108 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  2. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  3. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет
  4. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  5. Оперная певица, которая троллит чиновников и силовиков. Кто такая Маргарита Левчук?
  6. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  7. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  8. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  9. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  10. Акции в честь 8 Марта и заседание МОК по Беларуси. Онлайн дня
  11. Минздрав опубликовал свежую статистику по коронавирусу: снова 9 умерших
  12. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  13. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  14. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  15. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  16. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  17. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  18. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  19. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  20. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  21. Суды над студентами и «Я — политзаключенная». Что происходило в Беларуси и за ее пределами 7 марта
  22. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  23. На воскресенье объявлен оранжевый уровень опасности
  24. На ЧМ эту биатлонистку хейтили и отправляли домой, а вчера она затащила белорусок на пьедестал
  25. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  26. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  27. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  28. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть
  29. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  30. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы


/ фото автора,

«Сюрреалистические рисунки не всегда нравятся горожанам, а вот по поводу исторических изображений никто не высказывал недовольств», — говорит автор исторического стрит-арта в Пинске художник Евгений Сосюра. Стараниями пинчанина в столице Полесья появились три рисунка, изображающих город в XIX и ХХ веке: два из них украсили старые опоры моста через Пину, еще один появился на боковой стене двухэтажного здания по улице Ленина.

TUT.BY узнал у художника, как после штрафа за нелегальный рисунок Боба Марли началось его сотрудничество с местными властями, а также почему не всякое граффити подойдет историческому центру города.

Фото: Кристина Горбач, TUT.BY
Евгений Сосюра всегда любил рисовать и сделал хобби своей работой. До этого он успел поработать на «Пинскдреве», но не воодушевился производством мебели.

«Вода в Пине летом упала — лестница, на которой я рисовал, доставала до дна»

На прошлой неделе уличный художник Евгений Сосюра завершил роспись бетонного строения — старой опоры моста через Пину. Это была вторая опора, расписанная Евгением, и его третий рисунок на историческую тему в родном городе: на фоне города изображены полешуки, приплывшие на лодках на ярмарку в Пинске — за основу взята фотография начала ХХ века.

Фото: Кристина Горбач, TUT.BY
Вторая опора старого моста расположилась посреди Пины.

Расписанная годом ранее опора была наглядным примером того, как выглядел город в XIX веке: здесь изображен уничтоженный позже костел Святого Станислава и плывущие по реке колесные пароходы.

— Прошлую опору я сам подготавливал — не очень тщательно покрасил белым фоном. В этом году альпинисты передо мной все оштукатурили, загрунтовали и покрасили. Конечно, хорошая подготовка желательна — опоры старые, немножко разваливаются.

Фото: Кристина Горбач, TUT.BY

С росписью первой опоры, той, что ближе к берегу, трудностей не возникло. Что касается второй, которая расположилась посреди реки, для работы привлекли четырех промышленных альпинистов.

— Чтобы туда добраться, мы с альпинистами пользовались лодкой. Вода в Пине этим летом рекордно упала, поэтому лестница доставала до дна. Что касается рисунков, то мне нравится много времени тратить на работы, все прорисовывать: важно, чтобы была возможность отойти, посмотреть со стороны на свою работу — это гораздо лучше, чем ночью впопыхах криво делать.

Молодой человек рассказывает, что работа над созданием последнего рисунка заняла пять дней — художник практически не отдыхал и трудился весь день. Кстати, такой вид уличных рисунков Евгений не называет граффити: чтобы разделить направления, свои сюрреалистические работы он подписывает псевдонимом Mutus, а вот работы на историческую тематику — настоящим именем и фамилией.

Фото: Кристина Горбач, TUT.BY

— Года три назад или еще раньше я подумывал нелегально разрисовать опору с другой стороны реки — там есть возможность рисовать, стоя на берегу. Однако посчитал, что это слишком сложно, и оставил эту идею, а позже это мне предложил сделать горисполком: я показал им эскизы — фотографии старого города есть в интернете. На том и сошлись.

Расписывать третью опору старого моста через Пину Евгений не планирует: из-за выступа на поверхности это будет трудозатратным процессом, да и с набережной ее будет плохо видно — должной отдачи работа не получит.

«Хочется, чтобы люди знали свою историю — возможно, кто-то проспонсирует восстановление утраченного костела»

Фото: Кристина Горбач, TUT.BY
В центре изображения — несохранившийся памятник белорусской архитектуры середины XVII века — костел Святого Станислава, который был самым большим в ВКЛ.

С началом творческой уличной деятельности у художника связана интересная история. В 2011 году Евгений Сосюра ночью нелегально расписывал бетонный забор — милиция выписала ему небольшой штраф за нарисованного без разрешения Боба Марли. Евгений связался с хозяином здания, чтобы возместить ущерб, — им оказался отдел культуры Пинского горисполкома.

— С тогдашним руководителем мы договорились, что портрет Боба Марли я закрашу. Одновременно я попросил дать место, на котором бы я мог рисовать и милиция штрафы не выписывала, — они дали мне ту же стену. С приятелем мы брали лестницу у бабушки из соседнего дома и рисовали подручными материалами конец одного лета и кусочек второго — это был мой первый серьезный выход в город, до этого были только мелкие работы на улице.

Тот штраф Евгений называет вполне удачным, ведь именно с него началось сотрудничество художника с городскими властями. Рисунки на историческую тему он создает с помощью аэрозольных красок — достаточно баллончиков нескольких оттенков черного, серого, белого.

Фото: Кристина Горбач, TUT.BY
Историческое граффити появилось на жилом доме по улице Ленина.

Еще одна работа Евгения на историческую тему в Пинске — рисунок на боковой части одного из домов по улице Ленина: с помощью снимка 30-х годов прошлого столетия Евгений изобразил, как улица, на которой расположился рисунок, выглядела почти 100 лет назад.

— Когда листал старые фотографии, увидел ту, которая стала основой для рисунка. Позже из горисполкома спросили, не хочу ли я что-нибудь нарисовать — я и предложил эту стену. Здесь изображен костел — несохранившийся памятник белоруской архитектуры середины XVII века, самый большой на то время костел в ВКЛ. В 1953 году его уничтожили — взорвали при реконструкции города и установке на площади памятника Ленину. Есть еще парочка снимков, которые хотелось бы перенести на фасады, — думаю, позже этим займусь.

Фото: Кристина Горбач, TUT.BY
Вдохновившись примером Евгения Сосюры, еще один пинский художник, Андрей Русско, нарисовал на боковой стене столинского моста достопримечательности города, включенные в государственный список историко-культурных ценностей Беларуси.
Фото: Кристина Горбач, TUT.BY
Герб Пинска и колокольня у костела Вознесения Пресвятой Девы Марии.
 
Фото: Кристина Горбач, TUT.BY
Костел Вознесения Пресвятой Девы Марии.
 
Фото: Кристина Горбач, TUT.BY
Иезуитский коллегиум (сейчас — Музей белорусского Полесья).
 
Фото: Кристина Горбач, TUT.BY
Костел Святого Карла Борромео (сейчас — городской концертный зал).
 
Фото: Кристина Горбач, TUT.BY
Свято-Варваринский собор.
 
Фото: Кристина Горбач, TUT.BY
Дворец Бутримовича (сейчас ЗАГС).

Такие изображения, по словам Евгения, создаются для того, чтобы показать жителям, какая была архитектура, какими были дома, здания, люди раньше. К тому же эти работы местные власти Евгению оплачивают: по словам художника, это говорит об их заинтересованности.

— Когда узнал, что у нас был такой костел чудесный, жалко стало, что его уже нет. Было бы намного круче, если бы он сохранился — такое интересное место для туристов. Он был как настоящий дворец — огромный, к тому же Пинск по тем временам был очень большим городом, центром торговли с большим рынком. Хочется, чтобы люди помнили об этом, и, возможно, кто-нибудь проспонсирует его восстановление.

По словам художника, в Пинске не очень много пригодных для рисования зданий. Идеальный вариант для стрит-арта — двух-, трех-, максимум пятиэтажные дома. Таких в Пинске немного, а рисовать на заборах молодому художнику неинтересно — заборы слишком длинные: Евгению не нравится работать с таким форматом композиции. В этом году жители, возможно, увидят новую сюрреалистическую работу за подписью Mutus главное, найти место и получить одобрение властей.

— Центр вряд ли для этого подходит: всему должно быть свое место. Некоторые эскизы — это такое безобразие, что я бы и сам не разрешил это рисовать. Конечно, мне и единомышленникам хотелось бы видеть в центре какие-то сюрреалистические работы: прикольно посмотреть на это как творческому человеку. Но большинству людей они здесь не понравятся: в историческом центре все должно напоминать об истории, и пожилые люди могут в штыки воспринять эти современные эксперименты.

Фото: Кристина Горбач, TUT.BY

Читайте также:

Дом Коласа, "Пизанская башня", францисканцы и иезуиты. Пять причин посетить Пинск

 

-38%
-40%
-10%
-40%
-20%
-50%
-10%
-15%
-25%
-10%