/ / Фото: Елизавета Кузнецова,

О прошедшей избирательной кампании в Беларуси писали не только белорусские журналисты, но и зарубежные. Многие из них приехали к нам не в первый раз. Как, по их мнению, изменились страна и люди и чем запомнились выборы-2015?

«Вашим властям даже выгодно, чтобы люди приезжали сюда, общались с условными Статкевичами»

Макс Седдон, журналист американского издания BuzzFeed, помимо этой поездки на выборы президента, был в Беларуси в 2009 году.

Фото: Елизавета Кузнецова для TUT.BY
Макс Седдон, журналист американского издания BuzzFeed

По его мнению, по прошествии шести лет в стране начала развиваться молодежная культурная среда.

 — Центр города оказался гораздо живее, чем я ожидал. Если ты следишь за страной издалека и не приезжаешь регулярно, очень просто поддаться стереотипам о «совке». С одной стороны, он никуда не делся, но с другой — развивается любопытная молодежная культурная среда, IT-отрасль, — говорит он. — Деловая и культурная сфера живет как бы параллельно. Если их представители не лезут в политику, власти их не трогают, как мне показалось.

Белорусы отличаются от украинцев, рассказал Макс Седдон, тем, что у нас популярна идея «не раскачивать лодку».

— У украинцев очень высокая потребность в свободе, — считает собеседник TUT.BY.

Седдон не отметил каких-то препятствий в работе иностранных журналистов на выборах:

— Политическое поле уже настолько ограничено, что для властей нет особого смысла мешать работе журналистов. К тому же во время размораживания отношений с Западом, мне кажется, им даже выгодно, чтобы люди приезжали сюда, общались с условными Статкевичами, сходили в белорусский Свободный театр.

«Хотя экономика медленно развивается, уровень жизни существенно поднялся»

Черстин Кронвалл, шеф-корреспондент телерадиокомпании Финляндии «Юлейсрадио», впервые в Беларусь приехала в 2000 году. Тогда она работала над материалом из Чернобыльской зоны. После этого была на президентских выборах в 2006 и 2010 годах, во время кампании этого года также работала в Беларуси.

Фото: Елизавета Кузнецова для TUT.BY
Черстин Кронвалл, шеф-корреспондент телерадиокомпании Финляндии «Юлейсрадио»

За 15 лет, по ее мнению, в Беларуси многое изменилось.

— Хотя экономика медленно развивается, уровень жизни существенно поднялся. Люди стали более открытыми, свободными. 15 лет назад очень боялись говорить с иностранным журналистом, высказывать свое мнение. Сейчас с этим уже более свободно, — рассказывает она, обращая внимание, что на митингах и акциях протеста участники всегда более открыты, чем те, кто в таких мероприятиях не участвует.

В то же время она отмечает, что и сегодня сложно найти человека, который согласится дать комментарий на камеру. При этом, чем дальше уедешь от Минска, тем охотнее люди идут на контакт с журналистом.

Она отмечает, что по-прежнему журналисту в Беларуси легко получить комментарий у представителей оппозиции, но сложно у властей:

 — Власть не дает никаких интервью нам, мы не можем прямо обратиться к президенту или министру. Это уже несовременный метод, когда нужно отправлять запрос на интервью и два месяца ждать ответа. Это несовременный мир.

То, что в этом смысле нам еще далеко до прогрессивного мира, по мнению Черстин, показала история с Нобелевским лауреатом Светланой Алексиевич. Когда она дала пресс-конференцию не в стенах Министерства культуры, а в белорусском ПЕН-центре.

 — В любой современной стране Министерство культуры мгновенно открыло бы здание, и там проводилась бы пресс-конференция. А мы собирались в маленькой-маленькой комнате, где не было ничего слышно и видно. Страна должна гордиться тем, что впервые в истории гражданка Беларуси получила Нобелевскую премию, поэтому, конечно, надо было сделать это (провести пресс-конференцию. — TUT.BY) публично, — говорит она.

Также белорусы кажутся журналистке политически неактивными.

— Из-за этого в том числе у вас политика и не развивается. Может быть, это связано с тем, что после распада СССР у вас не появилась культура, когда люди проявляют политическую активность, — говорит Черстин.

Она надеется, что Беларусь будет меняться, но перемены будут мирными.

— Вам нужны перемены, новые идеи, чтобы особенно местная власть начала по-другому работать с людьми, — подытожила шеф-корреспондент.

«Страна намного ярче, позитивнее и оптимистичнее, чем многие на Западе думают»

Генри Фой, корреспондент издания Financial Times, в Беларусь приехал впервые.

 — У вас очень интересная страна. Страна намного ярче, позитивнее и оптимистичнее, чем многие на Западе думают. Все представляют вашу страну как что-то серое и темное, — говорит Генри.

Фото: Елизавета Кузнецова для TUT.BY
Генри Фой, корреспондент издания Financial Times

По его мнению, у нас «не хватает свободы, но люди не чувствуют себя такими уж притесненными».

— Когда я захожу в бары и кафе, вижу современную молодежную культуру. Люди начинают свои небольшие бизнесы, у вас очень быстро развивается эта кафе-культура. То же самое я вижу в галереях, на фестивалях искусств. Интересно за этим наблюдать, и здорово, что это происходит, — отмечает он.

Говоря о выборах, журналист отметил свободные условия для кампании Татьяны Короткевич.

—  У нее была очень хорошая кампания, я считаю, учитывая все ограничения. Два других кандидата (Николай Улахович и Сергей Гайдукевич. — TUT.BY) показались мне менее серьезными, — считает он.

«Удивило, что на участках продается алкоголь в немереных количествах и очень дешево»

Дарина Шевченко, журналист украинского англоязычного издания Kyiv Post, в Беларуси впервые.

— У меня двойственные впечатления. С одной стороны, у вас очень дорого, я не ожидала. Почему-то думала, что здесь намного дешевле, чем у нас, но оказалось наоборот, — говорит журналистка, имея в виду стоимость проезда в общественном транспорте, товаров и цены в ресторанах.

Фото: Елизавета Кузнецова, TUT.BY
Дарина Шевченко среди зарубежных журналистов в Минске.

Также она отмечает чистоту на улицах города.

— Еще у вас люди очень запуганные. Я пыталась подойти ко многим за комментариями, задавала вопросы по поводу выборов, собираются ли идти, не касаясь политических предпочтений. Практически никто не согласился назвать фамилию, а в моем издании нельзя использовать комментарии людей без фамилий. Один человек дал размытый комментарий, по которому сложно понять, какая у него позиция и есть ли она вообще, — говорит Дарина, обращая внимание, что на акции оппозиции в субботу, 10 октября, брать комментарии у участников было легко.

Больше всего ее впечатлили сами выборы президента. Дарина посетила три избирательных участка в центре Минска.

— Я увидела, что у вас урны заклеивают пластилином. Спросила, почему пластилином, а не, например, сургучом (цветная плавкая смесь. — TUT.BY), ведь пластилин легко снять. Представители комиссии сказали, что никто его снимать не будет, они же там сидят, — рассказывает она.

По наблюдениям журналистки, на участках, которые она посетила, было мало избирателей. Где-то приходилось ждать по 10 минут, пока кто-то придет, чтобы сделать фотографию. При этом на первом участке, который она посетила, был «невероятный праздник жизни».

—  Какая-то светомузыка в коридоре и бесплатная парикмахерская на участке работала. Еще удивило, что везде продается алкоголь в немереных количествах и очень дешево. У нас на выборах такого нет, — рассказывает журналистка.

Еще на одном участке журналистке удалось посетить концерт. Правда, она с коллегами была чуть ли не единственными зрителями, пока туда не пришел дедушка.

— Избирательный участок был в спортивном зале школы, в коридоре дверь в класс оказалась открыта. Мы увидели там женщину в блестящем платье с микрофоном, стояла звуковая система. Она объявила: «Дорогие гости, мы начинаем для вас концерт». Мы решили зайти, и оказалось, что в зале не было зрителей. Она говорила это в пустой комнате, — вспоминает Дарина.

-30%
-10%
-20%
-10%
-30%
-20%
-30%
-15%
-10%