/ /

Партнер проекта

TUT.BY начинает цикл материалов о наиболее значимых постройках города — «Символы Минска». Стартуем с одного из главных административных зданий страны — Дома правительства. Мы побывали внутри и пообщались с теми, для кого он был или является местом работы.

«Главное, чтобы за памятник не заходили»

Фактически в стенах Дома правительства зародилась Республика Беларусь — депутаты Верховного совета почти единогласно проголосовали за выход из состава СССР и объявили о независимости. Интерес к этому 80-летнему зданию подогревается не только его исторической ценностью, но и закрытостью. Если в начале 1990-х любой гражданин Беларуси мог записаться на прием в Верховный совет и попасть внутрь, то теперь вход сюда заказан. Во многие аналогичные учреждения мира водят туристов, а у нас даже возле входа не постоишь. Бдительная охрана попросит отойти.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY

В очередной раз в этом убедился, когда наблюдал за площадью с верхнего, девятого, этажа здания. Дорогу внутрь открыло журналистское удостоверение, но не без труда — процесс получения разрешения занял почти месяц.

— Гони их. Быстрее, — передает по рации сопровождающий нас по зданию охранник. К памятнику Ленину быстрым шагом подходит человек в форме — за постамент зашли прохожие. Через мгновение площадка за спиной Ильича снова пустынна.

— Это же охраняемый объект. Разрешить им тут гулять — все оплюют, — объяснил он.

За порядком здесь следят должным образом. Уточняю, как охрана Дома правительства реагирует на фотографирующих здание прохожих.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY

— Главное, чтобы за памятник не заходили — а с площади фотографировать, конечно, можно, — прозвучало в ответ.

Лангбард изначально не планировал ставить у своего здания изваяние Ильича. На его первых чертежах изображены соединительная галерея-трибуна между двумя крыльями здания, а также высокий обелиск. В итоге эти планы были изменены.

Иллюстрация из книги «Дом правительства Белорусской ССР», Минск, 1975.
Иллюстрация из книги «Дом правительства Белорусской ССР», Минск, 1975.

Семиметровая фигура бывшего вождя стоит на пьедестале из черного лабрадорита. Его авторы, архитектор-художник Иосиф Лангбард и скульптор Матвей Манизер, приехали в Минск из Ленинграда. Они изобразили Ленина, призывающим красноармейцев наступать на буржуазную Польшу.

Сегодня прохожие видят копию памятника. Оригинал 1930-х годов был снесен в первые же дни после прихода в город гитлеровских войск, распилен на части и вывезен в Германию для переплавки. Новая отливка была сделана в краткие сроки, так как в мастерской Манизера сохранилась модель.

Повергнутый Ленин до отправки на переплавку. 1941. Фото: ruiny-v-upor.livejournal.com
Повергнутый Ленин до отправки на переплавку, 1941. Фото: ruiny-v-upor.livejournal.com

— Любопытно, что помимо памятника Ленину нацисты пытались снять и герб БССР, но их попытки были тщетны, — говорит начальник комплекса Дома правительства Дмитрий Банчук.

Главный хозяйственник комплекса (а официально он называется АК «Советская, 11») долго листает книги по истории здания. Рассказывает увлеченно, видно, что ему это интересно. Его кабинет находится на первом этаже в левом крыле, где располагается Совет министров. Светлый и просторный. В глаза сразу бросились аж три телефонных аппарата. А также эмблема московской Олимпиады на наборе для канцелярских принадлежностей. Это не единственный раритет. Стоящий на рабочем столе компьютер выглядит несколько неуместно на общем фоне.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY

В правом крыле Дома правительства находится парламент (точнее Палата представителей, здание Совета Республики расположено на улице Красноармейской). В левом крыле — Совет министров.

Ныне действующая Палата представителей состоит из 110 членов, включая главу — Владимира Андрейченко. Срок полномочий нынешнего состава истекает в 2016 году. Именно здесь сначала рассматриваются законопроекты. Основной же функцией Совета Республики является их принятие либо отклонение.

Совет министров — это высший орган исполнительной власти. Его главой является премьер-министр. С декабря 2014 года эту должность занимает Андрей Кобяков.

Центральный вход в Дом правительства, который штурмовали в декабре 2010 года, по своему назначению не используется. В здание можно попасть с двух отдельных входов — в Совмин и в Палату представителей. Видимых отличий нет ни в интерьере, ни в пропускной системе. В обоих корпусах здания установлена система пропуска. Входящим предлагается пройти через металлодетекторную рамку. Сканируются и вещи.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY

На входе тщательно проверяют всех, и миновать контроля не удается даже обладателям служебных удостоверений. Один из сотрудников приложил электронную карточку к турникету на входе в Совмин и прошел сквозь рамку в момент, когда охранник был повернут к нему спиной — у него выясняли какой-то вопрос в другой стороне. Но освободившись, тот попросил прошедшего вернуться и сделал замечание: «Вы же видели, что я не смотрел».

Первое, что бросается в глаза внутри, — огромные пустые пространства. Высокие потолки, широкие коридоры. Большая часть здания имеет непримечательный интерьер. Никаких росписей, барельефов, бюстов. Все очень строго.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY

— В нашем здании сейчас идут ремонтные работы. К сожалению, мы не везде сможем побывать, — сказал Банчук.

Но показать малоизвестный вход в Дом правительства со стороны улицы Мясникова согласился. Лангбард предполагал благоустроить территорию за Домом правительства и создать здесь ансамбль, гармонирующий с площадью. С той площадью, которая также осталась лишь в его голове и рисунках.

Фото: Сергей Балай, TUT.BYФото: Сергей Балай, TUT.BYФото: Сергей Балай, TUT.BYФото: Сергей Балай, TUT.BYФото: Сергей Балай, TUT.BYФото: Сергей Балай, TUT.BY

Спускаемся вниз, проходим через КПП и попадаем в длинный серый тоннель. Он имеет примерно три метра в высоту и ширину. Пол и стены уложены новой плиткой. Выглядит аккуратно и не мрачно. Мимо то и дело кто-то проходит. Сначала люди в деловой одежде. И вдруг бабушка с пакетиком. Настолько заношенным, что надписи на нем еле читаются. Время сберегло лишь веселую мордашку обезьянки. Неожиданно этот тоннель привел в другое здание, открытое для прохожих. С улицы оно ничем не примечательно. Светлое, в два этажа. На фасаде вывески: «Ресторан ''Застолье''», «Магазин», «Торты» и другие. В ресторане этого здания готовится еда для столовой Дома правительства. Входные двери открываются через каждые несколько секунд. Конечно, даже если кто-то с улицы попадет в этот тоннель и пройдет в сам Дом правительства — дальше КПП его не пустят.

Парадность видна у главного, неиспользуемого, входа. От него ведут две лестницы на второй этаж, где расположено фойе у входа в Овальный зал. Открыть самое главное помещение Дома правительства помог Виталий Ермолович, начальник Информационно-аналитического управления. Неиспользуемые в данный момент помещения закрываются даже по рабочим дням.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY

Фото: Сергей Балай, TUT.BY

— В здании регулярно ведутся реставрационные работы, — сказал он. — Но эпоха 1930-х здесь не нарушается. Важно сохранить тот стиль.

Удивительные фрески на потолке в холле заставили остановиться перед уже открытыми дверями в Овальный зал. Фрескам восемь десятков лет. На них изображены фабрики, заводы, военная техника, женщины с лопатами. Работа по строительству коммунизма была тяжкой и требовала участия каждого.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY

Овальный зал выглядит не так, как задумывался и строился. Вместо изображения Сталина сейчас белорусский орнамент. Изменено и расположение кресел. Окна находятся под потолком, но они почти не пропускают свет. Работать без искусственного освещения здесь нельзя. Работать депутатам помогает огромная люстра «Звезда». Она весит 5 тонн и состоит из 5 тысяч лампочек. Свой нынешний вид она приобрела в 1980-х годах. Для замены ламп и чистки ее периодически спускают вниз при помощи специального механизма и десятка тросов.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY

Фото: Сергей Балай, TUT.BY

Фото: Сергей Балай, TUT.BY

Фото: Сергей Балай, TUT.BY

Фото: Сергей Балай, TUT.BY

Барельеф над входом в зал заседаний создан в 1930-х годах скульптором Андреем Бембелем — соавтором Кургана Славы, монумента на площади Победы и Брестской крепости.

Фото: Сергей Балай, TUT.BYФото: Сергей Балай, TUT.BY

Фото: Сергей Балай, TUT.BY

Внизу, под Овальным залом, расположены буфет и столовая. Но, судя по тому, что по окончании обеденного перерыва десятки работников здания возвращаются на свои места с площади Независимости, они предпочитают питаться в других местах.

— Стандартный обед в Доме правительства стоит около 60 тысяч, — уточнил Банчук. — Лично я беру на работу ссобойки. Многие сотрудники здания ходят в кафе, расположенные поблизости, в том же ТЦ «Столица», — там выходит дешевле.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY

Уровнем ниже столовой и буфета несколько лет назад было оборудовано помещение для курения. Оно примыкает к туалету. Журналист агентства Reuters Андрей Маховский вспомнил, что раньше курить было можно везде: и в рабочих кабинетах, и в фойе перед Овальным залом.

— В особых случаях, при напряженных заседаниях, когда депутаты боялись упустить что-то важное, они курили даже в самом зале заседаний, — сказал он.

Собеседник отметил, что в 1990-х курила большая часть депутатов. Сейчас же «вошел в моду здоровый образ жизни» и курильщиков в Доме правительства стало гораздо меньше.

«Як дэпутат я быў вельмі незадаволены Домам урада»

Фото: svaboda.org
Олег Трусов. Фото: svaboda.org

Бывший депутат, а ныне глава ТБМ Олег Трусов вспомнил свои первые впечатления от Дома правительства:

— Мой першы візіт у Дом урада адбыўся, калі я стаў дэпутатам XII склікання, у 1990 годзе. Уражанні былі двоесныя. З аднаго боку, мне як спецыялісту ў архітэктуры было цікава з прафесійнага погляду. Я быў прыемна здзіўлены фрэскамі 1930-х гадоў, якія там захаваліся. З іншага боку, як дэпутат я быў вельмі незадаволены. У Авальнай зале няма вокнаў - я там зрок згубіў. Калі ўзводзілі гэты будынак, не думалі, што ў ім будуць праводзіцца шматгадзінныя дыскусіі: партыя загадала — усе паднялі рукі і прагаласавалі «за». Акрамя гэтага, працы замінала вялікая плошча будынка. Прыходзілася шмат часу хадзіць паміж кабінетамі і заламі. Для штодзённай працы гэта нязручнае месца.

Собеседник отметил, что при XII созыве на работе была только одна электронная печатная машинка. Из-за ее дороговизны на большее количество и не рассчитывали. Была проблема и с ксероксами. Они находились в одном небольшом помещении на весь Дом правительства. В рабочих кабинетах их не было. Трусов уточнил, что в советские годы ксероксом вообще запрещалось пользоваться — это было привилегией чекистов.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY
Под куполом слева — Овальный зал.

Бывший главный редактор БЕЛТА, а ныне обозреватель радио «Свобода» Владимир Глод в свое время ходил в Дом правительства как на работу — регулярно освещал заседания Верховного совета. Работа продолжается и в созданной при Лукашенко Палате представителей. Он сразу столкнулся с проблемой туалетов. К сожалению, ситуация не изменилась до сих пор.

— За парадкам у будынку, канешне, сочаць добра. Але мяне здзіўляе, што дагэтуль там не зробяць нармальныя туалеты. У іх жа сесці немагчыма — толькі ў позе арла. Так, мы людзі прывыкшыя, але ж туды заходзяць і замежнікі, прадстаўнікі высокіх дэлегацый.

Але з часам штосьці мяняецца да лепшага. Для журналістаў, з тэхнічнага погляду, умовы працы сталі больш спрыяльнымі. Для дэпутатаў зрабілі новую сістэму галасавання. Хоць галоўны недахоп захаваўся — і раней, і зараз дэпутаты галасуюць за іншых, што забаронена. Але няма былога кантакту. Сённяшнія дэпутаты не вельмі ахвочыя размаўляць нават з дзяржаўнай прэсай. Можа, і хацелі б, але баяцца, што штосьці не тое скажуць.

Современная система голосования была установлена в Овальном зале в 2007 году.
Современная система голосования была установлена в Овальном зале в 2007 году.

Олег Трусов говорит, что большинство депутатов питалось на месте: в буфете или столовой.

— Першы працаваў пастаянна, а другі - толькі пэўныя гадзіны. Асартымент быў абмежаваны: тры комплексы на выбар. Кошт быў звычайны, ніякіх ільгот ці зніжак. Адзіная льгота, якую мы тады мелі, - бясплатны праезд у грамадскім транспарце. У межах Беларусі таксама можна было ездзіць бясплатна.

Глод вспомнил, что столовая занимала большую территорию — в ее правой части ели работники Верховного совета, а в левой — Совета министров.

— Цікава, што спіртное прадавалася толькі ў саўмінаўскай частцы. Для дэпутатаў ВС яго не было. Але ім нічога не замінала прайсці ў іншую частку і ўзяць якіх 100 грам каньяку ці гарэлкі. Чамусьці туды любіў хадзіць і Лукашэнка. Я не кажу, што ён любіў выпіць. Ніколі не бачыў яго на падпітку, у адрозненне ад таго ж Кебіча.

Собеседники с ностальгией вспоминают то время. Тогда проходил процесс становления демократии, и работа Верховного совета стала кардинально отличаться от времен БССР.

— Аднойчы я напісаў у газету «Правда» невялічкую зацемку, дзе было сказана, што журналіст перамог на выбарах сакратара ЦК КПБ, — вспомнил собеседник. — Гэта быў наш калега, Іван Гарасюк. Потым ён мне сказаў, што не верыў у перамогу, пакуль не прачытаў газету.

Глод отметил, что Верховный совет XII созыва был первым, который избирался гражданами страны. Депутатом мог стать каждый.

— У часы БССР усё было проста. Усе загадзя ведалі, што казаць і ў якім парадку. Ніякай ініцыятывы ці чагосьці нечаканага, — добавил он.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY

Ему вторит Трусов:

— Людзей, якія працавалі ў ВС, да нас было мала. Наша скліканне было першым у Беларусі, якое выбіраў народ, а не прызначала партыйнае кіраўніцтва. Амаль усе, хто працаваў у Доме ураду да нас, з трэскам правалілі выбары. Лічылі кожны голас. Канкурэнцыя была. На маё месца шэсць чалавек прэтэндавалі.

Трусов отметил, что демократизация шла из Москвы. Белорусские власти сопротивлялись, но они оказались в оппозиции к Горбачеву.

— Прама супраціўляцца яны не маглі, марудзілі. Масква загадала дэмакратызаваць. Нашы чыноўнікі, можа, былі гатовыя Гарбачова на кавалкі разарваць, але нічога ж не скажаш. Пры путчы большасць вырашыла схавацца ў бульбу і пераседзела, — добавил он.

Собеседник вспомнил, что во время его работы к нему на прием мог записаться любой желающий. Охрана на входе уточняла, действительно ли пришедшему назначена встреча, и пропускала внутрь. Без сопровождения.

— Дом урада быў адчынены для наведвальнікаў. Любы грамадзянін Беларусі мог запісацца на прыём. Калі прыйшла новая ўлада — гэта забаранілі. Зараз прыватнай асобе трапіць у гэты будынак амаль немагчыма, — отмечает Трусов и тут же вспоминает историю о том, как у него из кармана пиджака увели деньги.

— Я пакінуў працоўны кабінет незачыненым, а па вяртанні ўбачыў, што з кішэні майго пінжака скралі грошы. Аховы амаль не было, камер відэанагляду таксама. Але грошай было няшмат, я нават нікому не казаў, — вспомнил он.

Бывший депутат отметил, что этот случай с кражей — скорее исключение:

— Дэмакратыя сябе апраўдвала. Ніякіх канфліктаў ці непрыемных здарэнняў амаль не было. Пры тым што ахова была мінімальная. Міліцыянтаў было некалькі чалавек, толькі на ўваходзе. Акрамя іх працавала служба КДБ — чэкісты ў штацкім хадзілі, але і іх было няшмат, я ўсіх добра ведаў. З адным і па сённяшні дзень сябрую. Гэта былі культурныя і адукаваныя людзі. Зараз там у разы больш аховы.

После небольшой паузы Трусов все же вспомнил неприятный случай, который произошел в Овальном зале:

— Быў момант, калі адзін з дэпутатаў зрабіў заўвагу іншаму за яго нецвярозы стан, за што атрымаў па твары. Потым ён выбачаўся некалькі дзён. Гэта быў адзіны выпадак, які я бачыў, а быў я на ўсіх сесіях. Мацюкі было чуваць толькі зрэдку — у сценаграме ставілі кропкі.

Владимир Глод. Фото: svaboda.org
Владимир Глод. Фото: svaboda.org

Владимир Глод также помнит этот эпизод, но несколько иначе:

— Дэпутат Барыс Савіцкі, ужо нябожчык, любіў выпіць. За што меў мянушку Партвейнавіч — ад імя па бацьку Парфёнавіч. Аднойчы Лявон Баршчэўскі, калі даваў слова Савіцкаму, замест імя па бацьку выпадкова назваў яго мянушку. Той абразіўся і ўдарыў Баршчэўскага. Але Лявон выбачыўся — ён насамрэч не хацеў абразіць калегу, механічна вырвалася.

Собеседники сошлись во мнении, что таких конфликтов и неприятных ситуаций, какие часто происходят в российской Госдуме или украинской Верховной раде, белорусские избранники себе не позволяли.

— Мы дакладна адрознівалі сесіі і кулуары, — отметил Трусов. — Мы моцна спрачаліся ў Авальнай зале, а ў сталовай сядзелі за адным сталом і абмяркоўвалі надвор’е, жанчын і іншыя звычайныя тэмы. Я часта сядзеў побач з Лукашэнкам, хаця мог з ім спрачацца. Дэпутаты, нягледзячы на розныя погляды, паводзілі сябе культурна ў дачыненні адзін да другога. Нам пашанцавала, што ў парламент трапіла шмат высокаадукаваных людзей. Тыя ж камуністы мелі па дзве вышэйшыя адукацыі. Яны прайшлі партыйныя школы — а там вучылі быць культурнымі.

Пазняк часам прасіў схадзіць да камуністаў і абмеркаваць тое ці іншае пытанне. Па пэўных момантах мы галасавалі разам. Напрыклад, супраць прэзідэнцтва. Мы хацелі, каб наша краіна засталася парламенцкай. Ветэраны-камуністы былі супраць пасады прэзідэнта, бо былі выхаваныя, што гэта «буржуй і сволач». У іх галоўны чалавек — генсек партыі. Але слова яны трымалі. Калі сказалі, што падтрымаюць нас у пэўным галасаванні, - падтрымлівалі. Ніколі не падводзілі.

Калі б не было прэзідэнцтва — улада б мянялася кожныя 5 гадоў. Не магу сказаць, ці было б лепш. Але што было б па-іншаму — гэта дакладна. Любая дэмакратыя таксама небяспечная. Але яна лепш, чым дыктатура, бо яна хутчэй мяняе ўладу. Якая б дрэнная тая ні была — яна зменіцца праз 5 год.

Самое неприятное, что случалось с Трусовым в парламенте, — это избиение его и группы других депутатов, протестовавших против готовящегося референдума по приданию русскому языку статуса государственного и смены официальной символики страны.

— Я пацярпеў у 1995 годзе. Мяне збілі да паўсмерці ў самой Авальнай зале. Пабоі знятыя. Крымінальная справа не закрыта дагэтуль. Спадзяюся, што дажыву да суду над тымі бандытамі.

Долгое время депутаты Верховного совета приходили лишь на сессии. Олег Трусов также работал вне стен Дома правительства (а также здания нынешней Администрации президента, когда Верховный совет находился там). У руководителей комиссий, их заместителей, а также секретарей была постоянная работа в Верховном совете. Трусов имел высокую должность и мог перевезти свою трудовую книжку в Дом правительства. Но полноправным чиновником он стал не сразу. Его смущала зарплата. В реставрационном институте он получал вдвое больше, чем получал бы депутатом.

Ситуация снова ухудшилась в 1995 году.

— Нам перасталі плаціць заробкі. Дэпутаты, хто не разбегся, жылі цяжка, думалі як сем'і пракарміць. Свой кабінет я пакінуў у студзені 1996 года, калі скончыўся мой тэрмін. Пазней я падаў у суд і дамогся выплаты заробкаў, — сказал он.

Факты

Дом правительства был построен без применения башенных кранов.

Строительство здания началось в 1930 году.

Торжественное открытие было приурочено к празднику 7 ноября в 1933 году, но к тому моменту здание еще не было окончательно достроено.

Общая площадь — 41 653 квадратных метра, объем — около 240 000 кубометров.

Высота здания — 48,5 метра, высота флагштока — 16 м.

Количество кабинетов — около 1000, окон — 1770, дверей — около 4000.

Овальный зал вмещает примерно 400 мест. Их количество уменьшилось в связи с переездом верхней палаты парламента на ул. Красноармейскую.

Читайте также:

Дом правительства: люди, легенды, годы. 80 лет назад в Минске были открыты Дом правительства и памятник Ленину

Фото: Сергей Балай, TUT.BY

Galleria Minsk — новый современный многофункциональный торгово-развлекательный центр, откроется в Минске в 2016 году. Galleria Minsk располагается в самом центре исторической и культурной части Минска, на одной из главных магистралей города — проспекте Победителей, в непосредственной близости от ст. метро «Немига» и «Фрунзенская» и остановок наземного общественного транспорта.

0063042