Поддержать TUT.BY
63 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Норвежская компания Yara отреагировала на заявления «Беларуськалия» по возврату уволенных работников
  2. Бывшему милиционеру дали 2 года «химии» — за оскорбление оперативника
  3. «Противопоставление официальным комментариям». Генпрокуратура передала в суд дело журналиста TUT.BY и врача БСМП
  4. «Поток ринувшихся к границе превратил окраину Бреста в «прифронтовую полосу». Как нашим уже пытались запретить выезд
  5. Выросла на ферме и вышла замуж за парня, с которым встречалась 10 лет. Лучшая биатлонистка прямо сейчас
  6. В ТЦ «Пассаж» конфликт: предприниматели остались без света, работать не пускают охранники
  7. Акции протеста, самоподжог на площади, Тихановская в Совбез ООН. Что происходило в Беларуси 22 января
  8. В Совбезе ООН выступили Тихановская и Латушко — напомнили о репрессиях. Постпред Беларуси спросил о свободе слова
  9. Видеоурок. Как выбраться даже из глубокого снега без буксира
  10. Милиция так и не смогла найти, кто повредил мотоцикл байкера, который лихо уходил от погони ГАИ во время протестов
  11. Новый КоАП вводит правило «первого раза» для водителей: за какие нарушения сначала не будет штрафа
  12. 18-летней Софии, которая расписала щиты военных, дали два года колонии. Ее другу — полтора
  13. «Даже взгляд сфокусировать не мог». Поговорили с родными ученика, который после школы с ЧМТ попал в больницу
  14. «Муж старше моей мамы на два года». История пары с большой разницей в возрасте
  15. Пять лучших сериалов о сексе, от которых точно кайфанут зумеры
  16. ТВ-горки и стенки канули в прошлое. Дизайнеры рассказали, какие полки и TV-тумбы в тренде
  17. Минск лишили права проведения чемпионата мира по современному пятиборью
  18. Шахтеры, которые ушли в стачку, ответили на обещания «Беларуськалия» взять их обратно на работу
  19. «В 115 ответили: «Ну вы же взрослые, сами решите». Как жила минская Малиновка без отопления и горячей воды
  20. Бывший студент БНТУ подал иск, чтобы отменить свое отчисление. Вот что решил суд
  21. Условия, отношение и распорядок. Что пишут о жизни в колонии и СИЗО фигуранты «политических» дел
  22. «200 гостей гуляли два дня». Как сложилась судьба новобрачных, которых искали читатели TUT.BY
  23. На продукты, лекарства и детские товары подняли НДС. Рассказываем, что должно заметно подорожать
  24. Двое детей, с женой в разводе. Кто тот минчанин, который поджег себя на площади Независимости
  25. «Лукашенко меня не обувал, чтобы я сейчас переобулась». Анжелика Агурбаш об отношении к ситуации в стране
  26. В России ищут 80 вагонов для поставки бронетранспортеров БТР-80 в Беларусь. Разбираемся, в чем дело
  27. Московский суд арестовал белорусского бойца Алексея Кудина на два месяца
  28. «Условия крайней необходимости». СК отказался возбуждать дело на милиционера, который в Жодино ударил женщину в лицо
  29. Опасный прецедент. Во что нам может обойтись отказ Yara от контракта с «Беларуськалием» (и почему все это важно)
  30. Послы Польши и Литвы так и не вернулись в Минск после отзыва в свои столицы осенью. Это надолго?


/

В гомельском областном суде завершаются слушания по делу о смерти грудного ребенка по вине его родителей. В понедельник, 21 сентября, прошли прения сторон, в ходе которых сторона гособвинения запросила наказание обоим обвиняемым в виде 20 лет лишения свободы.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

Напомним, 13 января в Гомеле в одной из квартир общежития на проспекте Космонавтов обнаружили тело грудного ребенка. В тот же день по подозрению в совершении преступления задержали биологических родителей младенца — 31-летнюю Виолетту Григорьеву и ее 35-летнего сожителя Максима Хололеенко.

В середине июня 2015 года СК завершил расследование. Следствием было установлено, что родители умышленно оставили дочь без присмотра, будучи уверенными, что без кормления и ухода она неминуемо умрет. Сожителям предъявлено обвинение по ч. 2 ст. 139 «Убийство заведомо малолетнего» УК.

Помимо того, что в мае 2014 года родители избавились от девочки, через семь месяцев, 27 декабря, у них родился сын Данила. В роддоме Григорьева представилась девичьей фамилией матери своего сожителя, на которую и записала сына. Когда она с новорожденным выписалась из больницы, в тот же день пара, которая до рождения сына несколько месяцев бродяжничала по подъездам, оставила малыша на площадке одного из домов 17-го микрорайона.

В суде пара объяснила свой поступок тем, что это было сделано во благо ребенку. Даже через некоторое время они «опомнились и вернулись за ним», но малыша уже не оказалось на месте. Новорожденного мальчика нашла женщина, которая убирала вечером квартиру и, выйдя в тамбур, чтобы там подмести, услышала детский плач. Женщина и ее соседка вызвали скорую и милицию. Сначала малыша отвезли в областную детскую больницу, оттуда — в Дом малютки. Сейчас он уже усыновлен.

Таким образом, сожителям инкриминируется еще одно уголовное преступление — оставление в опасности. Собственно, ЧП с новорожденным Данилой и послужило толчком к активному поиску горе-родителей, что, в свою очередь, привело к раскрытию еще более страшного преступления.

Первое судебное заседание по уголовным делам в отношении обвиняемых началось 18 августа этого года. В понедельник, 21 сентября, суд перешел к прениям сторон.

Гособвинитель отметил, что, несмотря на то, что у Хололеенко имеются органические расстройства личности в сочетании с синдромом зависимости от алкоголя, это не лишает его возможности осознавать значение своих действий. К тому же в момент совершения преступления обвиняемый отдавал отчет своим поступкам. У Григорьевой психических заболеваний или расстройств не обнаружили. Родители девочки, брошенной в пустой квартире, признаны вменяемыми.

Прокурор запросил наказание для сожителей в виде 20 лет лишения свободы путем частичного сложения сроков по двум статьям обвинения — для Григорьевой в колонии общего режима, для Хололеенко — в колонии усиленного режима. К тому же мужчину ждет принудительное лечение от алкоголизма.

Мать Григорьевой, которая проходит по делу потерпевшей, поддержала позицию прокурора.

В свою очередь, адвокаты Хололеенко в своем заключении подчеркнули, что их подзащитный не относился безразлично к судьбе своих детей, а оставление ребенка в подъезде в данном контексте не может трактоваться как оставление в опасности,  и просили оправдать обвиняемого по обеим статьям.

В заключении прений суд предоставил последнее слово обвиняемой Григорьевой. Женщина заплакала и чуть внятно смогла лишь произнести, чтобы ее не наказывали так строго — 20 лет, мол, очень большой срок:

— Я признаю, что оставила детей. Не нужно было этого делать. Теперь я все понимаю. Пожалуйста, не судите меня строго.

Последнее слово обвиняемому сожителю женщины предоставят 30 сентября. Планируется, что в этот день суд вынесет окончательный приговор.

-28%
-15%
-10%
-9%
-15%
-10%
-33%
-30%
-21%
-12%