/ Фото: Дарья Бурякина,

На днях крупные девелоперы заявили о том, что из-за политических и экономических рисков в Минск не хотят заходить новые мировые бренды одежды. Мы же отправились туда, где их точно можно найти. Кто откапывает в горах шмоток Guess за 200 тысяч и почему у бизнесменов из секонд-хенда на «Ждановичах» пессимистичный настрой — в материале TUT.BY.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Продавец: «Народ нищий стал. Три „лимона“ аренды отбить невозможно»

Секонд-хенд на Ждановичах находится слева от первого «Мира моды». В середине двухтысячных здесь действительно можно было взять по дешевке известные и редкие для страны бренды. Правда, предприниматели быстро сориентировались и стали отбирать подобные вещи, продавая их дороже. Так в «секонде» появились не только развалы, но и палатки с уже сложенной или развешенной одеждой. С тех пор визуально здесь практически ничего не поменялось: можно водить экскурсии в 2007 год.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

«Белорусы! Вы просили подешевле — мы привезли! Куртки по 100 тысяч — вот она — цена для народа!» — кричит мужчина, возвышаясь на табуретке над горами бэушной одежды.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Женщины роются в кучах юбок по 40 тысяч и подыскивают мужьям байки и рубашки по двадцатке. Интересуют посетителей и шапки по пять тысяч.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

В палатках с отобранными вещами не так весело, потому что здесь за доллар ничего не купишь. Самое почетное место в торговой точке Юрия (имя изменено) занимает джинсовка GAP с мехом за 500 тысяч. Чуть дальше висят 501-е Levi’s за 400.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Бизнесмен говорит, что он покупает одежду тюками у оптовика, а потом отбирает оттуда лучшие вещи. По его словам, в Минске только в «секонде» можно найти настоящие бренды, но покупателей с каждым годом становится все меньше.

— Раньше мы работали на хорошем товаре, и все отбивалось, а сейчас очень тяжело. Три «лимона» плачу за аренду, и ее отбить невозможно: народ нищий стал. Вот видите — куча, где все по три и пять рублей, — вот там еще покупают.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Покупатели: «Могу и 15 шмоток купить, ведь разница с рынком — как небо и земля»

На развалах явно большей популярностью пользуется женская одежда: дамы кружат возле канадских юбок, а стол с мужскими клетчатыми рубашками пока мало кого привлекает. Ирина выбирает себе одежду и говорит, что здесь качественные юбки с хорошим составом. Ходит в «секонд» она достаточно часто.

— Могу и 10, и 15 разных шмоток купить, ведь и цена и качество здесь лучше, чем на рынке. Разница — небо и земля. Тем более как по нашей зарплате.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Хозяин этих точек Андрей рассказывает, что сегодня так активно разбирают потому, что это уже уцененный товар. К тому же три юбки и вовсе отдают за сотку. По начальной стоимости никто не берет, ведь люди сюда приходят не за брендами, а за дешевой одеждой, уточняет он.

— Я в этом бизнесе уже 5 лет, и все было нормально, а в прошлом месяце мы первый раз сработали в ноль. В этом будет однозначный минус, и так минимум до марта.

На рентабельность влияют и возросшие издержки. Андрей говорит, что на аренду и зарплату продавцам на трех точках он отдает по 8 тысяч долларов в месяц.

— 20 долларов за «квадрат» поля — это много. И с каждым годом всё хуже, ведь прибыль съедает курс. Например, сейчас у нас кассы такие же, как в том году, а курс уже почти в два раза больше.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Исходя из этого, предприниматель опровергает тезис, что секонд-хенд умирает в кризис самым последним.

— Наоборот, «секонд» умирает самым первым, потому что в него ходит масса небогатых людей, по которым кризис бьет очень сильно.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Что делать в таких условиях, бизнесмен пока не знает. Проблем добавляет и то, что, по слухам, с января «секонд» перенесут в крытое помещение радиомаркета.

— Аренда там будет еще больше, и не факт, что туда народ пойдет.

Продавец: «Сомневаюсь, что будет что-то хорошее. Здесь, видать, труба»

Не особенно народ сегодня идет к бизнесмену Сергею, который торгует отобранной обувью и джинсами. Например, Levi’s, Lee и Wrangler у него стоят 300 тысяч, а брендовая обувь в хорошем состоянии — в районе 800 тысяч — миллиона.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Предприниматель говорит, что товар к нему приходит из Англии через Латвию.

— Но сейчас плохо берут. Людям в нынешнее время хоть бы на еду было.

Сейчас у Сергея покупают в основном постоянные клиенты. За аренду куска асфальта он платит по 2,8 миллиона в месяц и не уверен, что впереди что-то хорошее. С 90-х годов мужчина торговал на «Динамо», поэтому общую тенденцию чувствует.

— Все постепенно спускалось-спускалось — и вот, до «секонда» дошел. И я не знаю, будет ли тут будущее. Что-то я сомневаюсь: здесь, видать, труба.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Покупателей же эти проблемы не касаются, поэтому они настроены более позитивно. Пацаны радостно запихивают в рюкзак шесть спортивных вещей и радуются, что сегодня нашли North Face. Среди столов с одеждой замечаем красивую девушку с накладными ресницами. Студентка Виталина говорит, что приходит в «секонд» за «классными шмотками». Для девушки это еще и развлечение.

— Я часто бываю в разных «секондах» и могу сказать, что на «Ждановичах» хорошие цены и шмотки, которых вы в других местах не найдете.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Покупатели: «У нас два выбора: либо Вильнюс, либо „секонд“»

За хорошими ценами в секонд-хенд примерно раз в месяц приходят менеджеры-экономисты Александр и Виктория.

— Такой менталитет у нас: где дешевле, туда и лезем. Если какая-нибудь фирменная майка стоит в магазине 300 тысяч, то здесь можно и за 50 найти. Но это надо лазить и искать.

Копаться в вещах для ребят — удовольствие. Говорят, что в выходной делать все равно нечего.

— Сегодня вот рылись, искали и нашли новые джинсы с этикетками по 20 тысяч.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

А вот предприниматель Костя и программист Алина приходят в секонд-хенд именно за брендами. Например, девушка сегодня нашла здесь свитер Guess за 200 тысяч.

— А в магазине такой стоит 3,5 миллиона.

Ребята говорят, что брендовые вещи в Минске, в принципе, стоят раза в три дороже, чем в Европе.

— Так что у нас два выбора: либо Вильнюс, либо «секонд». К тому же мы выбираем здесь вещи без катышков, по которым и не отличишь, где они куплены. Нас это не смущает, особенно ввиду нынешней экономической ситуации.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

К тому же в поиске одежды в «секонде» есть определенный азарт, говорят молодые люди.

— Мы сюда идем не потому, что у нас нет денег, а потому, что ты получаешь удовольствие, когда находишь качественную брендовую вещь за небольшие деньги.

«Потом этих вещей набирается очень много, и они перекочевывают в детский дом», — смеется Костя, и мы прощаемся.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

На часах уже 15.00, но по рядам с секонд-хендом все еще ходят люди. С разных сторон стола с одеждой стоят пенсионерка и молодой парень. Она советуется с ним по каждой вещи для мужа за 30 тысяч: «Смотрите вот. Хоть дома будет хорошо выглядеть. Воротник совершенно несношенный».

«20 тысяч! Вот она — цена для народа! Антоновна, расчехляй заначку!» — доносится с обратной стороны «секонда».

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

-51%
-11%
-30%
-10%
-50%
-20%
-50%
-40%