1. Какую из вакцин от ковида, которыми прививают в Беларуси, одобрил ВОЗ? Главное о здоровье за неделю
  2. Участвовавший в испытании «Спутника V» минчанин спустя полгода проверил, что ему вкололи
  3. Лукашенко: «Мы несколько перенапрягли наше общество»
  4. Как белорусские сигареты оказываются в опломбированных вагонах с удобрениями? Попытались найти ответ
  5. Лукашенко подписал декрет о переходе власти в случае его гибели
  6. Автозадачка на выходные. Загадка про легендарный автомобиль эпохи 70-х
  7. Бабарико, Тихановская и Цепкало о том, как для них началась избирательная кампания в прошлом году
  8. Инфекционист — о поставках в Беларусь вакцины от Pfizer и BioNTech и реакциях на прививку от COVID-19
  9. «Всех разобрали, а я стою. Ну, думаю, теперь точно расстреляют». История остарбайтера Анны, которая потеряла в войну всех
  10. В Минске все-таки запустили в небо тысячи красных и зеленых шариков, против которых подписывали петицию
  11. «1700 рублей, СМС о зачислении пришло ночью». Какие выплаты в этом году к 9 Мая получают ветераны
  12. Колючая проволока и бронетранспортер. Каким получился «Забег отважных» в парке Победы
  13. «Поняли, у собаки непростая судьба». Минчане искали брошенному псу дом и узнали, что он знаменит
  14. «Мама горевала, что не дождалась Ивана». Спустя 80 лет семья узнала о судьбе брата, пропавшего в 1941-м
  15. Сколько людей пришло в ТЦ «Экспобел», где бесплатно вакцинируют от коронавируса
  16. «Когда войну ведут те, кто уже проиграл». Чалый объясняет «красные линии» и угрозы Лукашенко
  17. Властям в апреле удалось пополнить резервы валютой. Белорусы отвернулись от доллара?
  18. «Пленные взбунтовались — врача похоронили с оркестром». История и артефакты из лагеря в Масюковщине
  19. Главный скандал «фигурки»: россияне выиграли золото Игр, но через 5 дней его вручили и канадцам. Как так?
  20. Пяць палацаў, якія можна купіць у Беларусі (ёсць і за нуль рублёў)
  21. «Ці баяўся? Канешне, баяўся». Дзесяць цытат Васіля Быкава пра Вялікую Айчынную вайну
  22. Позывной «Птица». Удивительная история разведчицы Базановой, которая создала в оккупированном Бресте свою резидентуру
  23. «Хочу проехать по тем местам». Актер Алексей Кравченко — об «Иди и смотри» и съемках в Беларуси
  24. «Баявая сяброўка». Як украінка набыла танк, вызваляла на ім Беларусь ад фашыстаў і помсціла за мужа
  25. В Лиде заметили странную очередь, в которой раздавали деньги. В исполкоме говорят о возможной провокации
  26. 76 лет назад закончилась Великая Отечественная война. В Беларуси празднуют День Победы
  27. Белгидромет предупредил о заморозках в ночь на 10 мая
  28. За сутки в стране 1214 новых случая COVID-19, десять скончавшихся
  29. Эксперт рассказал, что можно посадить в длинные выходные, а что еще рано сажать
  30. Ведущий химиотерапевт — о причинах рака у белорусов, влиянии ковида и о том, сколько фруктов есть в день


Эвика Отто, фото: Герман Сачук,

Жилой дом 1990 года постройки на улице Курчатова, 38 в Гродно жильцам предложили выкупить у государства — за целых 36,6 миллиарда. УЖРЭП Ленинского района, в собственности которого он находится с августа, рассчитал квадратный метр по рыночной стоимости — 13,8 млн. Жильцы в недоумении: как их дом, построенный 25 лет назад и «не видавший» капремонта, может стоить, как новый? В УЖРЭПе по-человечески сочувствуют людям, но все-таки настаивают, что жилье должно приватизироваться по рыночным ценам.

Фото: Герман Сачук

Фотографировали мебель, ламинат и стеклопакеты

В доме на Курчатова, 38 живут в основном пенсионеры: большинство из них — строители, отработавшие на ОАО «Гроднопромстрой» по 25−40 лет. В 2014 году предприятие перевело 10-этажку из общежития в статус жилого дома. Уже тогда жильцы обращались за приватизацией, однако акционерное общество затягивало процесс, а в августе 2015 года безвозмездно передало здание в собственность УЖРЭПа Ленинского района Гродно. Коммунальное предприятие начало процесс приватизации, однако уведомления касательно стоимости жилья шокировали всех.

Фото: Герман Сачук

В небольшой кухне жительницы дома Казимиры Русилко, квартиру которой оценили почти в миллиард рублей, собрались 11 человек.

— Недавно мой знакомый приватизировал квартиру тоже в бывшем общежитии «Гроднопромстроя» на улице Комарова. За 58 квадратных метров ему насчитали 220 млн (3,7 за один квадрат). При этом в доме был сделан капитальный ремонт: полностью обновлен фасад, заменены все трубы, установлены стеклопакеты и новые двери. В нашем же 25 лет не было капремонта, только в прошлом году покрасили подъезд, а несколько лет назад провели герметизацию стыков и «зашили» термошубой одну торцевую стену, — рассказывает хозяйка, для которой только первоначальный взнос рассчитали в размере более 94 млн.

Фото: Герман Сачук

Как объяснили жильцы, дом оценивала комиссия РУП «Институт недвижимости и оценки», приглашенная из Минска. Женщины ходили по квартирам, фотографировали стеклопакеты, поставленные за деньги жильцов, полы, застеленные ламинатом, мягкую мебель, встроенные кухни, ковры, натяжные потолки и так далее.

— Мы предложили им снять старые полы из древесноволокнистой плиты, незастекленные балконы, изношенную сантехнику, но этого никто не сделал, — говорит Ольга Флейшер.

Фото: Герман Сачук

Фото: Герман Сачук

Фото: Герман Сачук

Фото: Герман Сачук

Фото: Герман Сачук

Фото: Герман Сачук

Фото: Герман Сачук

Фото: Герман Сачук

Фото: Герман Сачук

— Во всех службах обещали, что нам посчитают стоимость квадрата по наименьшей цене — в диапазоне 3−6 млн, но когда всем пришли письма на приватизацию, стоимость квартир оказалось от 380 до 940 млн. Нам объяснили, что посчитали по текущей рыночной стоимости, потому что потеряли проектно-сметную документацию, где была указана первоначальная цена дома, на основании которой должны производить расчет, — вспоминают женщины.

Фото: Герман Сачук

Пенсионеры не знают, где взять деньги

Такое объяснение не устроило жильцов: в юридической консультации они уточнили, что первоначальную стоимость можно узнать из десятка документов. Как позже выяснилось, в УЖРЭП все-таки хранится акт государственной комиссии о приемке законченного строительством объекта в эксплуатацию, где также зафиксирована первоначальная стоимость.

— Мы стали настаивать, чтобы на основании акта сделали перерасчет, на что нам ответили: что этот документ нечитаемый, поэтому ничего сделать не могут. Они хотят вогнать нас в кабалу. Мой первый взнос — 59 млн, где их взять? Мне даже кредит не дадут на такую сумму с пенсией 1,7 млн. Мы все таких денег не выплатим, — показывает на своих соседок Наталья Жирнова.

Фото: Герман Сачук

— Они хотят, чтобы мы купили квартиры по «рыночной цене», но даже и эта сумма кажется завышенной. Интересовались: новые квартиры в Гродно стоят около 10 млн за квадрат [в середине ноября 2015 года квадратный метр коммерческого жилья в доме на улице Тавлая (в том же районе) стоил в районе 12 миллионов. — TUT.BY], — добавляет Мария Наумович.

Недавно один из жильцов Курчатова, 38 обратился в Государственный архив Гродненской области с просьбой разыскать акт государственной приемочной комиссии о приемке законченного строительством объекта в эксплуатацию. Документ нашли, и бумаги оказались читаемые.

— Для нас, простых людей, не составило никакого труда, заплатив 90 тысяч за услугу архива, найти акт, согласно которому сметная стоимость дома по утвержденной проектно-сметной документации — 593,15 тыс. рублей. Документ подписали 12 членов государственной комиссии, — показывает бумаги еще одна жительница Юлия Денисевич.

УЖРЭП принял жилье по рыночной стоимости?

Тем временем в УЖРЭПе Ленинского района утверждают, что первоначальная стоимость дома на основании бухгалтерского учета ОАО «Гроднопромстрой» не повлияла бы на стоимость приватизации. Для предприятия, которому здание передано безвозмездно, первоначальная стоимость к бухгалтерскому учету определяется исходя из текущей рыночной стоимости.

Фото: Герман Сачук

— Мы могли принять этот дом только по рыночной стоимости (в соответствии с пунктом 10 Инструкции по бухгалтерскому учету основных средств, утвержденной постановлением Минфина РБ от 30.04.2012 № 26, и Инструкции по бухгалтерскому учету безвозмездной помощи, утвержденной постановлением Минфина РБ от 31.10.2011 № 112). Чтобы ее определить, обратились в РУП «Институт недвижимости и оценки» в Минске. 9 октября произведена рыночная оценка дома, которая составила 36 млрд рублей. Исходя из этой цены определили стоимость квадратного метра для приватизации, — объясняют специалисты отдела нежилых и приватизации жилых помещений УЖРЭП Ленинского района г. Гродно.

По словам специалистов, если бы жильцы приватизировали квартиры, когда дом был в собственности ОАО «Гроднопромстрой», им бы продали жилье по той стоимости (цена 1990 года), которая была на учете у акционерного общества. Однако ОАО затягивало этот процесс, несмотря на обращения граждан, а сегодня вернуть первоначальную стоимость уже невозможно, так как УЖРЭП принял дом № 38 к учету за 36,646 млрд рублей — и именно это является первоначальной стоимостью.

— Мы понимаем, что это немаленькие деньги для людей, но делаем все в соответствии с законодательством. Для окончательного разрешения спорных вопросов о стоимости будет произведена независимая оценка рыночной стоимости согласно рекомендации областного управления, — говорят специалисты.

Юристы не согласны с мнением коммунальных служб

В действиях УЖРЭП есть несколько юридических несостыковок. Во-первых, дом был передан в собственность предприятия в августе, а рыночная стоимость определена только в октябре. Однако, согласно законодательству, объекты жилого фонда не могут быть переданы с нулевым балансом. Здесь возникает вопрос: по какой стоимости был принят дом? Во-вторых, рыночная стоимость не может применяться для расчета стоимости приватизации жилого дома.

Фото: Герман Сачук

— Приватизация квартир в частную собственность осуществляется по оценочной стоимости, а не по рыночной, — объясняет адвокат юридической консультации Октябрьского района г. Гродно Жанна Бобко.

Оценочная стоимость жилья — это первоначальная цена дома (которую жильцы нашли в акте), умноженная на коэффициенты, существующие в законодательстве. Они могут быть как понижающими, так и повышающими. При расчете учитывается износ здания и расходы на его амортизацию. С точки зрения инструкции № 26, на которую также ссылается коммунальное предприятие, стоимость здания не может быть просто так изменена: объекты жилищного фонда учитываются в бухгалтерском учете как основные средства, а по законодательству в случае с Курчатова, 38 первоначальная стоимость основных средств может измениться, только если была проведена их реконструкция (модернизация, реставрация). Проще говоря, если бы в доме № 38 провели капремонт, первоначальную цену можно было бы пересчитать. Из чего можно сделать вывод, что УЖРЭП не имеет права изменить стоимость квартир в бухгалтерском учете на основании актов оценки комиссии, которая приезжала из Минска.

Облисполком обещал разобраться с рыночной оценкой

Жильцы дома на Курчатова, 38 направили письма с просьбой помочь в решении вопроса с приватизацией в Администрацию президента, Госконтроль, Следственный комитет, Генеральную прокуратуру и Гродненский облисполком.

16 ноября они получили ответ от Управления ЖКХ Гродненского облисполкома: власти согласились, что стоимость приватизируемого жилья завышена.

Фото: Герман Сачук

— Для решения вопросов, связанных с принятием мер по изменению необоснованно высокой оценочной стоимости помещений в доме № 38, будет обеспечено проведение независимой оценки рыночной стоимости (которую определила столичная комиссия. — TUT.BY), — сообщает в письме начальник управления Олег Шафранский.

Кроме того, в управлении согласились, что для приватизации применяется оценочная стоимость жилого помещения, которая определяется путем умножения его действительной стоимости [в этом случае первоначальной, которая по закону должна быть неизменной. — TUT.BY] на коэффициенты потребительских качеств жилого помещения с учетом коэффициента качества жилой среды.

Люди надеются на справедливое решение их проблемы.

-15%
-10%
-10%
-20%
-5%
-30%
-30%
-10%
-10%
0069757