/

Конфликт в семье бизнесмена Геращенко показал, что при разводе суд не всегда занимает сторону матери, даже если она не пьет и заботится о ребенке. Мы поинтересовались, как часто подобные случаи встречаются в судебной практике.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

"За право быть вместе!" Бывшая жена бизнесмена Геращенко собирает подписи, чтобы вернуть дочку
 

До 10 лет мнение ребенка суд учитывать не обязан

В последнее время отцы активизировались в борьбе за право воспитывать своих детей, рассказывает юрист общественного объединения «Защита прав отцов и детей» Ольга Дударева. При этом чаще всего они обращаются в суд для определения порядка общения. То, что ребенок должен жить с мамой, даже между родителями зачастую не обсуждается.

С 2002 года в практике юриста бывали случаи, когда отцы пытались оспаривать эту аксиому. При условии, что мать адекватна, не злоупотребляет, уделяет ребенку время, шансов у них практически нет, заверила нас Ольга Дударева. Особенно если ребенку — до 10 лет. С этого возраста суд обязан учитывать мнение ребенка, если оно не противоречит его интересам. А малышам прямых вопросов не задают. Через психодиагностику выясняют, к кому ребенок больше привязан. Но это всего лишь один из критериев, которыми руководствуется суд.

Что учитывается:

- кто проявляет большую заботу и внимание по отношению к ребенку;
- привязанность ребенка к каждому из родителей;
- личные качества родителей;
- создание надлежащих материально-бытовых условий;
- создание нравственно-психологической атмосферы;
- обеспечение надлежащего уровня воспитания.

В выигрышном положении тот, кто живет с ребенком

По закону преимущество в деньгах и в жилье не может быть главным аргументом, чтобы определить ребенка с мамой или отцом. Поэтому для суда важно выяснить, кто из родителей уделяет больше внимания ребенку. Кто водит его в школу и посещает родительские собрания? Кто занимается с ребенком после уроков и провожает на кружки, тренировки? Кто встает ночью, когда он болеет? Кто готовит ему ужин и собирает «ссобойку»? К кому больше привязан ребенок? Обычно в выигрыше тот, кто живет с ребенком во время суда и несколько месяцев до начала процесса, объясняет юрист.

В тех единичных случаях, когда в практике Ольги Дударевой отцы выигрывали дело, дети как раз-таки жили с папой.

— У меня был случай (причем я выступала тогда на стороне матери), когда женщина уехала в Санкт-Петербург. Оставила ребенка на время с папой, чтобы наладить там быт, снять квартиру и уже в нормальные условия пригласить ребенка. Суд исходил из того, что ребенок живет с отцом, который проявляет о нем заботу, имеет уже сложившуюся атмосферу, свой дом. Зачем ему менять то, что уже есть? Ведь для ребенка смена места жительства — тоже стресс.

По мнению суда, продолжает юрист, нормальная мать заберет ребенка с собой, куда бы она ни поехала (речь идет о длительных сроках). Если женщина решает, что отцу можно доверить чадо, почему его нельзя оставить в уже привычных условиях? В таких случаях в суде обычно ссылаются на то, что оба родителя имеют равные права и обязанности в отношении своих детей (ст. 76 Кодекса о браке и семье).

— Я вижу, как правило, ситуацию наоборот. Женщина забирает ребенка, и отцу еще попробуй с ним пообщайся. В основной своей массе матери не могут оставить ребенка даже на один день. И какой бы замечательный ни был папа, в итоге ребенка безусловно оставляют с мамой.

Несмотря на то, что закон един для обоих родителей, мужчинам обычно приходится предоставлять больше аргументов, делится опытом Ольга Дударева. К примеру, если мама работает по графику «два через два», к ней вопросов не будет, а у отца лишний раз спросят, сможет ли он выполнять свои обязанности.

О случаях манипуляций с детьми

В адвокатском бюро «Право и семейная медиация» с 2011 года было 6 случаев, когда дети оставались с отцами и это решение устояло все пересмотры. По словам управляющего партнера Елены Жданович, это немало, учитывая, что раньше такие вердикты судьи выносили в крайних случаях. Чаще всего, рассказывает адвокат, суд признает исковые требования отца, когда матери хотят жить своей жизнью и особенно не заинтересованы в ребенке.

— Вот у нас сейчас есть подобное дело: трое детей, у матери — любовь, она уехала в другой город, оставила детей с отцом и не объявляется. Тут, конечно, дети останутся с отцом. Но бывают случаи манипуляций с ребенком, когда отец насильно его удерживает. У нас было такое дело. Отец забрал ребенка на каникулы, мать в это время была в другой стране, а потом он в Беларуси определил место жительства ребенка. Решение суда позже отменили. Женщина вернулась за детьми и доказала, что бывший супруг ее обманул.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Пересматривают решения по месту жительства ребенка часто, говорит адвокат. Дети растут, у них меняются требования и интересы. Родители или обжалуют предыдущее решение суда, или обращаются с новым иском.

Если в суде возникают спорные вопросы, например, один из родителей утверждает, что против него настраивают ребенка, проводится судебная психолого-психиатрическая экспертиза. По мнению адвокатов, настроить ребенка на негатив очень легко, причем некоторые родители делают это неосознанно. Они перемалывают косточки бывшему супругу / супруге по телефону, в кругу друзей и знакомых, и у ребенка формируется определенное мнение о другом родителе. Бывали случаи, когда уже подросший ребенок, осознав ситуацию, уходил к тому родителю, против которого его настроили.

Иногда дети с самого начала не дают привести решение суда в исполнение. Судебные исполнители приходят забирать ребенка, а он держится за папу (или маму) и отказывается переезжать. В более старшем возрасте принудить ребенка исполнять решение суда вообще невозможно: после школы он вернется к тому родителю, с которым ему комфортнее.

По убеждению Елены Жданович, в суде интересы ребенка в любом случае ущемляются, если ему не позволяют видеться с другим родителем. Поэтому после вынесения решения по месту жительства нужно обязательно побыстрее разобраться, как ребенок будет общаться с проигравшим родителем. А лучше не доводить дело до суда, договориться самим или через медиатора.

— Если честно, мы, адвокаты, в ужасе от этих судебных процессов. И всегда хочется сказать: люди, опомнитесь, что вы творите! Это же безумие какое-то — что творится сейчас в судах! Дети стали инструментом для манипуляций. Очевидно, что бывшие супруги решают свой конфликт через детей. Хочется напомнить таким людям, что супружеские отношения прекращаются, а родительские — остаются навсегда. Развода с ребенком быть не может.

Чем руководствовался суд, оставляя дочь с Андреем Геращенко?

С учетом информации от адвокатов ситуация в семье Геращенко становится более понятной. Представляем более подробную аргументацию решения суда (из материалов мотивировочной части).

Доказано, что оба родителя с рождения ребенка проявляли заботу и внимание к ребенку. С момента распада семьи они равноценно участвовали в воспитании и содержании дочери. Оба хорошо обеспечены, имеют примерно равные возможности для создания ребенку хороших условий в быту, воспитания дочери и образования. В суде друг друга бывшие супруги характеризировали как хороших родителей. По заключению органа опеки и попечительства, проживание как с отцом, так и с матерью не противоречит интересам несовершеннолетней.

Психолого-педагогическая диагностика показала, что значимыми для девочки являются и мать, и отец. С обоими родителями у ребенка сложились прекрасные взаимоотношения. При этом установлено, что в данный момент девочка больше привязана к отцу. Также, по мнению суда, отец уделяет больше внимания развитию и образованию ребенка.

Так, именно Андрей Геращенко определил ребенка в государственную белорусскую гимназию. До этого девочка училась в Москве в негосударственном учреждении «Британская международная школа», образование в котором не соответствует стандартам РБ и РФ. Подчеркивается, что аттестат российского образца в этой школе не выдают.

По заверению свидетелей, на момент поступления девочки в гимназию в Минске она не умела писать прописными буквами, не успевала по белорусскому языку и литературе. К концу учебного года ребенок показал прогресс, и это расценили в пользу отца.

Отец уже 2 года водит ребенка на индивидуальные тренировки по плаванию, а с конца 2014 года — на фигурное катание. Мать, в свою очередь, не подтвердила документами, что ребенок в Москве занимался в кружках и секциях. По фото и видео суд сделал вывод, что отец с дочерью больше времени на отдыхе проводят вместе, он организовывает более познавательный и разнообразный досуг. Подчеркивается, что у отца сложились хорошие отношения с дочерью, в его семье комфортная атмосфера.

Оба родителя создали хорошие условия для воспитания ребенка. У отца квартира площадью более 250 квадратов, у девочки есть две просторные комнаты для сна и игр. Мать также планировала жить с дочерью в Минске — у нее в собственности квартира более 115 квадратов, но ремонт в ней был готов только в детской. Женщина предоставила договор ренты на съемное жилье — квартиру с хорошим ремонтом и отдельной комнатой для ребенка. Суд рассудил, что в съемной квартире вещи ребенку принадлежать не будут, девочка будет ограничена в оформлении своей комнаты. А у отца ребенок жил с рождения, а также последние полгода. Интерьер там разработан специально для ребенка, обстановка знакома и привычна. А потому девочке будет лучше жить с отцом.

Напомним, Илона Геращенко готовит жалобу в Верховный суд, а также обратилась с открытым письмом в Администрацию президента.  Под ее петицией подписались более 7 тысяч человек.

В Минском городском суде даже по письменному запросу отказались комментировать семейный конфликт Геращенко и в целом обсуждать опыт судей по определению места жительства детей с отцами. В Верховном суде нам сообщили, что статистика о разрешении судебных споров в пользу отцов и матерей в Беларуси не ведется.

-10%
-50%
-10%
-40%
-50%
-10%
-26%
-50%
-10%