1. Их фура — их дом на колесах: как работает семья дальнобойщиков из Пинска, где жена — королева красоты
  2. США возобновляют санкции против «Белнефтехима» и еще 8 белорусских госпредприятий
  3. «Все оказались в выигрыше». Эксперты — о «предотвращении переворота» в Беларуси и роли России в этом
  4. «Он не тот человек, который привык жаловаться». Девушка Эдуарда Бабарико — о его 10 месяцах в СИЗО
  5. Что происходит с ИП, которым хотят поднять налоги и взносы: теряют рынок, падает товарооборот
  6. «Путин сделал предложение, от которого нельзя отказаться». Эксперты — об отношении Кремля к «заговору»
  7. «Подобных дел в истории суверенной Беларуси не было». В КГБ сообщили подробности по «делу о госперевороте»
  8. Почему все говорят про футбольную Суперлигу? Рассказываем о скандальном проекте
  9. «На фуфайке фамилия выбита другим цветом». Родные осужденных по политическим статьям о том, как те отбывают наказание
  10. Громкие «преступления», которые якобы готовились в Беларуси из-за политики: до и после выборов 2020 года
  11. Тест не для слабонервных. Какой герой «Игры престолов» так умер?
  12. Перестал выходить на связь бывший следователь СК Евгений Юшкевич. Он в СИЗО КГБ
  13. Рабочая неделя будет теплой, зато на выходных выпадет снег
  14. Песков: Путин и Байден обсуждали информацию о готовившемся покушении на Лукашенко
  15. Поставил лайк — получи срок. Как в России и Казахстане сажают за экстремизм (у нас могут повторить)
  16. «Банк умыл руки». Помните историю с изъятием ценностей из ячеек Белгазпромбанка? Спросили, вернули ли их
  17. Нацбанк ожидает ускорения инфляции во втором квартале
  18. Сколько получает, где хранит и как тратит. Как работает Фонд соцзащиты, из которого платят пенсии
  19. «Уже не рецессия, но еще и не рост». Эксперты — о настроении бизнеса и его влиянии на экономику
  20. Магазины «Домашний» приказали долго жить
  21. С 20 апреля снова дорожает автомобильное топливо
  22. Узнали, что открывается на местах, где были магазины Bigzz
  23. «Осознание, что это действия не совсем законные, появилось позже». Замов Бабарико допрашивают в суде
  24. Врач — о тревожных симптомах, которые касаются зубов мудрости
  25. Биолог рассказал, как сделать рассаду крепкой. Нужно выполнить всего пять простых пунктов
  26. «Они не знают, наступит ли завтра». Белорусский фотограф показал жизнь бездомных котов без прикрас
  27. Как сейчас выглядит ТРЦ Minsk City Mall, который строится в районе вокзала
  28. В Браславе в костеле обвенчалась пара — жениху и невесте по 91 году
  29. В Бресте суд решил ликвидировать «Польскую школу»
  30. От выстрелов под Лиозно до погреба в Гомельской области. Как «покушались» на Лукашенко


Катерина Богданова, Светлана Яценюк,

«Извините, но на сегодня мест нет!» — такой ответ слышат десятки родителей, которые не смогли определить своего ребенка в детский сад по месту жительства. В отдельных случаях это имеет драматический подтекст, потому что маме грозит потерей места на работе, семье — дополнительного дохода. Но ситуация объективно такова, что только в Московском районе Бреста 2600 детей в возрасте 2−3 лет могут не получить свое место в детском саду.

Собственно, что же делать родителям, каковы альтернативы классическому дошкольному образованию и что делать бизнесу в этой сфере, обсуждалось в стенах «Вечерки». В дискуссии приняли участие начальник отдела образования, спорта и туризма администрации Московского района г. Бреста Юрий Просмыцкий, учредитель ЧУП по оказанию услуг «Диарсад» Таисия Максимович и директор творческого центра для детей и взрослых ООО «Мал МАЛА меньше» Марина Лаппо.

Первый вопрос хотелось бы задать Юрию Николаевичу. Обрисуйте, пожалуйста, ситуацию с детскими садами в Московском районе. В каких микрорайонах она самая напряженная?

Юрий Просмыцкий: Несмотря на предпринимаемые меры, у нас по-прежнему дефицит мест в дошкольных учреждениях. Это так называемые заречные районы («Вулька», «Южный», «Ковалево») и микрорайон «Восток-6». На 2016 год запланировано завершить строительство школы-сада в микрорайоне «Южный», но в любом случае ввод этого объекта лишь частично снимет проблему. Но есть и позитивные изменения. Благодаря активной позиции администрации района нам удалось добиться того, что в этом году не на словах, а уже на деле у нас создан прецедент, когда мы активно вовлекаем частный бизнес в сферу дошкольного образования. Мы надеемся, что к 1 сентября в Бресте откроются группы частного детского сада по относительно приемлемой цене.

Не хочу строить далеко идущие планы, но то, что мы перешли в плоскость практических действий, не может не радовать. Совместно с нашим партнером разработан алгоритм пошаговых действий, обеспечена нормативная база, программа и обозначены два места, где будут реализовываться эти пилотные проекты — по частным детскому саду и начальной школе. Планируется открыть несколько дошкольных групп по адресу Ленинградская, 37. Конечно, мы прекрасно понимаем, что в бизнесе не бывает альтруистов. Поэтому дальнейшая судьба этого проекта зависит только от того, будет ли прибыль. Но в то же время позиция администрации района такова, что мы всегда готовы подставить плечо в рамках существующего законодательства. И здесь задействованы все ресурсы: начиная от главы района и заканчивая всеми заинтересованными отделами.

То есть для Бреста, можно сказать, создан прецедент?

Ю.П.: В том формате, в котором он существует сегодня, да. Проблема в том, что у нас отсутствует полноценная нормативно-правовая база, которая позволила бы бизнесу на равных включиться в этот процесс. Мы уже вносим свои предложения по изменению отдельных положений в законодательстве. Однако данную проблему невозможно решить с «наскока». Это системный и планомерный процесс, обусловленный многими факторами. Мы знаем, что в Бресте существует нехватка мест в детских садах, но в других-то регионах не могут укомплектовать группу. Поэтому все надо решать так, чтобы те районы, где много свободных мест, тоже не пострадали. Кроме того, для нас на данный момент важный вопрос — это пребывание в саду детей, достигших шестилетнего возраста. Сегодня они могут остаться на повторный курс по желанию родителей.

Вы против этого?

Ю.П.: Да. Возникает вопрос — для чего это нужно. Ведь, если нет медицинских показаний, это смахивает на социальное иждивенчество.

Но одно дело, когда ребенок родился в ноябре, и совсем другое, если он празднует день рождения летом…

Ю.П.: Сегодня нет требований к готовности ребенка пойти в первый класс. За исключением состояния здоровья. Если раньше существовала система: детский сад, «нулевка», первый класс, то сейчас первый класс — та же нулевка. Это безотметочное обучение, игровая форма образовательного процесса, продленка, льготное питание. Конечно, в детском саду родителям более удобно и выгодно в экономическом плане.

У нас в Московском районе все дети старше трех лет пойдут в детский сад?

Ю.П.: По месту жительства такой гарантии, к сожалению, нет. Но как минимум есть три детских сада, которые не очень востребованы. И тем родителям, которые не смогут получить место по микрорайону проживания, будет предложено посещать один из них. В этом случае родители могут и не согласиться с предлагаемым вариантом. Вероятность попасть в «нужный» детский садик определяется тем, в какой период родители встали на учет. В сентябре — повезло, в мае — уже не очень.

Таисия Максимович: А дети из Московского района могут стоять на учете в Ленинском?

Ю.П.: Любой гражданин имеет право встать на учет в любом районе. И ему не имеют права отказать, а он не обязан аргументировать свое решение.

И может стоять в двух местах?

Ю.П.: …И более. Сегодня у нас принцип комплектования групп — очередность.

Вопрос к новичкам нашей беседы — центру «Мал МАЛА». У вас есть группа краткосрочного пребывания детей. Насколько эта услуга востребована?

Марина Лаппо: Изначально мы хотели сделать разновозрастную группу так, чтобы дети могли находиться у нас какое-то время, пока родители работают. Но до конца, к сожалению, нам эту идею осуществить не удалось. Мы не нашли четкой документации, которой можно было бы руководствоваться. Обращались в инстанции, и в каждой нам давали список рекомендаций. Но они таковы, что мы их просто не можем выполнить в полном объеме. Поэтому на сегодняшний день у нас возможно пребывание детей до трех часов в день.

Что это за рекомендации?

М.Л.: В частности, установить сантехнику на «детском» уровне. Мы арендуем помещение, и арендодатель предъявляет свои условия. Конечно, поставили для детей ступеньку к умывальнику, у нас есть комплект подписанных индивидуальных горшков, но всего этого недостаточно, чтобы ребенок мог находиться у нас четыре часа и больше.

Когда к вам ребенок приходит просто на занятия, то все нормально?

М.Л.: Да, здесь все нормально. Но если ребенок приходит больше чем на три часа, то уже нет. Тем не менее у нас сформировалась небольшая группа из 5−6 человек. Мы называем ее досмотром, хотя у нас есть программа, рассчитанная на общее развитие, и начиная с сентября с детьми будут заниматься музыкой, английским языком, ритмикой.

Ю.П.: Вы находитесь в Ленинском районе? А в Московский не пробовали обращаться?

М.Л.: Нет, но если это не противоречит законодательству, то почему бы и нет?

Ю.П.: Сегодня у нас не стоит задача создать какое-то универсальное учреждение, которое обязательно называлось бы детским садом. Наша задача — предложить родителям взять на себя, при наличии желания и возможности, часть финансовых забот по организации пребывания ребенка, будь то в режиме целого дня или 2−5 часов. Это в том случае, когда родитель в состоянии заплатить и на полставки выйти на работу или пойти учиться. Потому что помимо просто присмотра ребенок должен получать навыки пребывания в социуме. И ваша группа отлично справляется с этой задачей.

М.Л.: Только три часа — это не очень удобно родителю. Мама успевает сходить в магазин и прибрать в квартире. О том, чтобы выйти на работу, речи, конечно же, не идет. Нас выбирают те, кто может позволить себе няню. Но они хотят, чтобы их ребенок был в социуме.

Почему же три часа?

Т.М.: Возможно, это связано с тем, что группа разновозрастная.

Таисия Васильевна, расскажите тогда о своем проекте, который планируется запустить осенью.

Т.М.: Мы очень надеемся, что с 1 сентября у нас начнет работать обычная группа детского сада. От детского садика, который работает у нас в Задворцах, она будет отличаться лишь количеством детей — их будет больше. Принципы работы Монтессори мы попытаемся максимально сохранить. Но здесь в каждой группе, а у нас есть возможность открыть пять групп, будет около 15 детей, поэтому стоимость пребывания одного ребенка формируется гораздо ниже. Мы планируем, что это будет около 3,7 млн рублей в месяц.

Затраты можно было бы снизить, если бы мы платили коммунальные услуги по тарифам для населения. Я написала много писем в республиканские структуры по этому вопросу, но мне ответили, что для коммерческой структуры никаких скидок не предусмотрено.

Ю.П.: Дело в том, что в этом случае тариф формируется для каждого конкретного вида деятельности. Мы просим об исключении, но пока добиться каких-то решений не удается.

М.Л.: Таисия Васильевна, а вы сами искали помещение?

Т.М.: Да.

Ю.П.: Ожидать, что кто-то за вас сделает вашу работу неправильно. Но мы можем оказать поддержку. Социальное напряжение по дошкольному образованию есть. И если вы снимете его хотя бы на долю процента, мы готовы оказать поддержку. Конечно, сегодня не та экономическая ситуация, что была еще год назад. И будет непросто. Но если все получится, то это даст повод другим задуматься о том, что бизнес в сфере образования возможен.

М.Л.: Я знаю, что в России сейчас детские сады можно организовать в квартирах, домах. И условия для такого бизнеса упростили до минимума. У нас же если ты создаешь детский сад на своей площади — это одно. Но если хочешь взять в аренду — это просто неподъемный груз.

Т.М.: Я бы не сказала, что есть какая-то существенная разница между своим помещением и арендным. Все зависит от арендодателя. Есть те, которые дают вам возможность это обустроить, а есть и те, которые это пресекают.

М.Л.: Поясню. Мы открылись на Новый год, в январе. Прошло девять месяцев. Арендная плата, как и везде в городе, установлена в долларах или в евро. То есть на сегодняшний день в рублях мы платим на 60% больше, чем планировалось в январе. Цены на наши услуги мы не можем повышать вслед за курсом. Дети на наших занятиях используют материалы, за которые родители не платят дополнительно, а цены на них также растут. И теперь новый учебный год мы начинаем уже не с таким оптимистичным настроением…

Ю.П.: Очевидная истина: развитие частного сегмента в системе образования зависит от многих факторов. Сегодня образование — школьное, дошкольное — дотируется государством. По сути дела, для гражданина оно на 80%, если не больше, бесплатно. Когда вы вступите в конкурентную борьбу с нами, родитель, зная, что он имеет возможность отправить ребенка в детский сад максимум за 650 тысяч рублей в месяц, никогда не достанет из кармана 3,5 миллиона рублей. Он будет обращаться к нам, чтобы мы ему предоставили эту дешевую возможность. А для того, чтобы в одной системе поставить в равные конкурентные условия государственную и частную форму собственности, нужно создать одинаковую среду. За ребенком должны пойти деньги. То есть если вы назвались детским садом, к вам пришел ребенок, вы соответствуете требованиям — туда должна прийти государственная дотация. Сегодня такого государственного механизма не существует. Его нужно создать, но это работа не одного дня.

С другой стороны, государственная система образования поставлена в более жесткие рамки. Вы в этом плане более мобильны, более свободны в выборе форм и методов. Можете опираться не на ту норму, которая прописана, а на потребность. То есть если сегодня есть спрос на хореографию — увеличили этот сегмент.

М.Л.: Мы об этом не говорим. Просто мне кажется, что к нам с нашей идеей должно быть немного другое отношение, нежели к фирме, которая занята в сфере торговли, например. По крайней мере хотелось бы.

Таисия Васильевна, учебные помещения для тех пяти групп, что вы планируете открыть на «Востоке» — это одно. А где дети будут гулять, как будете организовывать питание?

Т.М.: В решении этих вопросов нам очень помогли в администрации Московского района города Бреста. Питание будем поставлять с пищеблока расположенной рядом школы. Прогулочная площадка тоже будет находиться на территории школы, где мы поставим свои игровые комплексы.

Сейчас в других странах возможна такая форма присмотра за детьми, как подобие детского сада на дому. То есть мама, у которой есть свой ребенок, может устроиться в отдел образования, взять еще пару соседских детишек и у себя дома их досматривать. У нас это существует?

Ю.П.: Сегодня рассматривается такой вариант, как малокомплектные детские сады на дому. Здесь два варианта. Либо заниматься индивидуальным предпринимательством, платить все налоги и приглашать к себе детей с перерывом на обед. Либо устраиваться на работу в отдел образования, тогда мы выплачиваем педагогу зарплату.

Еще одна инициатива, прозвучавшая как-то «сверху»: отчислять тех детей, которые не посещают детский сад, не имея на то веских причин. Что вы об этом думаете?

Ю.П.: У некоторых родителей есть возможность оставлять ребенка дома, даже если он оформлен в детский сад. Дошкольное учреждение малыш посещает нерегулярно. А сегодня это не только место, которого ждет человек, стоящий следом в очереди, но расход бюджетных денег. Если ребенок не приходит в детский сад, то все расходы по оплате коммунальных платежей, заработной плате и так далее все равно сохраняются. И сейчас мы ищем механизмы, как стимулировать таких родителей либо водить ребенка в детский сад, либо освободить место для другого. А есть и другая категория родителей, которые могли бы помочь финансово организовать хозрасчетные группы. Но для этого нет полноценной нормативной базы.

В Минске, насколько нам известно, есть хозрасчетные группы.

Ю.П.: Их стоимость варьируется в пределах затрат на содержание ребенка в конкретном детском саду. Но у нас родители оплачивают только затраты на организацию питания.

Таисия Васильевна, вы уже объявили набор в свои группы?

Т.М.: Да. Запись идет, но не так интенсивно, как хотелось бы. Существует проблема в подвозе детей из дальних микрорайонов города. Идеальный вариант, если бы был разработан городской маршрут, который бы курсировал до детского сада утром и вечером.

То есть с той же «Вульки» люди не приходят из-за транспорта?

Т.М.: Во всяком случае с «Вульки» записан только один человек.

Может, нам стоит задуматься о модульной системе организации детских садов, которая сейчас довольно популярна в Европе? Когда детский сад собирается на готовых инженерных сетях буквально за несколько недель, а потом в случае необходимости переносится на новое место.

Ю.П.: Вопрос в том, что стоимость одного метра квадратного не намного ниже, чем при капитальном строительстве. Прелесть модульных систем в том, что они монтируются за два месяца и демонтируются за неделю. И их можно привязать к чему угодно: к школе, к существующему детскому саду. Но цена и отсутствие сертификата на сами сэндвич-панели сдерживают развитие модульных систем. Но как вариант довольно неплох. Строительство в стране дошкольных учреждений не совсем оправданно в той форме, в которой оно существует сейчас. Потому что потребность в дошкольном учреждении в конкретном микрорайоне города меняется. Через несколько лет возникает необходимость в школе, в социальном объекте для пенсионеров, людей с ограниченными возможностями… И именно в таких случаях модульные системы находят отличное применение.

-35%
-10%
-10%
-40%
-51%
-5%
-30%
-12%
-25%
-20%
0073023