109 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. МОК не признал Виктора Лукашенко президентом НОК Беларуси
  2. Минздрав опубликовал статистику по коронавирусу за прошлые сутки
  3. У Марии Колесниковой истек срок содержания под стражей
  4. Синоптики объявили желтый уровень опасности на 9 марта
  5. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  6. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  7. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет
  8. «Соседи, наверное, с ума от нас сходят». У минчан с разницей в четыре года родились две двойни
  9. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  10. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  11. «Один роковой прыжок — и я парализован». История парня, который нырнул в воду и сломал позвоночник
  12. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  13. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть
  14. Минское «Динамо» обыграло СКА в четвертом матче Кубка Гагарина
  15. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  16. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  17. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  18. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  19. Госсекретарь США назвал Лукашенко последним диктатором Европы
  20. Акции в честь 8 Марта и непризнание Виктора Лукашенко президентом НОК. Онлайн дня
  21. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  22. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  23. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  24. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  25. У бюджетников заметно упали зарплаты. Их обещают поднять за счет оптимизации численности работников
  26. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  27. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  28. «Я привыкла быть, как все. Но теперь это не так!» Как мы превратили читательницу в роковую красотку
  29. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  30. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь


Культпросвет

В центре столицы развернулся XI Национальный фестиваль архитектуры «Минск-2015». Пользуясь случаем, мы начали знакомиться с архитектурными красотами, которые рассыпались по улочкам Верхнего города, и увидели на одном из стендов множество самых разных вариантов Купаловского театра. Откуда возникло такое количество проектов? Почему им выпала участь пылиться в архивах? И какую архитектурную ценность имеет знакомый всем нам сегодняшний Купаловский? Экскурсию по истории не воплотившихся в жизнь проектов театра для kultprosvet.by провел Дмитрий Задорин — архитектор и исследователь советского модернизма.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

1950−1960-е

О Купаловском театре стали говорить сразу после войны, когда разрабатывали проект главной площади страны — Центральной (сейчас — Октябрьская), куда вносили главные здания Минска. Некоторые его варианты предполагали и размещение театра. В конце 50-х Купаловский думали разместить на площади Свободы, на месте Гостиного двора. Все тогдашние архитектурные решения театра, которые я видел, были довольно условными. Минскпроект рассматривал традиционный вариант — типовое решение плана с доработанными архитекторами фасадами. Получилось бы очень монументальное бетонное здание — правда, уже без помпезности сталинского времени. Белгоспроект создал кое-что более современное — «коробочку» в стекле, — однако ничего из предложенного в итоге одобрено не было.

1970-е

В 70-е годы начали говорить о здании театра у реки Свислочь. У нас есть Центральная площадь и площадь Свободы, которые находятся настолько близко к краю одного из самых высоких холмов Минска, что если снести старую застройку Верхнего города, то на север до горизонта будет открываться прекраснейший вид. Такая изначально была задумка. Согласно детальной планировке центра города, разработанной в 1973 году, было принято решение расположить на Центральной площади универсальный зал, а театр построить на площади Свободы, которую иногда и называли театральной. Предложение разместить здание на этом месте было логичным: там, где сейчас стоит гостиница «Европа», в середине XIX века действовал городской театр. К тому же масштабы Купаловского соответствовали размерам площади.

Конкурс проектов

В 1974—1975 годах был проведен конкурс проектов постройки Купаловского театра. Это один из самых крупных конкурсов, которые когда-либо у нас проводились. Он был общесоюзным: так, один из проектов («Красный квадрат с диагональю») разрабатывался москвичами Андреем Боковым и Юрием Гнедовским.

Проект «Красный квадрат с диагональю». Изображение предоставлено Белорусским государственным архивом-музеем литературы и искусства
Проект «Красный квадрат с диагональю». Изображение предоставлено Белорусским государственным архивом-музеем литературы и искусства

Представленная там архитектура отличалась разнообразием. Были традиционные модели с симметричной композицией, выполненные в упрощенном классицизме. Это, например, проект «Теакцид». Проект Гнедовского и Бокова — уже прообраз архитектуры 80-х. В нем видна тенденция организации крытого прохода, которая для минских архитекторов в те времена была очень новаторской.

Проект «Теакцид». Изображение предоставлено Белорусским государственным архивом-музеем литературы и искусства
Проект «Теакцид». Изображение предоставлено Белорусским государственным архивом-музеем литературы и искусства

А вот «Мотылек» — это вообще какое-то космическое сооружение.

Проект «Мотылек». Изображение предоставлено Белорусским государственным архивом-музеем литературы и искусства
Проект «Мотылек». Изображение предоставлено Белорусским государственным архивом-музеем литературы и искусства

Проект «Кольцо» интересен тем, что там используются традиционные формы, а объем театра расположен строго по оси здания ЦК КПБ (сейчас — резиденции) по принципам классики. Много отсылок к архитектуре 30-х. В Ленинграде архитектор Гегелло делал именно такие театры.

Проект «Кольцо». Изображение предоставлено Белорусским государственным архивом-музеем литературы и искусства
Проект «Кольцо». Изображение предоставлено Белорусским государственным архивом-музеем литературы и искусства
Проект «Кольцо». Изображение предоставлено Белорусским государственным архивом-музеем литературы и искусства
Проект «Кольцо». Изображение предоставлено Белорусским государственным архивом-музеем литературы и искусства

Удивительно, что подобная архитектура всплывает в 1975 году наряду с тем же «Мотыльком» и проектом «222». «222» — это очень устойчивая квадратная форма, монументальный стиль 70-х с интересными большими люстрами. Здание сделано из плиток белого мрамора, и здесь есть не только центричность, симметрия, но еще и национальный колорит. Это несколько провинциальный перезрелый модернизм.

Проект «000222». Изображение предоставлено Белорусским государственным архивом-музеем литературы и искусства
Проект «222». Изображение предоставлено Белорусским государственным архивом-музеем литературы и искусства

Еще один интересный подход к архитектуре — проект «Зеленый круг в черном кольце». Он представляет уже не цельный объем, а раздробленный. Кстати, дроблением на Западе структуралисты начали заниматься уже к концу 60-х.

Проект «Зеленый круг в черном кольце». Изображение предоставлено Белорусским государственным архивом-музеем литературы и искусства
Проект «Зеленый круг в черном кольце». Изображение предоставлено Белорусским государственным архивом-музеем литературы и искусства

Для Купаловского было принято четыре варианта размещения на площади, согласно одному из которых театр должен был занимать доминирующую позицию и находиться в самом центре. По сути, он мог стоять на месте Дворца Республики. Другой вариант предусматривал раскрытие площади к реке, третий — смещение здания театра в сторону музея. Еще одно предложение объединяло театр с универсальным зданием. Жюри тогда признало, что это неправильное решение, поскольку оба сооружения были очень важны для архитектуры Беларуси, и у каждого из них должен был быть свой уникальный облик. Но все варианты исключали возможность сосуществования современной архитектуры и старины.

Конец проектов

К концу 70-х начали говорить о том, что театр должен иметь национальные черты, но эта идея в итоге стала разрушительной для многообразия проектов театра, поскольку следующим этапом уважения исторического наследия становился отказ от всяких разрушений. Мингорисполком и ЦК КПБ приняли решение сохранить историческую культурную застройку — и здание театра пропало.

Последний проект театра — это вариант мастерской Градова и Левина 1978 года. Его много хвалили — в частности, из-за того что здание театра создавало четыре равноценных фасада. Оно было со всех сторон органично вписано в окружающую среду. У таких зданий всегда есть проблема: с какой стороны подвозить декорации? Такая проблема есть и у Дворца Республики, его задняя сторона глухая, мертвая. Проект Градова и Левина решил эту проблему с помощью внутреннего двора: машины туда заезжали, а наружный фасад оставался полноценным.

Это здание хорошо отражает архитектуру 70-х, оно похоже на Театр на Таганке в Москве. Для него характерна игра с натуральными материалами. Лев Погорелов, известный архитектор, говорил о том, что нужно выражать белорусский национальный колорит, и для него он заключался в использовании дерева, контрасте больших и малых плоскостей. В этом проекте национальный колорит неплохо отражен. Такое здание стало бы самым сильным архитектурным акцентом центра Минска в то время. Если бы я не знал, что на площади Свободы располагается историческое наследие, то театр Градова и Левина на ней мне был бы эстетически более близок.

Купаловский сегодня

Здание Купаловского в том виде, в котором оно было построено в конце XIX века, — это пышная эклектика. После Второй мировой войны театр был сильно перестроен. Тогда он был выполнен в стиле, переходном от сталинского, традиционного к хрущевскому, модернистскому. Почему прежний вариант перестал устраивать? Просто понадобился больший театр: город развивался, хотелось больше посадочных мест.

Почему театр не был построен в другом месте? Было решено, что здание может находиться только в районе Центральной площади или площади Свободы, потому что зрители привыкли именно к этим районам.

Познакомиться со всеми стендами и экспонатами Национального фестиваля архитектуры «Минск-2015» можно до 13 сентября в Верхнем городе. Потом выставку перенесут внутрь Археологического музея, где она проработает до 1 октября.

-10%
-5%
-15%
-20%
-12%
-80%
-60%
-50%
-40%
-12%