56 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры


Ольга Куликова, фото Альберта Ермакова,

Случай с задержанием на столичном вокзале вооруженного белоруса, которого теперь подозревают в участии в боевых действиях на территории Украины, стал поводом для разговора с представителями милиции на транспорте. Напомним, именно они задержали подозрительного мужчину. О том, как ведется охрана порядка на крупных транспортных узлах, а также об идеях, которые стоит позаимствовать у коллег в других странах, — в материале газеты «На страже».

Фото Альберта Ермакова
Фото использовано в качестве иллюстрации

Около четырех утра сотрудник Минского ОВДТ младший сержант милиции Глеб Шуст обходил зал ожидания, где в это время суток немноголюдно. Издалека патрульный заметил, что у одного пассажира из-под расстегнутой куртки виден бронежилет. Когда подошел ближе, понял, что не ошибся. Более того, ручной металлоискатель показал: при себе подозрительный мужчина имеет немало металлических предметов. Помощь в задержании оказал прапорщик милиции Александр Лашук.

Уже при досмотре у уроженца Витебщины обнаружили справку об участии в боевых действиях на территории Украины, маску с прорезями для глаз, два паспорта, пистолет, самодельное взрывное устройство — заряд от автоматического гранатомета со встроенным взрывателем от ручной гранаты. Следователи уже возбудили уголовное дело за незаконные действия с оружием.

— Этот случай еще раз напомнил, что опасность рядом, а также подтвердил актуальность мер, которые мы сейчас предпринимаем в связи с террористическими актами в Париже. Основная нагрузка здесь ложится на сотрудников транспортной милиции, так как в любом случае злоумышленники будут передвигаться транспортом, и вероятнее всего не автомобильным, — рассказал в интервью газете «На страже» начальник Управления организации обеспечения общественной безопасности на объектах транспорта (УОООБОТ) МВД полковник милиции Вадим Федотов.

Досмотры усилили, а некоторым милиционерам еще стоит учиться общению с гражданами

— Меры безопасности, которые мы предпринимаем, общеизвестны: усиление нарядов и контроля за пассажиропотоком, более тщательная проверка граждан, находящихся на объектах транспорта. Управление участвовало в рабочих группах по проверке несения службы. Мы опять столкнулись с недостатками в деятельности некоторых сотрудников милиции, которые я озвучивал ранее — отсутствие практических навыков по работе с гражданами. Милиционер легко рассказывает, что должен сделать, но, к сожалению, в реальности пока не все владеют методикой общения — в частности, не могут досмотреть так, чтобы не вызвать возмущение граждан. Потому что непосредственные начальники уделяют недостаточно времени и внимания практической составляющей профессиональной подготовки. Хотя здесь ничего сложного нет: построил подчиненных в две шеренги, одни играют роль предполагаемых нарушителей, другие — их досматривают.

Фото Альберта Ермакова
Фото использовано в качестве иллюстрации

Нужны спецзоны досмотра: никто не дает гарантии, что у подозрительного пассажира нет бомбы

— Кроме того, случай на столичном вокзале подтолкнул нас заняться подбором специальных помещений для досмотра граждан. Ведь делать это ни в зале ожидания, ни в ОДС нельзя.

— Почему?

— Береженого Бог бережет. Лучше сработать на упреждение. Уже никто не даст гарантию, что у подозрительного пассажира не будет с собой взрывного устройства. Точно так же никто не гарантирует, что он не приведет его в действие. В зале ожидания, на перроне жертв вряд ли удастся избежать. Вести задержанного в ОДС — тоже не выход, так как мы должны заботиться как о безопасности личного состава, так и о сохранности хранящегося там оружия. Поэтому мы сейчас и занимаемся подбором безопасных мест для досмотра, которых на объектах транспорта до недавнего времени не было. Кстати, по моему мнению, идеальные помещения созданы в аэропортах Израиля. Сотрудник под благовидным предлогом (досмотр или проверка документов) приводит подозреваемого в специальный микролабиринт, стены которого сделаны из взрывопоглощающего материала. За подозреваемым специально громко захлопывают дверь, заставляя тем самым обернуться. Пока его внимание, пусть и на считанные секунды, сосредоточено на происходящем сзади, сотрудник исчезает за дверью, находящейся за изгибом стены.

И подозреваемый остается один в закрытом помещении. Переговоры ведутся с помощью микрофонов под видеонаблюдением. Даже в случае приведения в действие взрывного устройства гибель граждан исключена. Наши комнаты для досмотра, конечно, будут проще, но создаются с учетом особенностей каждого вокзала.

Кроме того, предпримем дополнительные меры по защите ОДС. На это, кстати, обращали внимание наши коллеги из управления на транспорте МВД России, приезжавшие в Минск полгода назад — советовали установить пуленепробиваемое стекло, сетки на окнах, чтобы исключить возможность забрасывания дымовых шашек, гранат, иных опасных предметов, а также подсказали немало других существенных деталей.

Проверка на антитеррористическую защиту аэропортов помогает исправить недостатки

— Недавно по инициативе КГБ прошла очередная проверка антитеррористической защищенности аэропортов и отработка практических действий по пресечению подобных деяний на объектах воздушного транспорта. Это своеобразный контроль за работой всех заинтересованных ведомств — министерств внутренних дел, по чрезвычайным ситуациям, здравоохранения, Госпогранкомитета и КГБ. Раньше подобные проверки проводились только в Национальном аэропорту Минск. Теперь же такие учения прошли в Гродно. Среди выявленных проблем — необходимость выработки иной тактики защиты аэровокзалов из-за отсутствия поблизости каких-либо укрытий, из которых при необходимости можно вести наблюдение. В будущем году планируется проверить деятельность и организацию работы при возникновении внештатных ситуаций во всех аэропортах страны.

— В большинстве отделов за аэропортами закреплены сотрудники, которые отвечают еще и за десятки, а то и сотни километров железной дороги…

— На данный момент считаю такое совмещение рациональным. Отправка каждого рейса проходит под контролем сотрудников транспортной милиции. У офицеров уходит на это около трех часов: примерно час они тратят на дорогу туда и назад, еще два занимает регистрация пассажиров. Потом аэропорт пустеет, и дальнейшее присутствие людей в погонах не имеет смысла. Иная ситуация лишь в Национальном аэропорту Минск, в котором, как всем известно, базируется Минский ОВД на воздушном транспорте, и в Гомеле, кстати, резервном аэропорту для Национального.

<…> Кстати, исходя из первоначальных планов Департамента по авиации мы увеличили число наших сотрудников, прошедших спецподготовку в учебном центре по авиационной безопасности Международной организации гражданской авиации (ИКАО) в Национальном аэропорту Минск. Мы обращали внимание руководителей ОВДТ на максимальное использование в аэропортах именно этих специалистов, обладающих необходимыми знаниями и навыками работы в пассажиропотоке по авиационному досмотру. Проверки, проведенные в конце года, показали, что нас услышали. Они работают минимум на каждом втором рейсе, а в некоторых регионах — на всех.

Фото Альберта Ермакова
Фото использовано в качестве иллюстрации

На ж/д транспорте участились случаи хулиганства, на вокзалах — краж

— Оперативная обстановка на объектах транспорта осложнилась. Причем это на фоне усиления профилактической работы: меньшим количеством сотрудников мы сопровождаем большее число поездов, чаще изымаем лиц в нетрезвом состоянии. В то же время во втором полугодии преступность по линии уголовного розыска увеличилась.

Пусть всего на 3,5%, но все равно это тревожит, так как на протяжении последних 2 лет наблюдалась устойчивая тенденция к снижению. В частности, в подвижном составе зафиксирован рост случаев хулиганств, а на вокзалах — краж. Но мы уже проанализировали ситуацию и знаем, где необходимо усилить наше влияние.

-36%
-10%
-10%
-10%
-19%
-9%
-12%
-70%
-12%
-28%