/

70 лет назад, во второй половине августа 1945 года, секретарь ЦК КП (б)Б по пропаганде и агитации Тимофей Горбунов совершил поездку по северным районам БССР. В его отчете содержались колоритные подробности о послевоенной деревне, быте и нравах местных руководителей.

«На жнивье». Художник Владимир Жданов. (Из отчета Горбунова: «Сжатый хлеб стоит на полях в копнах и бабках».)

Довоенный собкор «Правды» и редактор «Звязды» Тимофей Горбунов профессионально владел пером. В то же время высокое положение секретаря и члена Бюро ЦК КП (б)Б не обязывало его лично добывать и систематизировать данные для политико-экономических отчетов.

Тимофей Горбунов.

Поэтому аналитической конкретикой занимались рядовые инструкторы из цековского аппарата. Высокий же мыслитель Горбунов мог позволить себе образно-широкие очерковые картины, а временами — фельетонные этюды.

Именно так, со скорбно-лирическими интонациями некрасовской «Несжатой полосы», Тимофей Сазонович начал записку на имя Пономаренко о ходе уборки урожая и положении в районах Молодечненской области и Видзовском районе Полоцкой области:

«Озимые убраны, но на отдельных хуторах имеются еще не сжатые лоскутки ржи…»

Далее он не перегружал текст терминами вроде «мелкоконтурность угодий» и «бонитеты почв». Но зато в целом возвысился до уровня обличительной деревенской публицистики Глеба Успенского. Деяния местного начальства описаны у Тимофея Горбунова так:

«Проводили совещания, посылались уполномоченные в районы. Но дальше помещений сельсоветов никто не ходил. Очевидно, боялись в дождливое время мужику сказать, что надо принимать меры к вывозке обмолота…

В списках кулацко-зажиточных хозяйств значится и хозяйство, имеющее 6 га земли. Занесли его только по такому признаку, что применяло наемную силу, на несколько дней нанимали жней…

Секретарь Видзовского райкома КП (б)Б тов. Шибинский заявил, что Полоцкий обком КП (б)Б снял его и председателя райисполкома с работы. Все указания обком шлет на имя второго секретаря райкома, который идет к снятому первому секретарю и вместе действуют. Тов. Жилянин (по заявлению т. Шибинского) позвонил ему и сказал:

— Хотя мы тебя сняли, но ты выполни план хлебозаготовок…»

Товарищ Горбунов осознавал, что здешнему люду бессмысленно адресовать плакатные призывы «Ударную уборку — большевистскому урожаю».

Конечно, было обидно, что молодечненский край не давал фактуры для создания живописного полотна по типу «На полевом стане» уроженца Минщины художника Ивана Гринюка.

В единоличных хозяйствах Молодечненской области пока еще не понимали «ударничества» и сроки уборки зерновых согласовывали с погодой, а не с сельхозотделами райкомов. «Крестьяне выжидали и еще выжидают, когда перестанет дождь. В большинстве районов области имеется у крестьян достаточно запасов прошлогоднего хлеба. Этим можно и объяснить, почему не принимались меры к вывозке хлеба с полей», — писал гость из Минска.

Молодечненская область на послевоенной карте.

Горбунов, который за время своей московской эвакуации был награжден орденами Ленина и Красного Знамени («участвовал в организации партизанского движения»), нашел способ упомянуть в критическом контексте реально работавшего во вражеском тылу Ивана Фроловича Климова — теперешнего «легального» секретаря обкома:

«Насколько еще неконкретно занимались вопросами заготовок, приведем такие факты. Секретарь Островецкого райкома КП(б)Б тов. Матюшев дал нам список кулацко-зажиточных хозяйств, среди них значится Крюковская Пелагея, у которой пашни 113 га и сенокоса 7 га. Вместе со мной на этот хутор выехали секретарь обкома т. Климов и начальник РО НКВД. Оказалось, что эта Крюковская уехала в Польшу. Землю ее поделили батраки и бедняки, по 5−6 га на хозяйство. Им еще не начислили хлебопоставки, а они очень хотят, чтобы им начислили, так как под этим они подразумевают окончательное закрепление полученной земли за ними».

Иван Климов

Очевидно со слов сопровождавших его чекистов и милиционеров, минский гость поведал о севере Молодечненской области нечто угрожающе-невнятное:

«Секретарь Ошмянского райкома тов. Тубелис после того, как ЦК КП(б) Белоруссии слушал его отчет, значительно улучшил работу. Но по-прежнему плохо еще сплачивает актив, мало работает с местной интеллигенцией. А работа среди польской части населения просто игнорируется. В Польшу выехало из района 770 семейств польского населения. Про тов. Тубелиса говорят, что он не скажет полякам ни одного ласкового слова. Учителя не получают своевременно зарплату, за целый год не заплатили во всем районе плату за помещения, арендованные у крестьян под школы. Ошмянский район является специфическим. Немецкие оккупанты в свое время отвели его «для формирования польских войск». В течение трех лет здесь не облагалось население налогами. Поляки говорили: «Ошмяны — база на черный день»…

Но зато образцово-предметно бывший редактор «Звязды» писал на уровне сиюминутной газетной критики:

«В Ошмянах на дрожжевом заводе давно лежит 10 тонн дрожжей. Наркомат пищевой промышленности не дает на дрожжи нарядов. Завод перестал работать.

На складах конторы «Заготскот» лежит 8000 штук кож крупного [рогатого] скота. Никто кож не забирает. Местный же кожзавод бездействует из-за отсутствия сырья.

В Ошмянах лежит 3 тонны овечьей шерсти заготовок прошлого года. Шерсть может испортиться, если не принять срочных мер. В этом повинны некоторые республиканские организации, не принявшие до сих пор мер для нормальной работы своих предприятий.

В Поставах имеют место факты, когда готовую продукцию «некуда сбывать». Смолокуренная артель выработала 8 тонн скипидара, никто его не забирает. Рабочим артели за 10 месяцев не платили зарплаты. Члены артели сейчас вырабатывают только колесную мазь, которую сбывают населению. В Поставы население привозит и приносит большое количество разных грибов и ягод (брусника). Не хватает тары, нужной для засолки, мочения и маринада».

Но вообще чувствуется, что Поставы приглянулись Тимофею Сазоновичу, и он расширил свое повествование. Писал о том, что население («сейчас около 20 тысяч человек») снабжается хлебом, получает соль, спички, керосин, мыло. В военном городке разместилась Орловская дивизия, которой командует генерал-майор Михалицын. Командование дало району 235 хороших лошадей. (Отчего же не дать, если дивизия готовилась к расформированию в ближайшие месяцы!) Все районные организации теперь имеют лошадей и даже начинают торговать ими.

«Для одного района это много, — посетовал Горбунов. — Тем более что в Мяделе, например, ни одна районная организация не имеет никакого транспорта. Генерал Михалицын обещал дать 10−15 лошадей мядельским организациям».

И как завершающий штрих: «Партийно-советский актив, учителя в Поставском районе обеспечиваются удовлетворительно».

В современных Поставах. Фотогалерея «Малюнкі роднай Пастаўшчыны». Источник: postawy.by

А следом Тимофей Сазонович в служебной записке на имя республиканского лидера Пономаренко выдал для контраста совершенно фельетонный пассаж:

«Мядель. В этом же районе очень тяжелое положение с обеспечением актива. Жена первого секретаря т. Пехотина так и говорит в глаза своему мужу: «Видно, мой муж плохой руководитель, сам голодает и других морит голодом, переезжала из Горького, привезла пшеничной муки, блины печем, а дальше что будет, не знаю… Муж не думает. Рыбы полны озера, видно, она начнет выходить с берегов и кушать районное начальство».

В салоне легкового автомобиля, которым путешествовал член Бюро ЦК КП(б)Б товарищ Горбунов, много говорили о погоде. Это нашло отражение в фенологических заметках: «Беспрерывные дожди создали серьезную угрозу потери большого количества урожая. Реки и озера вышли из берегов. Разлив настолько велик, что водой затоплены все луга и все низменные поля, леса. Видзы: этот район почти весь залит водой, мосты через реки сорваны. Озера вышли из берегов. Залиты поля со сжатым хлебом…»

Совершенно очевидно, что вода залила и укрытия разного рода нелегалов, отчего те вынужденно объявились в населенных пунктах. Впрочем, Горбунов не связал эти факты, а просто написал на другой странице, что «за последнее время повсеместно являются из лесов дезертиры».

Грамотная охрана маршрута следования обеспечила главное: автомобиль члена Бюро ЦК не получил в борт автоматную очередь. Похоже, что данный факт побудил Тимофея Сазоновича сделать оптимистичный вывод:

«Если год назад в Молодечненской области орудовали разные банды, то сейчас проявление бандитизма редкое явление, и эти явления были бы ликвидированы, если бы была везде надлежащая бдительность. Так, например, в Мяделе на рыбозаводе охрана отсутствовала, пришли грабители, увезли соль, копченую рыбу и захватили 6 винтовок, которые тут же лежали. 17 августа бандиты ночью забрались в помещение Куцовичского [Оцковичского] сельсовета Поставского района и унесли все документы. Опять же, это случилось потому, что не было никакой охраны сельсовета. Участковый милиционер в сельсовете бывает мало…»

Тимофей Горбунов (справа в шляпе) спускается с трибуны после окончания партизанского парада в Минске. 1944 г.

Однако иное мнение об опасности антисоветского вооруженного сопротивления было в то время у представителей силовых ведомств…

(Продолжение следует.)

Источники документов и фотоснимков:

Национальный архив Республики Беларусь

Белорусский государственный архив кинофотофонодокументов (БГАКФФД)

Белорусские хроники 1945-го. Все выпуски проекта

{banner_819}{banner_825}
-20%
-30%
-20%
-20%
-10%
-45%
-20%
-30%
-35%