/ фото: Игорь Матвеев,

В трехкомнатной квартире в обычной витебской хрущевке живут художник-самоучка Олег, его сестра Надежда, брат Евгений и пес Тяпа. В Витебске много художников, но Олег, пожалуй, самый необычный из них: он рисует пальцами левой ноги. Это не эпатаж, который так любят люди искусства. Это болезнь — ДЦП.

Фото: Игорь Матвеев
Олег Маханьков

Олег Маханьков редко кому показывает свою манеру рисования. Вдохновение — такая штука, которую не вызовешь одним журналистским желанием написать интересную историю. Мы пришли в эту семью просто пообщаться и увидеть картины необычного художника. Вот их Олег демонстрирует с удовольствием.

Дверь нам открывает Надежда Бочурина — сестра Олега, навстречу тут же выбегает Тяпа. Собачка с добрыми любопытными глазами уже седая. «Живет с нами много лет, успела состариться, это часть моего „приданого“ — из прошлой жизни», — говорит Надежда. В «прошлой жизни» у нее был муж. После смерти матери женщине пришлось делать выбор между ним и больным братом. Она выбрала брата: куда-то «сдать» его ради сохранения собственной семьи она не могла.

Фото: Игорь Матвеев
Собачка Тяпа

Олег

Хозяйка приглашает нас в комнату к Олегу. Он сидит на диване, напротив на столе — компьютер. Мужчина справляется с клавиатурой и мышкой так же, как и с карандашами для рисования, — левой ногой. И делает это быстро и ловко — как мы руками. У Олега же они ослаблены болезнью.

— Шесть лет назад Олежка освоил компьютер. Я думала, у него не получится. А он молодец! Друг Андрей показал ему несколько раз, как и что, и он все схватил. С компьютером ему веселее — на разных сайтах и в скайпе он общается с большим количеством людей.

Много друзей у него и в реальной жизни. Только в нашем доме у него с самого детства три товарища: Андрей, Миша и Слава. Они вместе росли, постоянно прибегали к Олежке играть. А сейчас они уже папы, но продолжают общаться. В Витебске остался только Андрей, Миша уехал в Израиль, а Слава — в Лондон. Но постоянно созваниваются с Олегом по скайпу.

Фото: Игорь Матвеев
Так Олег справляется с клавиатурой и мышкой.

Говорить полноценно Олег не может, общается с помощью звуков, жестов, мимики, выражения глаз. Через некоторое время мы начали его понимать и без помощи Надежды. Особенно «красноречивым» Олег стал, когда зашла речь про его картины. Оживился, с удовольствием показывал нам пейзажи, портреты, натюрморты. «Брат не тщеславный, но любит, когда говорят об искусстве», — улыбается Надежда.

Сейчас Олегу 43 года. Надежда старше его на 17 лет. Брат вырос у нее на руках, женщина с гордостью рассказывает о его таланте:

— В 6 лет Олежке сделали операцию, но она не помогла, только усугубила положение: он стал хуже говорить, ухудшилось и состояние ручки… Ходить он начал в 9 лет. А вот рисовать — раньше, годика в 4 или 5.

Этому Олега научили квартирантки, студентки-заочницы технологического университета. Они наносили на бумагу силуэты с моделями одежды, а он смотрел, как они работают. Девушки заметили его интерес к творчеству и говорят: «Давай научим тебя рисовать». Поставили мягкую игрушку и буквально один раз показали, как и что. В 9 лет брат уже рисовал свои работы на холсте.

Я до сих удивляюсь: как это у него получается?! Помогаю Олежке только тем, что беру лист ДВП, наклеиваю на него бумагу нужного ему формата. Он сидит на диване и рисует, зажимая карандаш между пальцами левой ноги, а правой поддерживает холст снизу. Черновиков у него нет. Начинает рисовать всегда почему-то от центра. Если это портрет, то сначала появляются глаза.

Скриншот сюжета СТВ

С натуры почти не пишет — придумывает сюжеты или рисует по памяти. Соседка по даче долго не верила, что это его собственные работы: «Надя, ты же ему помогаешь рисовать». Я ей: «Да что ты! Я не знаю даже, как карандаш держать!». Однажды Олег увидел ее внучку. И по памяти ее нарисовал, а потом подарил бабушке этот портрет. Соседка плакала…

А как-то пришла знакомая, принесла свое паспортное фото 3×4 см. И Олег, глядя на него, нарисовал портрет. Сам придумал пейзаж и костюм для девушки — на снимке же наряд не виден, одна голова.

Фото: Игорь Матвеев
Олег Маханьков, «Богиня осенней жемчужины»
Олег Маханьков, «Плачущее танго»

«Одной левой» Олег Маханьков создал себе солидное арт-портфолио, которое бывает не у каждого здорового художника: 7 персональных выставок и участие в 20 коллективных. Два года подряд он забирал Гран-при творческого конкурса среди людей с ограниченными возможностями «Солнечный мир для всех». В январе 2016-го планируется персональная экспозиция работ художника в областной библиотеке.

Одна выставка Маханькова прошла в Германии. «Пришла к нам как-то целая делегация. Выбрали 11 Олежкиных работ. Провели выставку в Германии, а потом не смогли вернуть картины в Беларусь: таможня не разрешила. Тогда немцы их продали. И Олег заработал 120 марок — 20 лет назад это были большие деньги. Немцы также подарили ему принадлежности для рисования и хорошую инвалидную коляску. Она до сей поры служит», — рассказывает сестра.

Фото: Игорь Матвеев
Олег Маханьков, «Дорога к небесам»
Олег Маханьков, «Старый Витебск»

Всего Олег создал около 150 работ. Но в наличии уже не так много — многие картины художник дарит. Надежда признается, что ей тяжело с ними расставаться. И сетует, что сейчас брат стал писать мало: «Все его время забирает компьютер. Я ему говорю: «Олежка, у тебя должны быть новые работы. На даче рисует, но тоже нечасто: там есть ноутбук».

По Олегу видно, что он большой добряк. «Да, он не знает зла и представляет жизнь в розовом свете, — подтверждает Надежда. — Кстати, он же не только картины, но и стихи пишет! А еще — статьи в газеты, например, о живописи Марка Шагала, Исаака Левитана. Для человека с таким диагнозом это вообще что-то фантастическое. Тексты набирает ногой на компьютере».

Стихи Олега Маханькова можно почитать здесь и на его страничке в «Одноклассниках».

Надежда

Надежда для брата — все. Няня, «пресс-секретарь», друг, первый зритель его работ.

Фото: Игорь Матвеев
Надежда Бочурина

— Мою жизнь запрограммировала мама, — делится женщина. — Сразу родилась я, потом — брат, с тяжелой болезнью. У меня была своя семья, но мама сказала: «Ты все равно вернешься. Мне бы, главное, дожить, пока ты на пенсию выйдешь, чтобы тебе передать Олега». Так и случилось, мамины мысли материализовались.

Между нами есть что-то общее. Брат творит на бумаге, а я — на земле. Люблю ландшафтный дизайн. У нас есть дача, и она необычная, там нет привычного деревенского сада и огорода. Участок больше похож на европейский парк. Летом там я провожу разные мероприятия, праздник Купалья. В этом году на него пришли около 200 местных жителей, даже не ожидала такого успеха! Я была счастлива: и Олег в коллективе, и люди довольны.

Семья живет на две пенсии — Надежды и Олега. Но на денежные или бытовые проблемы женщина не жалуется:

— Это меня не волнует. Я боюсь только за свое здоровье. Ведь от него зависит жизнь Олега. Молюсь, чтобы подольше остаться рядом с братом. Олег и другие люди, которые страдают от тяжелых болезней, многому меня научили: они радуются каждой мелочи, каждому мгновению.

У меня нет праздников, нет семьи. Брат заменил мне и детей, и личное. Другая судьба у меня не состоялась бы. А если бы я и выбрала другую, более счастливую, то она была бы мне не в радость. Ведь даже страшно представить, какие бы муки принял Олежка, если бы за ним не смотрел родной человек. Он же и сказать ничего не может, и поесть… Поэтому вся моя жизнь — в брате.

Надежда с Олегом. Фото: личный архив героев

Муза Ирина

Как у любого настоящего художника, у Олега есть муза. Надежда рассказывает, что вдохновительницу зовут Ирина:

— С Олегом они познакомились на улице, во время прогулки брата. Ему тогда было 18−19 лет. Ира училась в художественной школе. Узнала, что Олег тоже рисует, пришла к нам — посмотреть его работы. Она была такая добрая девочка! Выезжала с ним погулять, поддерживала его в творчестве. Потом она уехала. Сейчас живет в российской Туле. Брат нашел ее в интернете. Ира с ним, правда, уже не общается. А Олежка запомнил ее на всю жизнь.

Ирина. Фото: личный архив героя

Фотография Ирины находится на рабочем столе на компьютере Олега. Ее же снимок, а не его собственный, стоит и на сайте с его стихами. Некоторые из них мужчина также посвящает своей далекой музе. Его глаза светятся по-особому, когда звучит ее имя. О встрече с ней он просит своего ангела-хранителя. Ее черты — в его женских портретах.

Так получилось, что у Олега Маханькова нет крепкого здоровья. Но у него есть дар свыше. Настолько сильный, что нога заменила руку. А еще с ним всегда рядом его добрая Надежда и то, без чего наша жизнь немыслима: вера и любовь.

Олег Маханьков, «Жемчужина»
-40%
-20%
-20%
-10%
-20%
-10%
0068627