ. Она вызвала меня к себе и стала задавать вопросы. Качала головой: «Лучше бы вы сделали это после окончания университета». А потом позвонила маме и рассказала про мое появление в универе.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Насильственное раскрытие информации об ориентации или гендерной идентичности другого человека называется аутинг. Его и совершила преподаватель, позвонив маме Жени.

— Когда я об этом узнала, я тряслась еще несколько недель. Искала ее в университете, чтобы поговорить лично, и, не найдя, позвонила в скайпе. Она сказала, что хотела как лучше, но так и не извинилась.

Трансгендерность и любовь

Аббревиатура ЛГБТ обозначает лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров. Три из четырех категорий определяет сексуальность, но трансгендерность не зависит от ориентации. Жене всегда больше нравились мужчины. Правда, после перехода новые знакомства превратились в «американские горки». Вероятность встретить неприязнь или нездоровый интерес примерно одинаковая.

— Часто знакомишься с человеком, вы общаетесь, целуетесь, но когда дело дойдет до гениталий, окажется, что ему нравится другое, либо он консервативен и не может преодолеть свои страхи. Либо, наоборот, слишком уж заинтересован. Большинство транслюдей прибивает к секс-индустрии: у них часто возникают проблемы с трудоустройством, а на этом можно хорошо заработать. Мне тоже несколько раз предлагали «работу в Москве».

Фото из личного архива. Жене 20. За пару месяцев до начала гормональной коррекции.

В онлайн-пространстве Женя старается сразу предупреждать, что она трансгендер. В офлайне такая честность может быть даже опасна. Поэтому она выбрала другой метод — отправлять СМС после нескольких встреч.

— Ситуации были разные. Познакомилась в клубе с парнем, целовались, общались, гуляли. Когда дошло дело до секса, то у него сильное неприятие смешалось с интересом. В итоге у нас с ним отношений не получилось, — говорит Женя. — Иногда с человеком складывается контакт, а потом он узнает, что я трансдевушка, и контакт обрывается. Это больно.

Фото из личного архива. 2 месяца гормональной коррекции.

Не Евгений и не Евгения. Просто Женя

Женя не считает, что после приема гормонов ее внешний вид сильно изменился. И уж тем более не изменился образ мыслей. Она не была брутальным мачо до перехода и не стала «настоящей женщиной» после него. Тестостерон-блокаторы не привили любовь к цветам, желание носить платья и растить детей в качестве побочных эффектов. Эстрогены не превратили Евгения в Евгению.

— Я Женя. Просто Женя, — говорит она о себе.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

-30%
-20%
-55%
-30%
-10%
-30%
-31%
-15%
-15%
-25%
-60%