Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Помня, что не место красит человека, а человек место, каждый начальник стремится приложить руку к созданию комфортной атмосферы в своем кабинете. Многие верят, что заняли важное кресло надолго, а потому устраиваются основательно. И правильно делают. Даже если вы оставите высокую должность, останутся приятные воспоминания.

Корреспондент "Белорусских новостей" расспросил бывших депутатов Палаты представителей об особенностях их трудового уюта.

Наталья Машерова:

- Тоски по своему кабинету в парламенте не испытываю. Хотя свое рабочее место я любила и украшала. В моем кабинете было много цветов: я потом их все раздала девочкам, которые работают в приемных. На стене висел портрет Александра Григорьевича, были также грамоты в рамочках, которыми меня наградили, и мои любимые картины. Портрет президента остался, а грамоты с картинами я, естественно, забрала с собой.

Когда бумаги собирала, слегка щемило на сердце. Но жалко было не с кабинетом расставаться, а с людьми, с которыми столько времени вместе проработала. Сейчас я пока безработная, поэтому несколько неуютно себя чувствую: не привыкла сидеть без дела. А в свой бывший кабинет зайти и посмотреть, кто его сейчас занимает, у меня нет никакого желания. Я не оборачиваюсь назад и не живу прошлым.

Владимир Парфенович:

- Из украшений в моем бывшем кабинете был портрет Лукашенко, который повесили ребята из Управления делами. Свое рабочее место я никак не украшал. Зачем? Это же все временно. Кабинет у меня был маленький — 10-12 квадратных метров. Помещался только письменный стол, компьютерный столик, книжный шкаф и все. Мне как заместителю председателя парламентской комиссии предлагали большой кабинет метров на 20-25, но я отказался. Зачем эти хоромы, тем более что основная депутатская работа все равно не в кабинете.

Владимир Новосяд:

- Я был единственным депутатом, у которого на стене не висел портрет Лукашенко. Когда заселялся в него, портрет на стене висел, но я решил его снять и повесил фотографию своей старшей дочери. Украшением моего кабинета можно было также назвать грамоту за первое место в турнире по бильярду, который проводился между депутатами. Все остальное — стандартный набор из стола, стульев, компьютера, сейфа, холодильника, шкафа и т. д. Кабинет мой был небольшой — в соответствии с неписаным правилом, которому в парламенте следуют еще со времен царя Гороха. У председателя комиссии в кабинете должно быть три окна, у заместителя — два, у рядового члена комиссии — одно. В моем кабинете было одно окно. После окончания срока депутатских полномочий я казенное имущество сдал и ушел как солдат на дембель. По старому рабочему месту не тоскую. Надеюсь, что будут новые кабинеты и новые, более интересные места работы. А вообще главное — не помещение и мебель, а люди, с которыми работаешь.

Игорь ШЕВЧУК
0058045